Глава Девятая

— Что, все так плохо? – спросил Алекс, который видел себя  в зеркале только в полутемном коридоре номера.

— Вид, конечно, у вас неважный, — вздохнув, сказала Марина. – Но вашу красоту не испортишь ничем.

Алекс не мог понять, когда эта женщина шутит, а когда говорит серьезно. Но интересно было то, что произносила она свои четкие по форме, но абсолютно двусмысленные по содержанию фразы так, что с ней было очень легко разговаривать. На нее просто не возможно было обижаться.

Марина поставила на тумбочку около стола Алекса стакан с соком и тарелку с несколькими бутербродами, которые сделала для него, пока они разговаривали.

— Съешьте это сначала, — сказала Марина.

Алекс ел и, улыбаясь про себя, слушал ее указания.

—  Вам надо принять прохладный душ и переодеться. Сегодня был очень жаркий день. Потом мы с вами немного полечим ваши раны и ссадины. А затем будет ужин.

И как он мог, дурак, подумать, что ей не нужно приходить!

Допив сок, Алекс встал, Марина, убедившись в том, что он может нормально передвигаться без ее помощи, сказала:

— Я пошла в свой номер за чайником и чаем, а вы пока приводите себя в порядок.

Алекс понял, что жизнь налаживается, и пошел в ванную комнату. Там Алекс разделся, снял повязку и посмотрел на себя в зеркало. Да уж, вид оставлял желать лучшего. Оптимизм внушало лишь то, что бывало и похуже, и  не в цивилизованном отеле, а где-нибудь в пустыне, где не было ни то, что лекарств, но даже воды. А все в итоге заканчивалось хорошо.

С годами у Алекса Смоллетта выработалось правило: надо верить в то, что все в итоге закончится хорошо, не надеяться, а именно верить! И тогда успех неизбежен, а у Мартина в верхнем ящике стола никогда не будет коллекции дорогих сигар!

Прохладный душ как обычно сделал свое дело: депрессивные психозы исчезли без следа, осталась легкая слабость и некоторые неприятные ощущения. Например, болела голова. Но было бы странно, если бы она не болела, вид рассеченного лба приводил Алекса в легкое уныние. Он был готов к шрамам, где угодно. Их можно не показывать или при необходимости объяснить, рассказав жутко героическую историю о каком-нибудь африканском сафари. Но какие подвиги можно было совершать лбом, он «с разбегу» придумать не мог.

Алекс понимал, что больше беспокоиться надо не по поводу своего немного испорченного лба, а по поводу ранения в плечо. Но думать про лоб было веселее!

Вид рваной раны на плече был, конечно, слегка страшноватый, да и плечо немного опухло, поэтому Алекс опять провел сеанс дистанционного лечения, отправив ММS, брату в Швейцарию.