Глава Девятая

— Меня зовут Като. Зачем вы меня увели, я должна выполнить задание, сегодня последний день. – Голос девушки был таким же безучастным, как голос информационной службы в аэропорту, объявляющий задержку рейса на сутки.

— Какое задание? Ты не поняла, что там стреляют и убивают насмерть? Ты что камикадзе? – Алекса раздражало то, что количество событий в сутках нарастало как снежный ком, но это ни на шаг не приближало его к алмазу, который нужно было найти.

— Я ничего не знаю про клан камикадзе, — таким же роботизированным голом ответила девушка, ничуть не смущаясь своего ответа, — я пока Белый Воин. Белый Воин должен ставить перед собой цель и достигать ее. Путь к спасению состоит в достижении каждым воином поставленных целей.

Алекс вздохнул и подумал: «Ну, если человек не знает, кто такой камикадзе, то тогда ему точно нужно искать путь к спасению. Спасению себя любимой от темного невежества».

— Так. Понятно. Камикадзе – это люди не из твоего клана, но и они сознательно шли на смерть. Ты хочешь умереть, воин?

— Умереть? Почему умереть? У меня совсем другая цель.

«Вот и хорошо, — комментировал про себя Смоллетт, — значит, про харакири рассказывать не придется». Он мог, конечно, стебаться над ней и вслух, так как молодая симпатичная девушка, которая считает себя каким-то Белым Воином, ничего кроме жалости не вызывала. Это было даже веселее, чем эмо и готы.

— Так какая у тебя цель? – Терпение у Алекса явно заканчивалось.

— Для того чтобы я вам рассказала о своих целях, покажите сначала свой знак спасителя земли.

«Маразм крепчал…», — сейчас Алекс прочувствовал  настоящий смысл этой фразы, которую часто повторял в его московской конторе компьютерщик Славик Королев. У Смоллетта появилось ощущение, что он сейчас просто захлебнется в этом маразме реальности. Надо было срочно выплывать в состояние, которое хотя бы граничило с логикой. До здравого смысла добираться было некогда.

— Знаешь что, деточка! – Алекс посмотрел на девушку взглядом, от которого сторожевые собаки входили в состояние ступора и, поджав хвост,  убегали прочь. – У меня для всех кланов Вселенной один знак.

Алекс достал пистолет, которым, кстати, до сих пор так толком и не воспользовался.

— Вместо того чтобы слушать твой бред, я сейчас просто убью тебя. Так будет проще всем и воинам, и спасителям, и бандитам, и мне. Нет человека — нет проблемы.

Слова в совокупности со звериным взглядом произвели на девушку должное впечатление, и она как будто очнулась от сна, по крайней мере, голос перестал быть похожим на голос голливудских инопланетян.

— Нет. Меня не надо убивать. Меня нельзя убивать. Вы должны мне помочь. Если я не выполню задание, наша планета погибнет.

И вдруг она расплакалась. Причем плакала она как ребенок, закрыв лицо руками и размазывая слезы по щекам.