Глава Восьмая

18 июля 2010 год Болгария
Черноморское побережье

Проснулся Смоллетт через три часа с синдромом шпиономании. У него появилось очень им нелюбимое, но абсолютно нормальное для сложившейся на сегодняшний день ситуации ощущение, что кругом одни враги, начиная от горничных и заканчивая, еще не приехавшими гостями. С этим надо было что-то делать, потому что это ощущение, как Алекс знал из собственного богатого опыта, мешает работать и принимать правильно конструктивные решения.

На часах было восемь утра, и Алекс решил спуститься на пляж, поплавать в прохладном утреннем море, надеясь, что это занятие поможет ему справиться с собой.

До завтрака Смоллетт успел пару раз искупаться и познакомиться с двумя премиленькими сестренками, которые угощали его виноградом и рассказывали всякие веселые истории о своих путешествиях по миру и поисках всяких древних артефактов. Сегодня днем они планировали поездку в какой-то древний монастырь. Одна из них была историком, а другая – искусствоведом. Но лучше бы они об этом не говорили, потому что в вечно работающих мозгах Алекса естественно сразу появилась схема: историк, искусствовед, артефакты, алмазы…. Слова и мысли стали складываться в цепочки  рассуждений, рождали всякие двусмысленные вопросы, которые очень хотелось задать собеседницам.

Алекс уже начал думать об этом серьезно, как вдруг его интуиция, единственная особа женского пола, к которой он прислушивался в жизни, нежно шепнула ему о том, что если он вовремя не остановится, то действительно станет самым странным человеком в этом отеле, страдающим к тому же шпионской паранойей. Достаточно того, что вчера он задал кучу глупых вопросов Марине Александровне и очень теперь надеялся, что она не будет об этом рассказывать всем местным сплетницам.

Алекс нежно улыбнулся сестрам, поблагодарил их за угощение и поспешил в номер, чтобы переодеться к завтраку.

Надо отдать должное, Алекс достаточно быстро разогнал кучу мыслей и мыслишек, которые толпились и гомонили у него в голове. Половину из них он просто удалил по причине их вредности и ненужности, а остальные выстроил стройными рядами и заставил сначала замолчать, а потом говорить по очереди. Мысли, зная крутой нрав своего хозяина, быстро выстроились в нужном направлении, и Алекс сформулировал очень актуальный на сегодняшний день тезис о том, что подозревать всех подряд может только круглый идиот, который хочет до конца загубить и без того испорченный отпуск.

Часам к десяти Алекс спустился в ресторан, но завтракать там, не стал. Он налил себе чашку кофе, взял несколько маленьких пирожных и вышел на открытую площадку бара, откуда лестница спускалась прямо на пляж, и можно было ненавязчиво наблюдать за различными перипетиями курортной жизни.