Глава Пятая

Смоллетта буквально на ходу кто-то выволок из одной машины и запихнул в другую, Алекс успел заметить, что на этот раз это был Мицубиши Лансер.

Только когда Мицубиши на крейсерской скорости направился по загородному шоссе, Алекс огляделся по сторонам. Рядом с ним на заднем сиденье сидел и улыбался Мартин.

— Привет, киноманам! — сказал он и весело заржал.

Через два часа они уже пересекали границу соседнего государства, где на аэродроме их ждал самолет Мартина.

— Куда полетим в Калифорнию или в Рио? – Мартин старался развлечь друга, он не задавал вопросов, понимая, что все объяснения и рассказы будут потом. Он был счастлив, что его очень сложный план, рассчитанный исключительно на талант Алекса ориентироваться в любой ситуации, сработал на сто процентов.

— Мартин, мне срочно надо в контору, на десять минут, но в контору. А потом будет и Калифорния, и  Рио, и даже, если захочешь, Москва.

— Ты меня не перестаешь удивлять, друг мой. Но сегодня твой день, и ты заказываешь праздник.

В конторе Алекс включил свой компьютер и активировал одну из программ. Эта была та самая программа, которая открывала доступ в  компьютер главы корпорации. Кто забыл, а кто и не знал, зачем он оказался в том доме, но программку-то он закинуть успел.

Через полчаса на столе Мартина лежали, те самые материалы, которые ставили жирную точку в карьере великого бизнесмена.

— Ты – гений, Летти!

— А что кто-то в этом сомневался? И еще, как мне сказали, я очень дорого стою, поэтому требую прибавки к зарплате. И не называй меня этим дурацким именем!

Мартин Борн сидел в своем кресле, наслаждаясь толстой гаванской сигарой, которую он выкуривал обычно в ознаменовании очередного крупного успеха и улыбался.

— Выпей хорошего коньячка, Алекс, и расслабься. Тебе надо расслабиться, тогда ты полностью ощутишь сладость победы. Это была сложная битва, но мы победили. За нас!

Бутылочка хорошего коньяка закончилась очень быстро. Продолжить было решено в загородном доме Мартина.

Часа через полтора Алекс, «ощутив», наконец, себя победителем и смирившись с именем Летти, которое так настойчиво было подарено ему Мартином, задал только один вопрос:

— Ник Стоун оказался предателем?

— Все в этом мире относительно и весьма условно, – вдруг философски ответил Борн. – Ник  — хакер, а это те люди, которые всегда ходят по лезвию бритвы. Работая на одних, они становятся злейшими врагами для других. Ник еще молод и допустил несколько серьезных ошибок, его жестко прижали, но он слил только часть информации, как ты сам уже, наверное, понял. Я отправил его в Южную Америку, ни в Европе, ни в Штатах ему появляться нельзя, а он нам может еще пригодиться, он талантлив и смел, а молодость – это недостаток, который быстро проходит с годами.