Глава Девятая

— Он знал, что я буду в белой косынке с ребенком на руках. Но на всякий случай у воинов клана есть отличительный знак – ящерица на руке. Ящерица – символ нашего клана.

Тут Смоллетт уже не выдержал, он просто захохотал, и даже боль в плече не могла остановить этот смех. С таким творческим подходом к транспортировке ворованных ценностей он сталкивался впервые.

«Вот уж ребята повеселились, придумывая весь этот бред, замешанный на голливудской фантастике. Но они видимо неплохие психологи. Мозги промывать они умеют. Она даже не понимает, что на самом деле делает и похоже, что не только она. Умельцам удалось выудить в Интернете еще четырех идиотов, которые разыграли весь этот сценарий спасения Земли. Никакие спецслужбы не смогли бы все это просчитать. Если бы кто-то не сдал официанта, следы алмаза были бы потеряны очень надолго, а может быть и навсегда», — об этом думал Алекс, глядя на девушку, сидящую в его номере и аппетитно поедающую его шоколад, и совершенно не понимал, что же с ней делать.

Алексу было ее очень жалко, слишком жестоко ее разыграли. Алмаза у нее не было, в этом он был уверен точно. Подумав, он решил просто сказать ей правду, а уж что делать с этой правдой, пусть решает сама.

— К сожалению, Катя, я должен тебя сильно разочаровать. Тот прозрачный камень, который ты должна была отвезти в Родопы, не имеет никакого отношения к спасению мира. Я знаю абсолютно точно, что тебе должны были передать алмаз, украденный примерно неделю назад у одного очень богатого человека. И он не пожалеет никаких сил и средств, чтобы вернуть его. Если он узнает про тебя, то тебе не помогут ни ваши воины, ни ваш клан. Тебя просто убьют, а перед этим будут жестоко пытать. Алмаз ведь пропал. Поэтому если ты хочешь жить, ты завтра же утром уезжаешь из отеля и первым возможным рейсом вылетаешь обратно в Россию. Возвращаешься в свою библиотеку и никому ничего не рассказываешь. А я даю тебе слово, что навсегда забуду о тебе и о том, что ты мне сейчас рассказала. Тебя жестоко обманули и мне тебя очень жаль.

Девушка, молча, выслушала все, что говорил Смоллетт. Алекс понимал, что он рискует. Как поведет себя человек с явно неустойчивой психикой, когда рушится тот мир, который он себе создал, предсказать не возможно. Такую информацию надо выдавать постепенно, но Алекс решился на сеанс шоковой терапии, так как времени у него не было, девушку срочно надо было убирать из отеля и заканчивать эти игры идиотов, которые, сами того не понимая, уже играли собственными жизнями. Через несколько минут девушка спокойно заговорила:

— Я ведь даже не знаю, как вас зовут.

— Это не имеет значения. Мы с тобой не знаем друг друга, потому что никогда не встречались.

— У вас глаза зеленые. Наверно поэтому я вам почему-то верю. Хотя со всем этим мне будет трудно жить.

— У меня есть последний вопрос. Кто еще знал о твоей цели приезда в этот отель? Ты кому-нибудь сообщила, что передача контейнера с камнем не состоялась?