Глава Восьмая

Бар закрылся, и Алекс переместился в холл первого этажа, ему было абсолютно нечем заняться и, в ожидании «чуда», он уже более получаса развлекал болгарских девушек на ресепшене. Рабочий день у них был практически закончен, старшие менеджеры уехали домой и, обычно строгие,  девушки позволили себе расслабиться и немного поболтать с богатым красавчиком, про которого некоторые дамы, отдыхающие в отеле, уже наводили на ресепшене справки. Алекс развлекал их разговорами на смеси итальянского и французского языков, причем говорил он на этих двух языках только комплименты, от чего милым девушкам было очень приятно, и они даже угостили обаятельного собеседника чашечкой очень неплохого кофе.

Когда Алекс уже начал беспокоиться, что он что-то не так просчитал, в холле гостиницы появился долгожданный молодой человек. Алекс, извинившись перед девушками, достал из кармана куртки пачку сигарет и вышел вслед за молодым человеком. На улице Алекс попросил у него зажигалку, но пока Смоллетт прикуривал,  молодой человек, который о чем-то очень сосредоточенно думал, уже ушел по дорожке.  Зажигалка так и осталась у Алекса.

«Ну что же, будет повод еще раз встретиться», — констатировал Алекс, убрал зажигалку в карман и,  не спеша, пошел следом за молодым человеком, который в это время уже заворачивал за угол отеля.

Вдруг Алекс услышал звук, похожий на звук удара, а затем достаточно явно последовал легкий стон. Смоллетт прибавил шагу и тоже завернул за угол. Однако следующий удар он не только услышал, но и ощутил, чей-то железный кулак врезался Алексу прямо в челюсть, но в отличие от молодого человека, который сразу же после встречи с железным кулаком потерял сознание, Смоллетта эта ситуация только взбодрила. Увернувшись от следующей атаки непонятного противника, Алекс нанес ответный удар. Бил он пока вслепую, пытаясь в темноте сориентироваться в ситуации. Его противник был огромным темнокожим парнем, тело которого состояло из сплошной мышечной массы, поэтому все удары этот качок принимал на себя играючи, и они только злили его.

Из темноты раздался голос:

— Улоф, что ты там возишься с ним? Выруби его. Возьмем с собой в море и там утопим. Никто его не найдет.

Темнокожий противник Алекса со странным для него шведским именем Улоф только промычал что-то в ответ. Видимо интеллект у этих ста килограммов мышц был на уровне австралопитека, и в команде ему была отведена роль боевой машины.

«Откровенные ребята», — подумал Смоллетт. Дрался он уже серьезно, нанося противнику удары в самые уязвимые места. Алекс понимал, что бежать в сторону отеля он никак не может, ни полиции, ни администрации  здесь сейчас не место, но с другой стороны он был уверен, что его противник не отступит.