Глава Одиннадцатая

21 июля 2010 год Болгария
Черноморское побережье

Утро как обычно было не ранним. Алекс проснулся, лежал и смотрел на спящую еще Марину как лев на свою добычу, которой ни с кем не намерен делиться. Он точно знал, что еще сегодня эта женщина будет принадлежать только ему.

Марина открыла глаза, поцеловала его в немного небритую щеку и сказала:

— Честно говоря, есть ужасно хочется.

Алекс расхохотался, он восхищался внутренней естественностью этой женщины.

— Ну, завтрак мы с тобой точно проспали…

Марина, положив голову Алексу на плечо, нежно прижалась к нему всем телом и абсолютно без сожаления сказала:

— А, жаль!

Всем своим видом показывая, что, несмотря на голод, вставать с постели в ближайшее время она не собирается.

— Жаль то, что в этом отеле не обслуживают в номерах. Это сейчас было бы очень кстати, — сказал Смоллетт, которому тоже совершенно не хотелось вставать и куда-либо идти. Ему было уютно, удобно, приятно и очень спокойно рядом с этой женщиной. Нарушать такую гармонию прямо сейчас он еще не был готов.

— Это, смотря кого, не обслуживают в номерах. Например, для гостя, который остановился в этом номере предусмотрено эксклюзивное обслуживание, — как бы, между прочим, заметила Марина.

— Неожиданная новость. С чего бы это вдруг? — спросил Алекс и, ласково откинув голову Марины на подушку, посмотрел ей в глаза. – Ну-ка, признавайся, как ты это сделала?

— Не жги меня своими красивыми зелеными глазами, я ничего особенного не сделала, — чуть виноватым тоном сказала Марина. – Я просто сказала, что ты очень богатый и влиятельный человек. Много ездишь по миру. А в свободное время пишешь отзывы об отелях, где останавливаешься во всякие крупные мировые издания, и с твоим мнением очень считаются.

Алекс расхохотался так, что у него заболело плечо, о котором этой ночью он уже успешно забыл. Так вот откуда были эти заботливо сервированные подносы с едой и графинчики с вином. Умная женщина – счастье для мужчины, главное, знать, как ей правильно пользоваться.

Марина, увидев такую суперпозитивную реакцию Алекса на свой рассказ, села в кровати и бодро спросила:

— Так, где мы будем обедать? Заказать в номер? Или спустимся в народ и насладимся шведским столом?

— В народ, Мариночка! В народ! – Алекс продолжал веселиться. — Все богатые снобы очень любят быть иногда ближе к народу!

— А ты откуда знаешь? Может ты действительно богатый сноб? – лукаво улыбаясь, спросила Марина, нежно поцеловала его и пошла в ванную комнату.

Она встала под душ, а Алекс тихо вошел вслед за ней, обнял ее под струями воды  и тихо на ухо  прошептал:

— Может быть я и сноб. Может быть и не бедный. Но я точно знаю, что народ нас подождет. Должен же я сказать «спасибо» своей умнице.

И они опять наслаждались друг другом под длинными струями теплой воды, забыв об обеде, богатстве, народе и всяких других разностях суетящейся вокруг жизни. Не думая ни о чем, они отдавали друг другу частицу себя, частицу своего сердца, своей души. Они любили друг друга нежно и бесконечно красиво. И даже ветер пронес сегодня свои дождевые тучки над пляжем тихо и бережно, стараясь не стучать каплями в их окно.

На обед они все-таки успели, правда, сидели в ресторане уже одни. Но официанты, которые работали в зале, тактично их не торопили.

После обеда они немного прогулялись по маленьким магазинчикам, которые находились не далеко от отеля. Дольше всего они задержались в магазине головных уборов. Алекс решил, что для полного счастья в жизни ему необходимо что-нибудь там купить. Успешно заживающая рана на лбу, его все равно раздражала, и он старался ее прикрывать своими кудрявыми волосами. Но сделать ее совсем незаметной у него не получалось.

Перемерив кучу кепок, бейсболок и легкомысленных панам, они с Мариной решили, что больше всего ему подойдет шляпа с загнутыми, в ковбойском стиле, по бокам полями. Алекс посмотрел в зеркало, от души повеселился над собой, но решил, что лучше шляпа, чем рассеченный цепью лоб.

Обратно к отелю, они возвращались вдоль пляжа. Марина шла босиком по кромке воды. Алекс посмотрел на нее и сказал:

— Сейчас мы пойдем на пляж.

— А что же ты там будешь делать? – спросила Марина и грустно вздохнула, она бы сейчас с удовольствием искупалась. – Тебе не то, что загорать и купаться, тебе рубашку-то снимать не стоит. Мужчину украшают шрамы, но не раны. Народ нас не поймет.

Но Алекса переубедить было сложно. Он улыбнулся и сказал:

— Мы же договорились, что я — богатый сноб и делаю, что хочу. Я не буду раздеваться, я буду лежать в шезлонге, пить коктейль и любоваться тобой. Кто сказал, что на пляж ходят только для того, чтобы купаться и загорать, я пойду на пляж просто отдыхать.

Марина радостно поцеловала Алекса, она понимала, что он это делает только ради нее. Она не скрывала, что ей это очень приятно.

— Я сейчас очень быстро переоденусь и зайду за тобой, — сказала она и поспешила в свой номер.

Алекс оделся в немного небрежном стиле уже утомленного курортным отдыхом человека. Стиль был актуальным, так как отпуск действительно завтра заканчивался.

Минут через десять в номер вошла Марина. В руках она держала бутылочку с кремом.

Алекс поцеловал Марину, взял баночку из ее рук и  спросил:

— Тебя помазать?

Марина кивнула и объяснила:

— Это для загара. Надо, чтобы ровно получилось….

Но Алекс уже принялся за дело, ему ничего не надо было объяснять. У него был «профессиональный» подход к делу, поэтому одежда Марины через секунду оказалась на полу… И пляжу, впрочем, как раньше и обеду, пришлось их подождать еще немного…

Наконец, одевшись, и намазав друг друга всем, что подвернулось им под руку, абсолютно довольные собой они вышли из номера и спустились в бар на первый этаж. После сеанса столь жаркого массажа очень хотелось пить. Им было весело. Их отпуск удался.

Когда Алекс Смоллетт появился на лестнице и начал спускаться на пляж, он понял, что и здесь скучать ему не придется. Его пляжный цветник тут же заметил появление своего любимчика-красавчика и резко оживился, как будто по дуновению легкого летнего ветерка. Но когда Смоллетт, повернувшись к Марине, элегантно подал ей руку на последних ступеньках лестницы, в глазах его поклонниц появилось легкое разочарование, они увидели, что курортный роман явно состоялся. Но еще большее разочарование ждало их тогда, когда они поняли, что Алекс не собирался раздеваться и плавать в море, демонстрируя им всем свое красивое тело и посылая воздушные поцелуи. Он галантно помог раздеться свой спутнице, а когда она пошла к морю, просто лег на шезлонг под зонтик, в ожидании ее возвращения.

Марина, заметила, что Смоллетт работает на публику, ехидно усмехнулась, но решила поддержать его игру. Она, бросила на Алекса супертомный взгляд, и стала грациозно входить в воду. Алекс, увидев это, бессовестно улыбаясь, манерно помахал ей рукой.

Когда Марина вернулась на берег, Алекс обернул ее полотенцем и легко обтер им ее мокрое тело. Честно говоря, сделал он это не для публики, а просто, потому что ему хотелось это сделать. Но сюжетная линия сериала была уже запущена, и за каждым их движением наблюдали зрители.

Марина села на соседний шезлонг и начала мазать себя кремом для загара, кокетливо попросив Алекса намазать ей спинку. Зрители были заинтересовано спокойны, все было так, как и бывает в жизни. Вопрос «И что он в ней нашел?» все четче читался в их глазах.

Алекс, вальяжно развалившись на шезлонге и делая вид, что не замечает никого вокруг кроме своей спутницы, которая загорала под неслишком жарким послеобеденным солнцем, достаточно громко спросил:

— Дорогая! А не выпить ли нам по коктейлю?

Услышав слово «дорогая», Марина чуть не подавилась от смеха, который неимоверными усилиями сдерживала все это время. Но уже через секунду, она, как ни в чем, ни бывало, неторопливо села на шезлонге, кокетливо посмотрела на Алекса, и немного помолчав, в стиле современных блондинок произнесла:

— Ты лежи, Зая, я сама принесу… Мне все равно надо пройтись…

И она, не замечая никого вокруг, неторопливо отправилась в сторону бара легкой женской походкой «от бедра». Мужчины на пляже с тоской смотрели вслед.

Такого от нее Алекс просто не ожидал. Где кнопка у этой женщины, как она работает? С ней не просто весело, с ней вообще не соскучишься. Слово «Зая» в исполнении Марины прозвучало так, как будто она им называла всех мужчин, встречающихся ей на жизненном пути. Смоллетт прикрыл лицо своей шляпой и тихо хохотал до слез.

После громко произнесенного Мариной «Заи» женщины поняли, что их красавчик безнадежно влип. А мужчины с интересом разглядывали его блондинку и жалели о том, что не заметили ее раньше этого богатого ловеласа.

В общем, выход на пляж удался. Марина за свое примерное поведение получила бесконечный поцелуй в лифте, из-за которого пришлось четыре раза съездить с первого на пятый этаж и обратно.

В ресторан на ужин они зашли ненадолго, взяв несколько легких салатиков и апельсиновый сок, они сели за столик на улице. Они знали, что этот вечер последний, но говорить об этом не хотели. Сейчас им было хорошо и весело, а завтра наступит только завтра.

После ужина Марина сказала, что ей нужно пойти в свой номер, собрать кое-какие вещи и сделать несколько звонков.

— Я зайду позже. Обязательно зайду. Не скучай, — сказала она и пошла к себе.

Алекс подумал, что у него тоже на это время есть кое-какие дела. Под предлогом того, что он где-то забыл свой фотоаппарат, Алекс вернулся в ресторан и легко попал на кухню, якобы в поисках старшего менеджера.

Кухня отеля, куда многие так стремились проникнуть, произвела на Алекса неизгладимое впечатление. Это был огромный цех по производству еды. Шкафы и стеллажи с разнообразными баночками, коробочками и бутылочками, огромные плиты с кастрюлями и баками, холодильники и морозильные камеры, подсобные помещения для хранения различных продуктов, мешки и мешочки, пакеты и пакетики…. Увидев все это, Алекс понял, что искать маленький камень здесь можно долго, и не факт, что поиски пройдут успешно. А вспомнив о системах водоснабжения, вентиляции и канализации, которые вообще с большим трудом раскрывали свои тайны, Алексу стало и смешно, и грустно одновременно. Алмаз явно не собирался сдаваться без борьбы.

Оценив ситуацию, Смоллетт отправил Мартину сообщение, что ему срочно нужна любая информация о внешнем виде контейнера, в котором хранили камень. Алекс знал, что если за ночь компьютерные гении Мартина нароют в Мировой Сети информацию об организаторах транспортировки алмаза, то утром его спецагенты уже будут стучаться к ним в дверь. Заставить этих шутников говорить –  вообще дело техники. А зная, как выглядит контейнер, Алекс завтра что-нибудь придумает, как его найти.

В дверь постучали. Алекс отвлекся от своих мыслей и пошел открывать. В номер вошла Марина.

— Room service. Local drink, — улыбаясь, сказала она. – Я завтра уезжаю. Зашла попрощаться.

Она поставила на стол два бокала с белым вином.

— Извини, сладости уже закончились. У тебя в холодильнике случайно ничего вкусненького нет?

Она нырнула в маленькую холодильную камеру, встроенную под столом, о существовании которой Алекс успешно забыл. В холодильнике у Алекса было скучно. Лишь на нижней полке грустили два персика и терпеливо ждали, чтобы о них кто-нибудь вспомнил.

— О! Я очень люблю персики.

Алекс лежал на кровати, наблюдал за веселой суетой Марины и думал о том, что его теория о женщинах и кораблях, в принципе, очень правильная. Если с Мариной Александровной общаться было интересно, то с Мариной не только интересно, но еще и весело, а, услышав нежное «Мариночка», она немножко смешно морщила свои носик, становилась ласковой и ужасно обаятельной. Думать о расставании не хотелось.

Отпив пару глотков вина, Марина взяла персик и откусила от него кусочек, из персика полился сок. Это самый забавный момент в поедании персиков, сок был сладкий, вкусный, но липкий, и ешь ты эти персики вроде всю жизнь, но никогда не знаешь, что в этот момент надо делать. Марина так аппетитно ела персик, что Алекс, улыбаясь, любовался ей. Съев первый, она сказала:

— Вкусные, кстати, персики. Зря не ел.

Вдруг Алекс заметил, что Марина, откусив от второго один кусочек, смотрит на персик с подозрительным любопытством.

— И, по-моему, очень дорогие, — вдруг добавила она.

Она откусила от персика еще кусочек, и вдруг в ее руках что-то блеснуло.

Алекс просто подскочил на кровати. Нет, такого не бывает!!!

Но Марина, кокетливо облизнув то, что должно было быть косточкой персика, улыбнулась и хитро посмотрела на Алекса.

— Это случайно не то, что ты искал по ночам в гнездах ревнивых морских чаек? – спросила она. На ее ладони кротко лежал  прозрачный, как слеза, и немного липкий от персикового сока алмаз «Энджел», который сам умел выбирать себе хозяина.

Марина, положив камень на тарелку,  внимательно посмотрела на него.

— Красивый… — только и смогла сказать она.

Алекс посмотрел на нее, потом на алмаз и понял глубинный смысл выражения «нет слов». Он вообще не понимал, что он сейчас должен и может сказать.

Марина, понимая всю абсурдность ситуации, быстро сказала:

— Вот только, ничего не говори. Все равно соврешь.

Но Алекс уже справился с бурей эмоций, которая буквально захлестнула его как цунами, и сказал:

— Нет, я скажу  правду! Ты – просто потрясающий человек!

— Да-да, а еще скромный, нелюбопытный и нежадный. Кстати, говорят, что за ценную находку полагается двадцать пять процентов от ее стоимости. Ну что ж, я согласна. Мне хватит. Стану богатой и красивой!

И Марина, гордо подняв голову, смешно надула щеки.

Смоллетт засмеялся и сказал:

— Считай, договорились. С красотой только не переборщи, ты и так обворожительна и очень сексуальна.

Марина улыбнулась и сказала:

— Извини, но мне действительно пора уходить. Я завтра рано утром уезжаю в Софию, меня там ждут друзья. Пока. Увидимся. Камешек не потеряй!

И Марина с уже плохо скрываемой грустью помахала на прощанье ему рукой и поспешила выйти из номера, пока Алекс не увидел слез на ее глазах.

Но Алекс их, конечно, увидел, однако изменить ничего не мог.

«Пусть будет так, — подумал он. Смоллетт прекрасно знал, в современном мире мобильных  телефонов и Интернета расстаться навсегда с кем- либо было практически не возможно, но сам момент расставания он не любил по определению.– Сказала «увидимся»… Ей виднее, она же все решает сама». Но, вспомнив вчерашнюю ночь, улыбнулся и уже вслух добавил:

— Почти все…

Алекс взял камень, еще липкий от персикового сока, посмотрел на него и сказал:

— Ну что ж, дружок, прятаться ты точно умеешь.… А еще, говорят, ты приносишь удачу…

Он аккуратно сполоснул его под водой и убрал в небольшую картонную коробку. Любоваться на него, ему не хотелось, это была просто работа. Алекс Смоллетт точно знал, что никто из охотников за камнем не имел даже малейшего представления, где сейчас находится алмаз.

О том, как он будет это все объяснять Мартину, Алекс даже не хотел думать. Он уже сейчас знал, как будет веселиться Мартин, узнав всю эту историю от  Белых Воинов до пришествия Марины.

Смоллетт взял телефон и отослал Мартину новое сообщение: «Приеду завтра. Встречайте». Это сообщение означало, что алмаз найден.

Следующая Глава

Глава Двенадцатая

22 июля 2010 год Болгария
Черноморское побережье

Алекс спустился вниз, чтобы сдать ключи от номера.

Администраторша отеля с дежурной улыбкой сказала:

— Мы будем рады видеть вас вновь в нашем отеле all inclusive.

Алекс в ответ рассмеялся и сказал:

— У вас здесь не просто all inclusive, а полный ultra all inclusive. Получил огромное удовольствие от отдыха в вашем отеле. Буду рекомендовать.

И на прощанье он галантно поцеловал руку опешившей от всего этого администраторше. Так этот отель на ее памяти не покидал никто.

Оставив после себя в холле отеля запах своего дорогого парфюма и незабываемое впечатление, Алекс Смоллетт, гламурно улыбаясь, сел в такси и громко сказал:

— В аэропорт!

В аэропорту Алекс прошел к стойке регистрации на рейс до Москвы, на который у него был куплен билет. Он не думал, что кто-либо сейчас за ним следит, но осторожность никогда не помешает, особенно, когда у тебя во внутреннем кармане лежит разыскиваемый большим количеством людей алмаз.

Сделав вид человека, который не привык толкаться в очередях, даже если это очередь к стойке регистрации. Алекс вышел из небольшого здания аэропорта. На самом деле, он уже давно заметил большой черный джип своего брата, который скромно и терпеливо стоял на выезде с площади. Алекс, не спеша. подошел к машине и, дождавшись, когда проезжающий мимо  автобус с туристами поравняется с джипом, закрыв его от здания аэропорта, Алекс быстро сел на переднее сиденье.

— Привет, конспиратор! – Юджин был искренне рад видеть Алекса бодрым и веселым. – Нам что по законам жанра предстоит погоня?

— Привет, Юджин! Надеюсь, что нет.

Машина плавно тронулась с места и быстро поехала в сторону города. Вдруг с заднего сиденья раздался голос Борна:

— Что за дурацкая ковбойская шляпа?

— И тебе здравствуй, Мартин! Что тебе дома-то не сидится, не боишься похудеть? — И Смоллетт, как обычно, при встрече с другом, весело захохотал.

— С тобой скорее похудеешь, сидя дома, — бухтел Мартин. — У меня вчера инфаркт с инсультом, наверное, в организме встретились. Вот только не решили, кто из них главнее, поэтому ушли оба, и я на радость вам остался жив.

— Но ты так расстроился, когда я сказал, что камня нет. Поэтому я подумал еще немного и ради тебя… решил его все-таки найти. А ты что не рад? Может на место положить?

Алекс достал из кармана небольшую коробочку, в которую заботливо спрятал алмаз, у Борна от радости загорелись глаза и он, выхватив ее из рук друга, сказал:

— Дай сюда, а то у тебя ума-то хватит….. А мы потом всей конторой будем песок на пляже просеивать.

Алекс и Юджин весело хохотали, а Мартин, любуясь на алмаз, довольно сопел, как ребенок, которому дали вкусную конфету.

— Борн, меня там обижали… — Алекс сделал жалобный вид.

Мартин, не отрываясь от камня, парировал:

— Ага, тебя обидишь! Себя потом не найдешь!

Но Алекс не унимался:

— Борн, мне покалечили мой сексуально-умный лоб, что теперь скажут мои любимые женщины во всех странах мира? Кстати, а что в контракте предусмотрен моральный ущерб?

— О! Совсем забыл. Это тебе просил передать Амир, — сказал Борн и протянул Алексу журнал. Это был каталог продукции фирмы, занимающейся продажей небольших частных самолетов.

— Надеюсь, ты подберешь себе что-нибудь, что компенсирует все твои моральные потери, — улыбаясь, сказал Мартин и ехидно добавил: — Можно подумать ты работаешь за деньги?

— Нет, — весело сказал Алекс, — за самолеты! Юджин, ты умеешь летать? Нет? Придется научиться!

И Алекс стал с интересом смотреть проспект. В это время около большой развилки дороги Юджин неожиданно притормозил, рядом стоял точно такой же, как у него джип. Мартин весело сказал:

— Ну, пока, ребята! Алекс, когда вылечишь свой лоб, жду в гости. Да, не забудь прислать отчет о  работе!

И Мартин, несмотря на свою внешнюю неповоротливость, быстро пересел из одной машины в другую.

На развилке дороги два абсолютно одинаковых джипа разъехались в разные стороны. В каком из них уехал камень, знали только три человека.

Минут через десять Мартин позвонил Амиру и коротко сказал:

— Амир, я нашел твой камень. Встретимся завтра, как обычно в шестнадцать ноль-ноль.

Следующий день

Швейцария  Цюрих

Когда Мартин подошел к небольшому кафе в центре Цюриха, Амир уже сидел там. Мартин немного удивился, увидев своего старого знакомого в глубоком трауре.

— Здравствуй, Амир, — негромко сказал Борн, — почему такой траурный вид? Ты, наверное, не понял. Я выполнил твой заказ.

— Здравствуй, Мартин, — неожиданно улыбнувшись, сказал Амир, — я все вчера прекрасно понял и очень благодарен тебе. А мой траур связан с внезапной скоропостижной смертью моих друзей. Это большое горе для всей моей семьи. Но… на все воля Аллаха.

— Мне кажется, я понимаю, о ком ты говоришь, — заказывая кофе, сказал Борн. – Неужели все действительно так плохо?

— Дорогой, Мартин, никто не знает свою судьбу, — мудро заметил его собеседник. – Мои друзья погибли в автокатастрофе. Они ехали немного развлечься на одном из курортов. Дорога была скользкая. На горном серпантине они не справились с управлением. При падении в глубокое ущелье машина взорвалась и загорелась.

Амир отпил глоток зеленого чая и грустно улыбнулся каким-то своим мыслям.

— Их смерть была быстрой и стремительной как полет ночной птицы. Я искренне соболезную их семьям.

У Мартина начало создаваться впечатление, что реальный мир сейчас раствориться в какую-нибудь бесформенную сюрреалистическую бесконечность. Он залпом выпил свой кофе и положил перед Амиром конверт, в котором лежал ключ от банковской ячейки, куда он еще вчера поместил алмаз.

— Амир, я искренне соболезную тебе в связи со смертью твоих друзей. Извини, но сейчас мне пора. Еще увидимся.

И Борн быстро вышел из кафе, оставив Амира наедине с его мыслями.
Следующая Глава

Эпилог

Недели через три после описываемых событий
Маленькая европейская страна

Шеф частного европейского сыскного бюро Мартин Борн сидел в уютном кожаном кресле у себя в кабинете и с удовлетворением читал отчеты своих сотрудников об очередной успешно проведенной операции.

Дочитав все бумаги до конца, Мартин собрал их большую черную папку, которую тут же опечатал, написал на ней привычное для него сочетание «Совершенно секретно» и убрал в нижний ящик стола. Где Борн хранил эти папки, да и хранил ли вообще, никто не знал.

Затем он с чувством выполненного долга закурил шикарную гаванскую сигару, которую только что достал из верхнего ящика стола. Очередное задание было выполнено.

Немного подумав, как он выражался о странностях жизни, он нажал кнопку вызова секретаря и сказал:

— Бетти, а не попить ли нам с тобой кофейку.

— Хорошо, Мартин, сейчас принесу.

Через некоторое время Элизабет Нортон вошла в кабинет своего шефа, перед собой она катила небольшой сервировочный столик на колесиках, на котором уютно расположились кофейник с двумя чашками, молочник со сливками, блюдо со свежайшими круассанами и вазочка с конфитюром.

Это была маленькая традиция, после успешно выполненного дела, они с Мартином пили кофе, и он рассказывал ей об очередной победе.

— Похитители камня верили во все легенды и очень его боялись мести алмаза. Поэтому никто из них, я в этом абсолютно уверен, ни разу до него даже не дотронулся. Не знаю, кому принадлежит идея сценария транспортировки камня, но его воплощение в жизнь было просто виртуозным, — сказал Борн, отпивая глоток вкусного кофе, — его везли люди «с чистыми помыслами», о которых мы ничего не знаем и боюсь, что уже не узнаем никогда.

Элизабет сидела в большом кресле и внимательно слушала рассказ Борна. Мартин всегда рассказывал самую суть дела, останавливаясь только на самых интересных подробностях. Элизабет за многие годы работы выслушала бесчисленное множество таких историй, и мало кто знал, что главный архив всех дел конторы Борна находился в ее светлой голове.

— Ты представляешь, — продолжал свой рассказ Мартин, — какие-то ребята в Интернете сделали сайт про конец света, о котором сейчас так модно говорить. Изображая из себя спасителей планеты, они набрали несколько человек, мотивированных на выполнение авантюрных заданий и любящих путешествовать. Главным условием было сохранение тайны их, так называемого, Клана Белых Воинов.

Борн, налив себе и Элизабет по глотку коньяка, который стал прекрасным дополнением к кофе, рассуждал дальше:

— Придумать фантастическую сказку про какой-то инопланетный разум и про артефакты, которые якобы его включают, мог даже ребенок. Подобные варианты сценария используются в половине компьютерных игр. А вот заставить поверить в эту сказку могли только очень незаурядные люди.

После того, как победа была одержана, Борн обычно не скупился на комплименты своим противникам.

— Схема была продумана в принципе беспроигрышная. Никто никого не знает, узнают друг друга по татуировкам на руке, которые через несколько дней легко смываются. Операцию сопровождает наблюдатель, которого тоже никто не знает в лицо. А алмаз искусно спрятан внутри персика. И даже, если персик попадет в чужие руки, совсем не факт, что алмаз будет сразу обнаружен. Я не удивлюсь, если этот персик благополучно доехал до Варны в каком-нибудь походном минихолодильнике, соседствуя с сандвичами и бутербродами для пикников.

Никаких следов сайта в Интернете нет. Никаких обсуждений и форумов. Наблюдателя в лицо запомнил только Алекс, в отеле наблюдатель зарегистрировался под именем какого-то известного французского футболиста, где его теперь искать никто не знает.

— Но одного курьера все-таки убили, — констатировала Элизабет.

Борн кивнул и продолжил рассуждения:

— Они немного ошиблись только в официанте, он оказался чуть более разговорчивым, чем это требовали условия игры, за что и поплатился жизнью. Для участников игры ключевым словом в самоопределении было слово «избранный». Занятное, я скажу, слово. Сейчас все хотят быть не героями и победителями, а именно, «избранными», и совершенно не задумываются, кем они избранны, зачем они избранны, а главное, за что они избранны. Но, услышав, что они «избранные» готовы на любые глупости, даже с риском для своей жизни.

Борн устало вздохнул, ему иногда казалось, что он собирает коллекцию человеческих глупостей. От этого ему становилось грустно.

—  Мартин, не расстраивайся, — сказала Элизабет, — ты же не можешь изменить мир. Каждый живет так, как считает нужным. И, вообще, я считаю, что официанта убил сам алмаз.

— Бетти, ты же в жизни не обращаешь внимания даже на черных кошек на улице. Неужели ты поверила во все эти сказки?

— Не то, чтобы поверила.… Но официант согласился участвовать в игре не ради спасения Земли, а потому что ему были нужны деньги, то есть из корыстных побуждений. Поэтому хочешь – верь в эти сказки, а хочешь – не верь.

Мартин выпил коньяк, налил себе еще и очень долго над чем-то размышлял, его рациональный ум пытался постичь иррациональную реальность, но достойных объяснений не находилось. Поэтому он многозначительно сказал:

— Может быть.… Все может быть…

А потом, перестав пытаться объяснить необъяснимое, бодрым тоном продолжил рассказ:

— Итак, официант принес персик на кухню и положил, чтоб не привлекать внимания, в коробку с другими персиками. Он собирался, придя с утра на работу сразу его забрать и во время завтрака передать контейнер, то есть, например, угостить ребенка персиком. Зная, что у матери ребенка на руке должна быть татуировка в виде ящерки.  Но на работу он не вышел, а персик вместе со своими собратьями отправился в зал ресторана на общих основаниях, то есть в вазочке для фруктов.

Борн налил себе еще коньяка и залпом выпил его.

— И тут в ресторан выходит наш благородный герой на отдыхе Алекс, — Мартин встал и театрально улыбнулся, — и, уходя оттуда, забирает с собой два персика из этой вазы. А один из них, что вполне естественно для Алекса, и был тем самым контейнером с алмазом.

Затем Борн сел, лукаво посмотрел на Элизабет и добавил:

— Кстати, Бетти, а ты не знаешь, зачем он вообще решил взять эти персики? Он же не ест персики. У него ведь на них… ха-ха… аллергия.

Борн захохотал, посмотрел на Элизабет и весело заметил:

— А если следовать, твоей логике: хитрый камень сам нашел себе человека с чистыми, честными помыслами.

И Борн захохотал еще громче. В итоге его рассуждений получалось, что встреча алмаза и Алекса была просто неизбежностью.

Элизабет только вздохнула и улыбнулась. Она уже давно привыкла к абсолютно не логичным и порой необъяснимым поступкам Алекса, которые приводят к большим успехам.

Неожиданно в кабинет вошла посетительница:

— Привет, Мартин! Привет, Элизабет! Проезжала мимо и решила зайти.

Увидев ее, Мартин расплылся в блаженной улыбке:

— Энджел, радость моя! Как я рад тебя видеть! Прочитал твой отчет. Ты сработала просто гениально! Ну, признайся, что хоть ты знала, что камень спрятан в персике.

— Ничего я не знала, просто, так получилось. Случайность. И вообще, если бы Алекс не взял тогда этот персик из вазы в ресторане, неизвестно, где бы сейчас был алмаз.

Борн очень хорошо знал цену этой женщине и недаром считал одним из самых ценных своих сотрудников. Она не умела стрелять и летать на вертолете, ее оружием была интуиция, а также просто безмерное терпение и настойчивость в решении любой поставленной перед ней задачи.

Борн подозрительно посмотрел в глаза Энджел и весело спросил:

— Да ты никак влюбилась в этого… ха-ха…орнитолога? Что наконец-то растаяли все глыбы льда?

И Борн с удовольствием засмеялся.

— Нет, — сказала она, почему-то при этом нежно улыбнувшись. – Но я всегда готова быть рядом с ним.

— Вот и хорошо, — как-то по-отечески сказал Борн. – Кстати, он скоро будет здесь.

— Ну, тогда я пошла, — сказала Энджел. – Пока, Мартин, звони. Я всегда на связи.

И Энджел вышла из кабинета к большому удивлению Элизабет, которая принесла ей чашку кофе.

— И все-таки влюбилась! — по-доброму съехидничал Борн ей вслед.

Кстати, идея соединить на просторах болгарского побережья этих двух, таких разных, но чем-то похожих друг на друга, людей пришла в светлую голову Бетти. Борн на свой страх и риск воплотил ее предложение в жизнь. О чем сегодня впрочем нисколько не жалел.

Алекс Смоллетт, залечив все свои раны и избавившись  практически от всех своих шрамов, действительно сегодня решил заехать к Мартину в контору. Просто так, в гости, дел у него там не было.

Проходя вдоль красивой ограды, которая окружала здание конторы, он увидел перед воротами машину, в которую садилась элегантно одетая пассажирка. Машина уехала, а Алекс вихрем влетел в приемную Мартина, где уже царствовала незаменимая никем Элизабет.

— Кто та женщина, которая только что вышла отсюда? – даже не поздоровавшись, спросил Смоллетт.

— Привет, Алекс! – сказала невозмутимая Элизабет. – Раньше ты не задавал таких…странных вопросов.

Элизабет сделала заметную паузу, подбирая прилагательное к слову «вопросы», чтобы ничем случайно не обидеть собеседника.

— Элизабет, ну скажи мне, пожалуйста, что она делала здесь?

— Эту женщину, Алекс, зовут Энджел, и она у нас работает, — с улыбкой ответила Элизабет.

— Работает? – переспросил Смоллетт. – Кем?

Элизабет отвлеклась от своих многочисленных бумаг, немного загадочно посмотрела на Алекса  и ответила:

— Ангелом Хранителем.

Дорогой читатель!

Через секунду ты закроешь последнюю страницу этой книги,  но когда ты будешь говорить о ней своим друзьям и знакомым, пожалуйста, не рассказывай никому, где был спрятан алмаз. Пусть это останется для всех маленькой тайнойJ

С любовью и уважением,

Мари Пэро

Недели через три после описываемых событий

Маленькая европейская страна

Шеф частного европейского сыскного бюро Мартин Борн сидел в уютном кожаном кресле у себя в кабинете и с удовлетворением читал отчеты своих сотрудников об очередной успешно проведенной операции.

Дочитав все бумаги до конца, Мартин собрал их большую черную папку, которую тут же опечатал, написал на ней привычное для него сочетание «Совершенно секретно» и убрал в нижний ящик стола. Где Борн хранил эти папки, да и хранил ли вообще, никто не знал.

Затем он с чувством выполненного долга закурил шикарную гаванскую сигару, которую только что достал из верхнего ящика стола. Очередное задание было выполнено.

Немного подумав, как он выражался о странностях жизни, он нажал кнопку вызова секретаря и сказал:

— Бетти, а не попить ли нам с тобой кофейку.

— Хорошо, Мартин, сейчас принесу.

Через некоторое время Элизабет Нортон вошла в кабинет своего шефа, перед собой она катила небольшой сервировочный столик на колесиках, на котором уютно расположились кофейник с двумя чашками, молочник со сливками, блюдо со свежайшими круассанами и вазочка с конфитюром.

Это была маленькая традиция, после успешно выполненного дела, они с Мартином пили кофе, и он рассказывал ей об очередной победе.

— Похитители камня верили во все легенды и очень его боялись мести алмаза. Поэтому никто из них, я в этом абсолютно уверен, ни разу до него даже не дотронулся. Не знаю, кому принадлежит идея сценария транспортировки камня, но его воплощение в жизнь было просто виртуозным, — сказал Борн, отпивая глоток вкусного кофе, — его везли люди «с чистыми помыслами», о которых мы ничего не знаем и боюсь, что уже не узнаем никогда.

Элизабет сидела в большом кресле и внимательно слушала рассказ Борна. Мартин всегда рассказывал самую суть дела, останавливаясь только на самых интересных подробностях. Элизабет за многие годы работы выслушала бесчисленное множество таких историй, и мало кто знал, что главный архив всех дел конторы Борна находился в ее светлой голове.

— Ты представляешь, — продолжал свой рассказ Мартин, — какие-то ребята в Интернете сделали сайт про конец света, о котором сейчас так модно говорить. Изображая из себя спасителей планеты, они набрали несколько человек, мотивированных на выполнение авантюрных заданий и любящих путешествовать. Главным условием было сохранение тайны их, так называемого, Клана Белых Воинов.

Борн, налив себе и Элизабет по глотку коньяка, который стал прекрасным дополнением к кофе, рассуждал дальше:

— Придумать фантастическую сказку про какой-то инопланетный разум и про артефакты, которые якобы его включают, мог даже ребенок. Подобные варианты сценария используются в половине компьютерных игр. А вот заставить поверить в эту сказку могли только очень незаурядные люди.

После того, как победа была одержана, Борн обычно не скупился на комплименты своим противникам.

— Схема была продумана в принципе беспроигрышная. Никто никого не знает, узнают друг друга по татуировкам на руке, которые через несколько дней легко смываются. Операцию сопровождает наблюдатель, которого тоже никто не знает в лицо. А алмаз искусно спрятан внутри персика. И даже, если персик попадет в чужие руки, совсем не факт, что алмаз будет сразу обнаружен. Я не удивлюсь, если этот персик благополучно доехал до Варны в каком-нибудь походном минихолодильнике, соседствуя с сандвичами и бутербродами для пикников.

Никаких следов сайта в Интернете нет. Никаких обсуждений и форумов. Наблюдателя в лицо запомнил только Алекс, в отеле наблюдатель зарегистрировался под именем какого-то известного французского футболиста, где его теперь искать никто не знает.

— Но одного курьера все-таки убили, — констатировала Элизабет.

Борн кивнул и продолжил рассуждения:

— Они немного ошиблись только в официанте, он оказался чуть более разговорчивым, чем это требовали условия игры, за что и поплатился жизнью. Для участников игры ключевым словом в самоопределении было слово «избранный». Занятное, я скажу, слово. Сейчас все хотят быть не героями и победителями, а именно, «избранными», и совершенно не задумываются, кем они избранны, зачем они избранны, а главное, за что они избранны. Но, услышав, что они «избранные» готовы на любые глупости, даже с риском для своей жизни.

Борн устало вздохнул, ему иногда казалось, что он собирает коллекцию человеческих глупостей. От этого ему становилось грустно.

—  Мартин, не расстраивайся, — сказала Элизабет, — ты же не можешь изменить мир. Каждый живет так, как считает нужным. И, вообще, я считаю, что официанта убил сам алмаз.

— Бетти, ты же в жизни не обращаешь внимания даже на черных кошек на улице. Неужели ты поверила во все эти сказки?

— Не то, чтобы поверила.… Но официант согласился участвовать в игре не ради спасения Земли, а потому что ему были нужны деньги, то есть из корыстных побуждений. Поэтому хочешь – верь в эти сказки, а хочешь – не верь.

Мартин выпил коньяк, налил себе еще и очень долго над чем-то размышлял, его рациональный ум пытался постичь иррациональную реальность, но достойных объяснений не находилось. Поэтому он многозначительно сказал:

— Может быть.… Все может быть…

А потом, перестав пытаться объяснить необъяснимое, бодрым тоном продолжил рассказ:

— Итак, официант принес персик на кухню и положил, чтоб не привлекать внимания, в коробку с другими персиками. Он собирался, придя с утра на работу сразу его забрать и во время завтрака передать контейнер, то есть, например, угостить ребенка персиком. Зная, что у матери ребенка на руке должна быть татуировка в виде ящерки.  Но на работу он не вышел, а персик вместе со своими собратьями отправился в зал ресторана на общих основаниях, то есть в вазочке для фруктов.

Борн налил себе еще коньяка и залпом выпил его.

— И тут в ресторан выходит наш благородный герой на отдыхе Алекс, — Мартин встал и театрально улыбнулся, — и, уходя оттуда, забирает с собой два персика из этой вазы. А один из них, что вполне естественно для Алекса, и был тем самым контейнером с алмазом.

Затем Борн сел, лукаво посмотрел на Элизабет и добавил:

— Кстати, Бетти, а ты не знаешь, зачем он вообще решил взять эти персики? Он же не ест персики. У него ведь на них… ха-ха… аллергия.

Борн захохотал, посмотрел на Элизабет и весело заметил:

— А если следовать, твоей логике: хитрый камень сам нашел себе человека с чистыми, честными помыслами.

И Борн захохотал еще громче. В итоге его рассуждений получалось, что встреча алмаза и Алекса была просто неизбежностью.

Элизабет только вздохнула и улыбнулась. Она уже давно привыкла к абсолютно не логичным и порой необъяснимым поступкам Алекса, которые приводят к большим успехам.

Неожиданно в кабинет вошла посетительница:

— Привет, Мартин! Привет, Элизабет! Проезжала мимо и решила зайти.

Увидев ее, Мартин расплылся в блаженной улыбке:

— Энджел, радость моя! Как я рад тебя видеть! Прочитал твой отчет. Ты сработала просто гениально! Ну, признайся, что хоть ты знала, что камень спрятан в персике.

— Ничего я не знала, просто, так получилось. Случайность. И вообще, если бы Алекс не взял тогда этот персик из вазы в ресторане, неизвестно, где бы сейчас был алмаз.

Борн очень хорошо знал цену этой женщине и недаром считал одним из самых ценных своих сотрудников. Она не умела стрелять и летать на вертолете, ее оружием была интуиция, а также просто безмерное терпение и настойчивость в решении любой поставленной перед ней задачи.

Борн подозрительно посмотрел в глаза Энджел и весело спросил:

— Да ты никак влюбилась в этого… ха-ха…орнитолога? Что наконец-то растаяли все глыбы льда?

И Борн с удовольствием засмеялся.

— Нет, — сказала она, почему-то при этом нежно улыбнувшись. – Но я всегда готова быть рядом с ним.

— Вот и хорошо, — как-то по-отечески сказал Борн. – Кстати, он скоро будет здесь.

— Ну, тогда я пошла, — сказала Энджел. – Пока, Мартин, звони. Я всегда на связи.

И Энджел вышла из кабинета к большому удивлению Элизабет, которая принесла ей чашку кофе.

— И все-таки влюбилась! — по-доброму съехидничал Борн ей вслед.

Кстати, идея соединить на просторах болгарского побережья этих двух, таких разных, но чем-то похожих друг на друга, людей пришла в светлую голову Бетти. Борн на свой страх и риск воплотил ее предложение в жизнь. О чем сегодня впрочем нисколько не жалел.

Алекс Смоллетт, залечив все свои раны и избавившись  практически от всех своих шрамов, действительно сегодня решил заехать к Мартину в контору. Просто так, в гости, дел у него там не было.

Проходя вдоль красивой ограды, которая окружала здание конторы, он увидел перед воротами машину, в которую садилась элегантно одетая пассажирка. Машина уехала, а Алекс вихрем влетел в приемную Мартина, где уже царствовала незаменимая никем Элизабет.

— Кто та женщина, которая только что вышла отсюда? – даже не поздоровавшись, спросил Смоллетт.

— Привет, Алекс! – сказала невозмутимая Элизабет. – Раньше ты не задавал таких…странных вопросов.

Элизабет сделала заметную паузу, подбирая прилагательное к слову «вопросы», чтобы ничем случайно не обидеть собеседника.

— Элизабет, ну скажи мне, пожалуйста, что она делала здесь?

— Эту женщину, Алекс, зовут Энджел, и она у нас работает, — с улыбкой ответила Элизабет.

— Работает? – переспросил Смоллетт. – Кем?

Элизабет отвлеклась от своих многочисленных бумаг, немного загадочно посмотрела на Алекса  и ответила:

— Ангелом Хранителем.

Дорогой читатель!

Через секунду ты закроешь последнюю страницу этой книги,  но когда ты будешь говорить о ней своим друзьям и знакомым, пожалуйста, не рассказывай никому, где был спрятан алмаз. Пусть это останется для всех маленькой тайнойJ

С любовью и уважением,

Мари Пэро
Послесловие