Глава Третья

Вообще правильным мужиком был этот Алекс Смоллетт. И как обо всех правильных мужиках, в существование которых обычно никто не верил, о нем ходила куча сплетен и фантастических историй. Чаще всего говорили, что была у него какая-то тайна, о которой Алекс не рассказывал никому, но этим фактом объясняли его иногда частые отъезды и краткосрочные отпуска, которые Алекс брал под разными благовидными предлогами. Работе это не мешало, поэтому руководство компании относилось к этому лояльно.

После каждого отъезда Алекса сплетни, притаившиеся при нем в углах и курилках офиса, вновь расправляли крылья и совершали новый виток по офису, множась и размножаясь, обретая новые, порой фантастические подробности. Когда люди чего-либо не знают точно, но очень хотят об этом поговорить, они сами очень быстро придумывают все необходимые подробности и рассказывают их так убедительно, что очень скоро и сами начинают в это верить. Так, собственно говоря, и рождаются сплетни.

Герои и жертвы сплетен даже не представляют себе, что о них говорят и думают их сослуживцы, родственники и другие сильно и слабо знакомые им люди. Об Алексе говорили, конечно же, только «хорошее». Основных «хороших» версий было три:

— Бабник. Три жены и восемь детей в разных странах мира.

— Игрок-профессионал. Сутками играет в казино, предпочитает карточные игры, но иногда не прочь и за рулеткой посидеть.

— Аферист. Охмуряет на европейских курортах одиноких богатых женщин, а иногда и не только женщин.

Однако последняя версия была явно слабовата, усомниться в традиционной сексуальной ориентации Алекса было трудно. Он так же сильно предпочитал в жизни женщин, как женщины предпочитали его.

Некоторые наиболее сентиментальные офисные барышни, тайно влюбленные в своего коммерческого директора, настойчиво выдвигали четвертую версию, рожденную из недр нескончаемых российских сериалов: была у Алекса любовь, он постоянно к ней ездит, но в силу каких-то очень серьезных причин, они не могут быть вместе. Говоря об этом, барышни обычно тихонько вздыхали и затягивались сигареткой.

Итак, пока офис додумывал интимные подробности второй жизни Алекса Смоллетта. Он ее вел и весьма успешно, но совсем не в том амплуа, в котором представляли его офисные барышни. Но если бы эти самые барышни узнали бы хоть часть правды о жизни Алекса, они в это все равно никогда не поверили, думая, что их просто разыгрывают. А как бы вы отнеслись к тому, если бы вам сказали, что ваш коммерческий директор – современный Рембо? Наверно просто рассмеялись бы сказавшему это в лицо. Вот поэтому Алекс Смоллетт и мог спокойно уезжать в свои командировки, возвращаясь в прекрасном настроении и каждый раз пахнущий новым дорогим парфюмом, бережно сохраняя образ бабника и прожигателя жизни, так заботливо созданный его добрыми сослуживцами.

Запись опубликована в рубрике Оглавление с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.