Глава Восьмая

— Жорж, мы тебя устали ждать. Пошли на пляж.

Продюсер улыбнулся и ответил:

— Лапулечки, подождите еще немного. Идите пока без меня, я подойду буквально через десять минут.

«С женщинами у этого человека проще, чем с самим собой. Чтобы не проколоться они у него все «лапулечки». Молодец мужик! Дешево, но красиво. И никаких проблем по жизни. Зачем  чужими именами голову забивать, тут бы свои запомнить: Игорь, Жора, Гоша, Жорж… Я уже запутался, как вас называть, господин продюсер?», — подумал Алекс.

У продюсера опять зазвонил телефон, он, посмотрев на входящий номер, очень бодро и важно ответил:

— Здравствуйте, это Георгий.

Звонивший человек, видимо, проявил какие-то сомнения в том, что позвонил тому, кому хотел. «Наверно тоже в именах запутался», — ехидно заметил про себя Смоллетт.

Наблюдая за своим соседом по столику, Алекс подумал, что это уже действительно становилось интересным. Перед ним сидел не человек, а ходячая монография по психоанализу под названием «Имя определяет сознание»: для жены – Гоша, для подружек – Жорж, для друзей – Жора, для дружеского партнерства – Игорь, для деловых переговоров – Георгий. Соответственно имени менялся тон, формат и лексикон этого человека.

Пока продюсер доказывал по телефону, что он именно тот Георгий и что  через неделю он приедет в Москву на переговоры и хочет, чтобы все документы были готовы вовремя, Алекс допил кофе и мечтал избавиться от своего многоликого собеседника.

Наконец продюсер закончил свои телефонные переговоры и, обратившись наконец-то к Алексу, сказал:

— Извините, я очень занятой человек. Но вы мне очень понравились, надеюсь, что в ближайшие дни мы с вами обязательно еще посидим, обговорим возможные пути сотрудничества и выпьем за их успешное воплощение в жизнь. Кстати, вот моя визитная карточка, там все мои телефоны.

Глядя вслед уходящему перспективному продюсеру, Алекс Смоллетт думал, что это самые успешные переговоры, которые он провел в своей жизни, просто высший пилотаж переговорной техники. Алекс умудрился не сказать ни одного слова, однако, его собеседник ушел весьма довольный собой и уверенный в дальнейшем сотрудничестве.

Посмотрев на оставленную на столике визитку, Смоллетт вдруг весело вспомнил, что даже не представился этому великому продюсеру современности. Но чужие имена, как уже понял Алекс, не очень интересовали этого человека, так как со своими был явный перебор.

Алекс, конечно, искал в отеле странных людей, чье поведение было не похоже на других, но странных не до такой степени. Продюсер не подходил ни на роль курьера, ни на роль игрока. Он, безусловно, играл, но исключительно в свои игры.