Глава Первая

Небольшой город в Центральной Европе

На часах было около двенадцати ночи. Но большое количество людей уже давно не спали по ночам. Современный, продвинутый мир по ночам знакомился и общался друг с другом в Интернете. Социальные сети, сайты знакомств, on-line игры, форумы, чаты и многие другие «фишки» составляли тот мир, который называют мировой паутиной. И эта паутина реально затягивала, обматывала и не отпускала даже самых великих скептиков.

«Маленький, ласковый, но ужасно одинокий зайчик очень хочет погрызть вместе с тобой твою капустку».

Боже мой, какой кошмар! Чего только не прочитаешь на сайтах знакомств. Даже страшно подумать, о чем писал этот зайчик, и что он там собирается грызть. Что это? Крик души сексуального садиста? Или поиски бизнесмена – огородника, который выращивает, выращивает свою капустку, поливает ее, складывает по банкам и баночкам, а тут какой-то непонятный изголодавшийся заяц, готов ее всю сразу погрызть? Много ума не надо, один хороший шопинг запросто сгрызет пару — тройку тонн капустки.

Повеселившись над своими мыслями, Тьерри продолжал путешествовать по сайту. Он внимательно читал всю чушь, которую писали о себе люди, целью которых было привлечь к себе внимание. И ведь привлекали…

«Орнитолог ищет партнера для наблюдения за городскими птицами…..» Это как? Типа квартирка на чердаке? Или заходи, у меня окна выходят на женское общежитие? Ржачь…….

А почему все о плохом? А вдруг действительно орнитолог? От этой мысли стало почему-то еще веселей. Тьерри встал из-за компьютера и налил себе кофе.

Он отлично знал, что, вернее, кого, он ищет на бескрайних просторах Сети. Пальцы его ловко скользили по клавиатуре, и маленькая ящерка на кисти руки, шедевр тату-искусства, опять начала двигаться, было ощущение, что она бежит вперед.

Ящерка остановилась, очередной нужный сайт был найден, но вдруг в прихожей раздался мелодичный сигнал домофона.

— Доставка пиццы! – донеслось из динамика.

Ровно через три минуты в дверь звонил курьер из ближайшей пиццерии.

— Пицца для господина Тьерри Анри! — сказал он таким голосом, как будто ждал, что из соседней комнаты действительно выйдет известный французский футболист.

Но перед ним стояли два молодых человека, один, из которых, весело сказал:

— Пицца для господина Тьерри!

И забрал одну из коробок. Его товарищ, забрав вторую коробку, не менее весело добавил:

— Пицца для господина Анри!

Расплатившись с немного разочарованным курьером и закрыв за ним дверь, они поржали, их шутка с Тьерри Анри как всегда сработала. Пицца была  традиционным ужином, поэтому они пошли на кухню наливать себе по очередной большой кружке кофе.

Их имена «Тьерри» и «Анри», которые они когда-то придумали себе сами, не символизировали то, что они были поклонниками французского футбола, к футболу это не имело никакого отношения. Эти имена обозначали то, что молодые люди просто были неразлучными друзьями и все делали вместе.

Они жили в одной квартире, вместе зарабатывали деньги и вместе их весело тратили, а потом собирали всю наличную мелочь по карманам, чтобы  купить банку растворимого кофе, без которого оба не могли жить. Вместе иногда взрывали Интернет каким-нибудь сумасшедшим проектом, а потом вместе депрессовали неделями, считая, что ничего лучше у них уже никогда не получится. И, тем не менее, вскоре вместе начинали работать над какой-нибудь новой еще более креативной идеей.

Однажды, во время одной из таких массовых депрессий, они вместе решили послать все «к черту» и начать «нормальную» жизнь. Тьерри начал тусить в ночных клубах, а Анри изучать квантовую физику, у каждого появились свои друзья и знакомые. Тьерри ушел жить к дочери владельца сети автозаправок, а Анри начал встречаться со студенткой консерватории. Однако, спустя некоторое время Анри, вернувшись с уже порядком надоевших ему свиданий домой, обнаружил там Тьерри, наводящего порядок в своей комнате. В тот же вечер, они вместе поняли, в чем главный смысл их жизни, стерли номера телефонов всех новых друзей и, отметив праздник нерушимой дружбы, вместе ушли фармить в популярную on-line игру.

На следующий день они вернулись к своей привычной жизни. Анри занялся созданием сайта музыкальной группы, барабанщиком которой был их общий старый друг. А Тьерри в чатах и на форумах начал рассказывать всем об этом новом музыкальном проекте, творчество которого его просто «озарило» и «вдохновило» на многие свершения в жизни. «Тьерри Анри» к радости многих вернулся на просторы Интернета.

Тьерри был монстром общения в Мировой Сети. Он был своим человеком во всех социальных сетях, а также на огромном количестве чатов и форумов. Иногда он мог выбрать какой-нибудь умирающий сайт и, подтянув на его форум своих знакомых с разных чатов, быстро его реанимировать. Админы сидели и думали, что они гении оптимизации,  не подозревая, что в этот день Тьерри было скучно, а их сайту просто повезло. Тьерри готов был быть готом и эмо, рокером и брокером, ди-джеем  и экстрасенсом. Общение  on-line стало для него не просто увлечением, а основным занятием в жизни.

Со временем у него появилось небольшое хобби. Тьерри любил мотивировать людей из Интернета на совместное совершение какого-либо «подвига» в реальной жизни. Он считал себя своеобразным психотерапевтом, перемещая людей из виртуального мира в реальность.

Анри писал программы и делал сайты. Он любил сам разрабатывать их дизайн. Например, он делал сайты — головоломки, попасть на которые было легко, а вот выбраться оттуда, можно было, только выполнив целый ряд заданий. Однажды он сделал сайт — лабиринт и, пока его делал, сам в нем и заблудился.

Шедевром своего компьютерного искусства он считал сайт небольшой торговой сети. Решая различные загадки и квесты, потенциальные покупатели зарабатывали себе баллы, которые пересчитывались в небольшие бонусы и скидки при покупке товаров в этих магазинах. Реклама  появлялась на этом сайте весело и ненавязчиво. Пройдя, например, очередной уровень и расправившись с очередным монстром, в качестве приза все смотрели забавный мультик о новинках торговой сети. Люди с бонусами и скидками в руках толпами шли в магазины, прекрасно зная о различных акциях — распродажах и читая наизусть стишки с сайта про очередной товар дня. Торговая сеть развивалась, ее владельцы богатели, а Анри получил пожизненную «Золотую карту почетного покупателя» с пятидесятипроцентной скидкой на все товары.

Тьерри, вдоволь наобщавшись с народом на сайтах знакомств, для их нового проекта он искал любителей приключений и дальних путешествий, зашел в комнату к другу. Тот был так чем-то увлечен, что даже не услышал шагов за спиной. Тьерри посмотрел на экран монитора и увидел весьма впечатляющую картину. Весь экран был забит фотографиями кошек.

Тьерри был готов увидеть на этом экране все, что угодно: все матчи последнего чемпионата мира по футболу, секретные чертежи болидов Формулы – 1, подборки фотографий на тему «Самые крутые тачки» или «Самые крутые телки». Этот список можно перечислять очень долго, но «Кошки» в него не вошли бы даже на тысяча двести сорок шестом месте.

У них был кот, которого они подобрали как-то на улице под холодным дождем, чтобы он погрелся немного. Кот, как и положено котам, погрелся немного, а остался навсегда.

Он быстро стал толстым и ленивым, абсолютно не мешал друзьям жить их компьютерной жизнью, за что они его очень любили и ласково называли Наш Билл Гейтс. Причем два слова Наш Билл быстро превратилось в одно, потому что кот, креативный, как и его хозяева, категорически не отзывался на Билла,  признавая только сочетание НашБилл.

Из обыкновенного кота НашБилл превратился в настоящего друга, который всегда был рядом. Поэтому увидев нашествие кошек на компьютер друга, Тьерри подумал, что Анри пора спасать.

— Нет, спасать меня не надо. Лучше присоединяйся, а то здесь так много народа становится, кто с кошками, кто с тунцами, а кто с концами.

— Какие тунцы? Какие концы? И причем здесь кошки? Объясни все толком. Ты бредишь что ли?

— Группу я в сети   создал, которую назвал «Любителям кошек любитель тунца, умеющий все доводить до конца». Думал, придет сюда несколько каких-нибудь сумасшедших сюрреалистов, потусим, поржем, пообщаемся. Ошибался. Сюда тупо пришли любители кошек, со своими питомцами и их фотографиями, любители тунца, со своими кастрюльками и кулинарными рецептами, а посередине бегают те, которые кричат, что именно они в этой жизни доводят все до конца, поэтому они непременно заведут себе кота или кошку и будут кормить животное только тунцом. Короче хотел пару-тройку сумасшедших для души, а получил сумасшедший дом.

— Ну как назвал, то и получил. Бывало и похуже. Займи их там всех пока чем-нибудь, а я сейчас пойду и рассую их по разным этажам этого дома.

Через два часа Анри пришел к другу и весело сказал:

— НашБилл заработал тысячу баксов. Надо ему подарок какой-нибудь купить.

— Тысячу за два часа? Золотой кот! Что ты там придумал?

— Я сфоткал НашБилла и написал, что бедный кот страдает от ожирения, попросив помочь, кто чем сможет. В общем, за два часа наш кошелечек пополнился на тысячу баксов. А может быть уже и больше. К этому прилагаются многочисленные диеты для котов и таблетки для похудания. Я так думаю, что мы недельку «полечимся», а потом нам станет легче, и я помещу другую фотку, поблагодарив всех за успешное проведение операции по спасению здоровья животного.

— Ну да, никто же не знает, что у нас живет максикот размером с минибегемота, — сказал Тьерри и весело потрепал по широкой спине уютно развалившегося в кресле НашБилла.

— Кстати, как там дела с концом света? –  спросил Анри, который, наконец, оставил в покое своих бесконечных кошек.

— Все ок, — улыбнувшись, сказал Тьерри. – Ты не поверишь, но он неуклонно приближается.

— И что же мы будем с этим делать? – еле сдерживая смех, спросил Анри.

— Мы будем, как обычно,… спасать мир, — сказал весело Тьерри, вспомнив известный мультфильм о двух мышах Пинки и Брейне. —  Пойду собирать команду спасателей.

И друзья весело рассмеялись. За этот проект им заплатили очень неплохие деньги и обещали заплатить еще столько же за каждый успешно пройденный участниками игры этап.

В виртуальной части игры необходимо было решать всякие тесты и выполнять задания, которые Анри периодически выкладывал на сайте, а в реальной части игры, которую сценировал Тьерри, необходимо было находить предметы, спрятанные в различных местах, и тайно везти их по заданному маршруту.

Заказчик был богатым чудаком, игра, да и весь проект, в целом, планировались с размахом в пространстве и во времени. Поэтому друзья были рады, что года на два они обеспечены работой и возможностью, в процессе проведения игры, посетить разные страны мира.

Украина. Киев.

Родион Надов сидел в небольшом кафе на Крещатике и ждал встречи с человеком, которому еще не так давно был очень благодарен. Но теперь, когда по счетам пришло время платить, чувство благодарности сменилось чувством неловкости и раздражения. Правильно люди говорят: «Берешь чужие – отдаешь свои», а когда «своих» нет, эту поговорку понимаешь еще лучше.

— Привет, Тадеуш! Как дела? – приветствовал Родион элегантно одетого мужчину, подошедшего к его столику. Причина их встречи для современного мира была очень банальна: Родион должен был просто отдать долг. Вот только сложность ситуации была в том, что у Родиона с «просто отдать» уже очень давно были большие проблемы.

— Привет, Родион! Мои-то дела идут неплохо, а вот как твои дела? Деньги принес?

Тон Тадеуша не внушал оптимизма, Родион понял, что отмазаться как обычно по-дружески, «под дурачка» не получится.

— Деньги будут, но немного позже, — Родион старался быть убедительным.

— И откуда интересно ты их возьмешь? Ты посадил денежное дерево и ждешь, когда оно начнет цвести купюрами? – тон у Тадеуша был такой, что Родион уже раз десять пожалел, что связался когда-то с ним. Но когда Тадеуш давал деньги, он был совсем другим, и, казалось, просто хотел искренне помочь другу в сложной ситуации.

— Родион, что ты умеешь делать, когда не играешь в казино? Может тебя пристроить рабом на галеры?

У Родиона так и нарисовалась в голове картинка про рабов и галеры, даже руки и ноги похолодели от мысли, что может иметь в виду его собеседник.

— Нет, не надо на галеры. Я уже пристроился курьером.

— Курьером? Да что тебе можно доверить?

Родион совершенно не хотел продолжать разговор, но Тадеушу надо было что-то говорить и лучше правду. Поэтому он вздохнул и нехотя сказал:

— Да, в Интернете ребята понтуются, артефакты какие-то по всему миру собирают, но у них хороший спонсор, платит деньги за поиски и транспортировку этих древностей.

Тадеуш Конти, будучи сам аферистом «мирового масштаба», почувствовал в воздухе запах денег. Но желательно было узнать об этом по подробнее. Поэтому, сделав вид, что он абсолютно не верит своему собеседнику,  презрительным тоном спросил:

— И что же ты повезешь? Перо из хвоста священного попугая, найденное в пирамиде Древнего Египта?

Родиона задел тон его собеседника,  он очень хотел, чтоб ему поверили, поэтому  почти возмущенно сказал:

— Нет. Разговор со мной шел о каком-то священном камне из  Аравийской пустыни. Но точно я пока ничего не знаю.

Родион прикусил язык, потому что дал какую-то ужасно страшную клятву о неразглашении своей миссии, иначе вся темная сила камня обернется против него. Но  темная сила камня была далека и не понятна, а Тадеуш с его холодными злыми глазами сидел перед ним и требовал денег.

— Тебе, Родион, можно начинать писать книжки в стиле фэнтези, — холодным тоном сказал Тадеуш, — Потому что рассказывать сказки у тебя получается хорошо.

Что именно хотел сказать этими словами его знакомый, Родион не понял, но облегченно вздохнул, когда Тадеуш встал из-за столика и, не прощаясь, ушел.

Родион посмотрел вслед Тадеушу и вдруг понял, что ничего о нем не знает. Он умудрился взять в долг у человека, не зная даже его фамилии, однако, это не мешало его знакомому находить Родиона в любом месте и в любое время суток.

Франция. Париж.

На следующий день, находясь уже в своей парижской квартире, Тадеуш Конти набрал номер телефона человека, у которого с чутьем на деньги тоже все было очень хорошо.

— Джон, у меня есть информация, что в скором времени в Европу из Азии доставят какой-то камень. Не знаешь ли ты случайно, о чем может идти речь?

— Здравствуй, Тэдди! Ты все еще коллекционируешь международных проходимцев, которые сливают тебе «левую» информацию?

— Нет, экзамен на «международного проходимца» он не сдал, но кое-что рассказал. Это, правда, не освобождает его от уплаты долга.

— Ха-ха, Тэдди, с возрастом ты становишься жадным. Та информация, которую ты получаешь от своих друзей-должников, обычно стоит гораздо больше, чем их крошечные долги тебе.

Тадеуш рассмеялся и весело сказал:

— Кто б рассуждал о жадности, Джон…..

На другом конце трубки раздался гулкий хохот. Эти два человека прекрасно знали цену друг другу.

— Так ты там что-то говорил о камне… – сказал уже вполне серьезно Джон Ли. — Я, пожалуй, поинтересуюсь этим вопросом. Мне кажется, что я уже где-то слышал похожую историю.

И, немного подумав, спросил:

— Ты мне назовешь своего несостоявшегося проходимца? Или он тебе дорог как память?

— Он мне уже почти не интересен. Родион Надов. Работает официантом в каком-то ресторане на болгарском побережье.

— Спасибо, Тэдди, ты знаешь, я всегда плачу по счетам.
Следующая глава

Глава Вторая

Примерно за неделю до описываемых событий
Саудовская  Аравия. Пустыня

Амир Ибн Саид скакал по пустыне на своей любимой белой верблюдице. Он не замечал ни обжигающего солнца, ни раскаленного ветра с песком. Обида, жгущая его сердце, была значительно больнее, чем все неприятности пустыни вместе взятые. Он скакал, не боясь заблудиться, прекрасно зная, что его верный друг, белая верблюдица Арабелла, всегда найдет дорогу домой.

Слуги в доме и на конюшне, увидев, что хозяин приказал седлать Арабеллу, стали выполнять свои обязанности с двойным усердием. Все знали, что  в пустыню на Арабелле, он уезжает в самые трудные минуты своей жизни. Последний раз это было полгода назад, когда умер его отец. А если у хозяина было плохое настроение, то жди беды. Нет, головы он не рубил, у хозяина было европейское воспитание и образование, но нрав он имел крутой и увольнял за малейшую провинность.

Он уехал, чтобы охладить свой гнев и злость. Причем злость была, в основном, только на себя. Как он, такой хитрый и осторожный потомок знатного арабского рода, мог так безоглядно доверять людям, которых еще недавно считал своими друзьями.

Прекрасно понимая, что злость – плохой советчик, Амир решил успокоиться и хорошо подумать, что он может сделать в такой ситуации. Он точно знал, что сдаваться он не собирался.

«Главное, найти алмаз, а месть похитителям – это дело времени и самого камня, — думал, Амир пока Арабелла, уже не спеша, гордо шагала среди барханов. —  Недаром тот старый еврей потратил столько времени, рассказывая про этот камень. Алмаз живет своей жизнью, сам выбирает хозяина с «чистыми» помыслами и приносит ему благополучие и удачу. Я должен приручить камень и подарить сестре алмаз благополучия, который будет  оберегать ее всю  жизнь».

Амир прекрасно помнил ту поездку в Антверпен. Город, где можно купить бриллианты уже на привокзальной площади. История многих очень знаменитых алмазов связана именно с Антверпеном.

Зачем он ехал в этот европейский город, знал только один человек, особо доверенное лицо. Амир выехал в Бельгию только, когда получил письмо с адресом. Именно по этому адресу находился небольшой ювелирный магазин, который и являлся целью его визита.

В магазин Амир зашел как обычный богатый обыватель и начал, не спеша, разглядывать витрины. Там было на что посмотреть!

Продавец достаточно долго, наблюдая за посетителем, не мешал ему наслаждаться блеском бриллиантов в кольцах, сережках, колье и диадемах. Но через некоторое время продавец учтиво спросил:

— Могу я вам чем-нибудь помочь?

— Не знаю, — искренне сказал Амир, — Мне бы хотелось что-нибудь особенное.

Продавец внимательно посмотрел на него и сказал:

— Тогда пойдемте со мной. Здесь на витринах вы ничего особенного не найдете.

Продавец сделал ударение на слове «особенного».

Они прошли в небольшую красиво обставленную комнату.

— Присаживайтесь, — сказал продавец, указав рукой на большое кресло.

Сам он сел напротив и опять очень внимательно посмотрел на Амира. Выйдя из торгового зала, этот человек преобразился: взгляд стал более колючий, походка более твердая, в голосе пропали заискиваще-учтивые нотки. И Амир понял, что может быть продавец и был продавцом, но продавал он действительно нечто особенное.

Человек, сидящий напротив Амира, достаточно долго молчал, а потом заговорил:

— Скажите мне, пожалуйста, вы хотите приобрести нечто «особенное», имея чистые помыслы?

Амир не ожидал такого подхода к делу, поэтому переспросил:

— Что вы имеете в виду?

— Я имею в виду, что вы не планируете использовать приобретенное в корыстных или неблаговидных целях.

Терпение Амира начало заканчиваться, но, тем не менее, он нашел в себе силы  спокойно ответить:

— Я ищу подарок для своей младшей сестры. Она чиста и непорочна. Я хочу, чтобы этот подарок стал для нее символом благополучия, и она передала его по наследству своим будущим детям.

— Символом благополучия, говорите? – зачем-то переспросил странный продавец, – Ну что же,  вы сами сказали эти слова.

Собеседник Амира встал, открыл небольшую дверь в стене и пригласил Амира за собой. Когда они спустились вниз, Амир подумал, что попал на съемки фильма о средневековой Европе.

За столом среди огромных фолиантов, многие из которых были покрыты пылью, и каких-то почти алхимических приборов сидел старик, о возрасте которого Амир даже боялся подумать.

Старик оторвался от чтения какой-то древней книги, положил на стол огромную лупу, с помощью которой, видимо, разбирал написанные в ней  тексты, и спросил спутника Амира:

— Ты считаешь, что это именно тот человек, который нам нужен?

— Я ничего не могу считать, — почтительно прозвучало в ответ. — Камень сам выбирает себе хозяина.

Старик посмотрел на Амира так, как будто хотел просканировать его мозги.

— Присаживайтесь, молодой человек, — сказал он, и Амир сел в огромное кресло, стоящее напротив старика. – Мы хотим предложить вашему вниманию вот это.

И старик достал из ящика стола небольшую коробочку, в которой лежал красивый прозрачный камень продолговатой миндалевидной формы. Амир недоверчиво посмотрел на старика.

— Не смотрите так, молодой человек, — спокойно сказал старик. – Это, конечно, не алмаз, а очень качественно выполненная копия. Если бы я хранил алмазы в ящике стола, то не дожил бы до моих лет.

И старик позволил себе рассмеяться.

— Перед вами точная копия алмаза «Энджел». Он был назван в честь дочери одного из владельцев камня. Все говорили, ангельское было создание, абсолютное совершенство и добрейшей души человек. Но и этот камень при правильном с ним обращении становится ангелом, а точнее Ангелом-Хранителем.  Этот алмаз долго был скрыт от глаз людей. Родина его точно не известна. Мы предполагаем, что это Индия. Алмазом владела одна очень уважаемая семья. Алмаз передавался по наследству из поколения в поколение. Но последний представитель семьи умер, не оставив наследников. Знаете ли, все знатные и уважаемые фамилии имеют свойство когда-нибудь заканчиваться.

И старик усмехнулся, казалось, что он прекрасно понимал, о чем говорит. Амир уже подумал, что сейчас он будет слушать какую-нибудь историю из жизни, которые так любят рассказывать старые люди. Но  старик был в полном порядке и не страдал старческой сентиментальностью. Он продолжал:

— Сейчас алмаз ищет нового хозяина.

На этой фразе рациональный ум Амира начал плавится.

— Вы  думаете, что я — сумасшедший старик-ювелир, поэтому и говорю об алмазе как о живом существе. Нет, я не сумасшедший, я просто очень долго живу на этом свете и очень долго продаю алмазы. И могу вам совершенно ответственно сказать, что каждый алмаз имеет свою историю и свою судьбу, тесно связанную с судьбами людей, в руки которых он попадает.

Этот камешек не очень большой по размеру, но очень своенравный по характеру. Он сам решает свою судьбу и сам выбирает себе хозяина. Он чистый как слеза и может принадлежать только человеку с чистыми помыслами.

Когда камень окружен людьми с добрыми помыслами, он дарит им благополучие и удачу, но когда он попадает в руки к алчным и жадным, он приносит им катастрофы и смерть.

К своим последним хозяевам он попал, выпав из кармана грабителя. Этот человек убил ювелира, который хранил камень долгие годы. Грабитель бежал по улице и столкнулся с женщиной, которая несла корзину с продуктами. Придя домой, женщина в одном из пакетов нашла камень. Как он туда попал, никто не знал. Семья, хоть и была очень уважаемой, но жила тогда в бедности. Они решили, что этот алмаз – Божий Дар и принесет им удачу, поэтому продавать его в семье, было строго запрещено. Алмаз принес семье удачу, они получили неожиданное наследство и восстановили свое финансовое благополучие.

Однажды камень попробовали украсть, но похититель, который был партнером хозяина алмаза, не успев ничего сделать с камнем, через три дня умер от какой-то непонятной болезни, распространяемой африканскими насекомыми. А позже, разбирая документы своего партнера, в тайном ящике письменного стола хозяин камня нашел свой алмаз. Камень опять вернулся в семью.

Это только события из жизни последних владельцев алмаза. Но легенд об этом камне ходит много. Его не только трудно украсть, он сам находит способ «уйти от воров», а затем всех его похитителей находит скоропостижная смерть. Его также трудно продать, так как продавца при заключении сделки всегда можно уличить в жадности, поэтому не каждый решиться продавать его.  К новому хозяину камень обычно долго привыкает, но, привыкнув, верно ему служит.

Старик рассказал еще несколько историй, связанных с непростым характером камня, но Амир их  плохо слушал. Он раздумывал о том, что уже услышал.

Закончив свои рассказы, старик внимательно посмотрел на Амира и спросил:

— Так вы готовы сделать этот камень символом благополучия своей семьи?

Амир подумал о том, что он старается жить так, как воспитал его отец. Приоритетной сферой его интересов в жизни были современные компьютерные технологии. Он не финансирует террористов, не продает оружие и наркотики.  Поэтому, немного помолчав, он ответил:

— Пожалуй, я готов приобрести этот камень вместе со всей его историей.

Амир до последнего момента не верил во все эти сказки, понимая, что про любой камень можно рассказать подобные истории. Но прочитав условия сделки, он немного изменил свое мнение. Все его деньги перечислялись на счета нескольких благотворительных фондов, сам ювелир не получал ничего.

Старик, которого в этой жизни испугать уже нельзя было ничем, даже в разговоре ни разу не упомянул слово «продажа».

Историю о камне Амир рассказал только двум своим лучшим друзьям. Именно эти люди и были в тот вечер на ужине, где они уговорили Амира показать камень. И он как мальчишка поддался на уговоры.

В доме было всего пять человек, включая хозяина дома. Но когда Амир показывал камень, его партнер по бизнесу Майкл Кэрри с женой уже уехали. Камень видели только Джеймс Браун и Питер Вильсон, люди, которых Амир считал друзьями.

Они знали друг друга достаточно давно, почти каждый год вместе развлекаясь на каком-нибудь дорогом курорте. Но Амир никогда не воспринимал их как серьезных бизнесменов, сколько он их знал, они умели только успешно тратить деньги своих родителей, причем делая это весьма виртуозно.

«Джеймс и Питер… Они, кажется, говорили о каких-то финансовых проблемах. Да-да, они опять просили «поучаствовать» в их бизнесе…» — Амир вспоминал все подробности злополучного вечера. Тогда он действительно расслабился. Он не просто показал камень, он позволил друзьям рассмотреть его «на свет» и даже опустить в бокал с водой, чтобы проверить, действительно ли «чистой воды» этот алмаз. Друзья не только проверили, но и, видимо, поверили в реальную ценность этого камня.

«Интересно, а если бы я согласился дать им деньги, он все равно украли бы у меня алмаз?» — подумал Амир, но этот вопрос уже был чисто риторическим.

За каждым Амир приказал установить круглосуточное наблюдение. Но пока никаких следов камня обнаружено не было. До дня рождения сестры оставалось чуть больше двух недель, поэтому надо было срочно предпринимать меры по поиску пропавшего камня.

Амир достал спутниковый телефон и набрал номер телефона единственного человека, который ему мог помочь.

— Здравствуй, Мартин! Мне срочно нужна твоя помощь.

— Здравствуй, Амир! Завтра в шестнадцать часов на нашем месте. Успеешь?

— Успею. Спасибо. До завтра.

Следующий день

Швейцария. Цюрих

На следующий день в шестнадцать часов Амир сидел в небольшом кафе в центре Цюриха. Напротив него уютно расположился и уже достаточно долго слушал его человек,  которому можно было рассказать все. Это был не очень высокого роста, на вид очень состоятельный мужчина средних лет, на его лице не было абсолютно никаких эмоций, лишь очень умные темно-серые глаза внимательно смотрели на собеседника. Он ничему никогда не удивлялся, потому что в своей жизни он выслушал столько порой  фантастических историй, которые в итоге оказывались правдой, что удивить его было уже нечем.

Амир рассказал ему все и о покупке алмаза, и о легендах, которые ему поведал старый ювелир, и о том, что камень был похищен.

— Мне не нужно искать похитителей, боюсь, участь этих людей уже решена.  По словам старика, алмаз сам найдет способ наказать их. Более того, камень сам  может  уйти из рук жадных и алчных людей. Но вот куда он уйдет, об этом никто не знает. И мы можем потерять алмаз навсегда. Мартин, верни мне, пожалуйста, камень. Этот камень должен принадлежать нашей семье.

Мартин был немного удивлен состоянием своего знакомого, Амир по образованию был математиком, холодный расчет и трезвый разум часто побеждали даже его горячий южный темперамент.

— Мы найдем твой алмаз, Амир, — стараясь говорить как можно спокойнее, сказал Мартин.

— Нет, ты не понимаешь! Не все так просто. – Амир говорил более чем взволновано. — Алмаз должен искать человек с чистыми, честными помыслами. Только к нему в руки пойдет алмаз.

Мартин закурил сигару и внимательно посмотрел на Амира, в надежде услышать от него более рациональные предложения по поиску камня.

Но Амир, немного помолчав, задал самый главный для себя на данную минуту вопрос:

— Мартин, скажи честно, — от волнения он уже не подбирал слов, — у тебя есть честный человек с чистыми помыслами, который сможет найти мой алмаз?

Мартин посмотрел на Амира, вздохнул и, молча, кивнул.

У Мартина Борна было все.
Следующая глава

Глава Третья

Примерно за неделю до описываемых событий
Россия. Москва

«Все, отступать некуда. Виза получена, билеты заказаны»,- так думал Алекс Смоллетт, покидая огромный, сверкающий витринами торговый комплекс в центре Москвы. В руках было множество сумок, пакетов и пакетиков, в которые заботливые продавцы упаковывали свой, часто незатейливый, товар.

Редкий мужчина любит шопинг, обычно это дело абсолютно женское, но в преддверии отпуска Алекс героически занялся покупками сам. С всякими мелочами, типа футболок, плавок и шорт, Алекс справился достаточно быстро, даже три пары обуви: для пляжа, прогулок по городу и визитов в ресторан, не очень смутили его. А вот зачем он купил какую-то странную зеленую панаму от супермодного нынче дизайнера и третий уже в его хозяйстве надувной матрац, который, по словам продавца, не утонет ни за что, даже если его протаранит подводная лодка, он не очень понял.

Но весело подумав, что любой удачный шопинг должен быть ознаменован покупкой двух-трех совершенно не нужных вещей, иначе комплекс ощущений будет неполным, Алекс остался весьма доволен собой и отправился на парковку.

Лето в этом году в Москве было такое, что жители города стремились уехать в южные страны, чтобы хоть немного отдохнуть от жары. Москва, как будто устав от пробок, строек, вечной суеты улиц и постоянно растущего числа своих жителей, решила тоже уйти в отпуск. Погода этим летом в Москве всеми силами показывала, что жителям этого города просто необходимо от него отдохнуть. Отпуская своих жителей в разные страны, Москва как ленивая кошка, наблюдающая за отъездом своих хозяев, растянулась своими улицами на солнышке, и, делая вид, что дремлет, думала: вернутся, никуда не денутся.

Алекс любил Москву. Любил просто так без пафоса и лишних слов. Ругаясь, как и все, на очереди в супермаркетах, духоту в метро, пробки в центре и на МКАДе, он почему-то прощал этому городу все. Поэтому, когда однажды перед ним встал вопрос, в каком бы городе пожить, он, не задумываясь, выбрал именно Москву.

Сложив все покупки в багажник своего Мерседеса, Алекс поехал обедать в небольшой итальянский ресторанчик на Таганке  и не столько, чтобы поесть, сколько еще раз убедить себя в том, что его затея с отпуском в Болгарию правильная. Он очень устал и выбрал для отпуска эту маленькую европейскую страну, планируя в тишине привести в порядок все свои мысли и жизненные планы. Хотя занятие это было достаточно сложное и неблагодарное. Дело в том, что жизненных планов у Алекса не могло быть в принципе, его планы обычно разрабатывали другие люди и чаще даже не спрашивали о его согласии.

Вообще-то вот уже почти три года Алекс работал коммерческим директором в небольшой, но стабильной, компании, которая продавала собственные программные продукты. Дела в конторе шли совсем не плохо, и в этом была немалая заслуга ее коммерческого директора.

Александр Генрихович Смоллетт, в миру просто Алекс, был классным переговорщиком, иностранная фамилия и знание пяти языков открывали ему двери многих не часто открываемых кабинетов. Он был очень легок в общении, всегда мог найти общий язык с нужными людьми, он знал о людях, с кем вел переговоры, практически все: от дня рождения любимой собаки до блюда, которое они чаще всего заказывают в ресторане. После партии в покер или  бильярд, где Алекс делал солидные ставки и даже позволял себе иногда проигрывать приличные суммы, мужчины искали с ним дружбы, а женщины искали его в своей постели.

Надо заметить, что с женщинами у Алекса, высокого брюнета с черными, как смоль, кудрями и до неприличия красивыми зелеными глазами, было все хорошо, даже, по мнению многих, очень хорошо. Дело в том, что Алекс уже давно ответил себе на вопрос: «Чего хочет женщина?», поэтому первая половина его женщин считала, что он их навек, а вторая половина уже, на всякий случай, помечала флажками дорогу в ближайший ЗАГС. А Алекс умел, никому ничего не обещая, поддерживать со всеми легкие, непринужденные отношения, и все его знакомые и слабо знакомые женщины ждали своего светлого будущего в цветах и шоколаде, и непременно с Алексом в спальне, на кухне, на пляже и во всяких других более экзотических местах, насколько у каждой из них хватало фантазии.

Каждый день в половине десятого утра Алекс приезжал на работу. Он специально приезжал на полчаса раньше и заказывал у кофе – леди, которую, как это часто бывает, звали просто Светочка, чашечку крепкого утреннего кофе. С кофе у Светочки было все хорошо, а вот насчет леди Алекс мог бы и поспорить. Но девушка она была хорошая, добрая с немного забавным южнорусским говором, поэтому свои соображения о поводу леди Алекс хранил при себе.

С чашкой доброго Светочкиного кофе в руках, Алекс с удовольствием обсуждал утренние новости с приходящими на работу обитателями open space. Наиболее популярными обычно были обсуждения ночной жизни московских клубов, результаты вчерашних футбольных матчей, а рейтинг последних дней возглавляла внезапно появившаяся проблема: уехала ли наконец-то теща программиста Славика Королева, приехавшая из Краснодара на пару дней, но оставшаяся так надолго, что Славик боялся, что уже началось навсегда.

Без пятнадцати десять в офис входила Нина Павловна, главный бухгалтер, и приносила уже ставшие традиционными пирожки с разнообразными начинками, которые быстро разлетались вместе с их запахом по офису. Алекс брал два пирожка, произносил в адрес чуть смущенной Нины Павловны слова благодарности, такие же разнообразные как начинка ее пирожков и в десять часов удалялся в свой кабинет. На этом игры в демократию прекращались, и все приступали к выполнению своих прямых обязанностей в соответствии со своими должностными инструкциями.

Вообще правильным мужиком был этот Алекс Смоллетт. И как обо всех правильных мужиках, в существование которых обычно никто не верил, о нем ходила куча сплетен и фантастических историй. Чаще всего говорили, что была у него какая-то тайна, о которой Алекс не рассказывал никому, но этим фактом объясняли его иногда частые отъезды и краткосрочные отпуска, которые Алекс брал под разными благовидными предлогами. Работе это не мешало, поэтому руководство компании относилось к этому лояльно.

После каждого отъезда Алекса сплетни, притаившиеся при нем в углах и курилках офиса, вновь расправляли крылья и совершали новый виток по офису, множась и размножаясь, обретая новые, порой фантастические подробности. Когда люди чего-либо не знают точно, но очень хотят об этом поговорить, они сами очень быстро придумывают все необходимые подробности и рассказывают их так убедительно, что очень скоро и сами начинают в это верить. Так, собственно говоря, и рождаются сплетни.

Герои и жертвы сплетен даже не представляют себе, что о них говорят и думают их сослуживцы, родственники и другие сильно и слабо знакомые им люди. Об Алексе говорили, конечно же, только «хорошее». Основных «хороших» версий было три:

— Бабник. Три жены и восемь детей в разных странах мира.

— Игрок-профессионал. Сутками играет в казино, предпочитает карточные игры, но иногда не прочь и за рулеткой посидеть.

— Аферист. Охмуряет на европейских курортах одиноких богатых женщин, а иногда и не только женщин.

Однако последняя версия была явно слабовата, усомниться в традиционной сексуальной ориентации Алекса было трудно. Он так же сильно предпочитал в жизни женщин, как женщины предпочитали его.

Некоторые наиболее сентиментальные офисные барышни, тайно влюбленные в своего коммерческого директора, настойчиво выдвигали четвертую версию, рожденную из недр нескончаемых российских сериалов: была у Алекса любовь, он постоянно к ней ездит, но в силу каких-то очень серьезных причин, они не могут быть вместе. Говоря об этом, барышни обычно тихонько вздыхали и затягивались сигареткой.

Итак, пока офис додумывал интимные подробности второй жизни Алекса Смоллетта. Он ее вел и весьма успешно, но совсем не в том амплуа, в котором представляли его офисные барышни. Но если бы эти самые барышни узнали бы хоть часть правды о жизни Алекса, они в это все равно никогда не поверили, думая, что их просто разыгрывают. А как бы вы отнеслись к тому, если бы вам сказали, что ваш коммерческий директор – современный Рембо? Наверно просто рассмеялись бы сказавшему это в лицо. Вот поэтому Алекс Смоллетт и мог спокойно уезжать в свои командировки, возвращаясь в прекрасном настроении и каждый раз пахнущий новым дорогим парфюмом, бережно сохраняя образ бабника и прожигателя жизни, так заботливо созданный его добрыми сослуживцами.

Алекс уже много лет работал секретным агентом. Раньше он состоял на службе в системе Интерпола, а теперь отошел от большой политики и работал в небольшом сыскном агентстве, которое возглавлял его лучший друг Мартин Борн.

Политикой Мартин Борн никогда не увлекался. Однако кто был его клиентами,  точно не знал никто, кроме самого Борна. С некоторыми посетителями Мартин встречался как бы официально, они договаривались о встрече через секретаря, и иногда им приходилось минут десять-пятнадцать посидеть в приемной. Мартин всегда наводил справки о тех людях, которые к нему приходят. Перед некоторыми он иногда напускал пафос, особенно перед теми, кто приравнивал неверность жены к дезертирству из армии и просил привлечь всех агентов на поиски и поимку второй половины.

– Нет, ты представляешь! – возмущался Борн. — Он так и сказал, я плачу деньги, а все ваши европейские агенты отправляются на поиски моей жены и ее тренера по фитнесу. Ага, прямо сейчас я все брошу, всех маньяков, террористов, мошенников и аферистов и скажу им: «Вы подождите пока, я сейчас тренера по фитнесу найду, а потом опять за вас возьмусь».

— Да не кипятись ты так. Не стоит он того. А то вон уже стихами заговорил, — успокаивал Мартина лучший друг.

Алекс понимал, что Мартин совсем не злился, он просто стебался над ситуацией и давал выход своим эмоциям.

— Я бы вообще запретил профессию тренер по фитнесу, — возмущался Борн, — это люди, которые просто профессионально рушат семьи богатеев и создают огромное количество проблем. Никто не думает о том, что спокойствие в семьях миллиардеров и олигархов залог спокойствия во всем мире. Помнишь того психа, который в отместку за неверность жены решил «повеселиться» на фондовом рынке? Хорошо, что  отговорили, а то такое «веселье» могло и к третьей мировой привести.

Смоллетт помнил эту историю и прекрасно знал, сколько труда Мартин потратил на то, чтобы урегулировать этот семейный конфликт, который серьезно мог отразиться на некоторых процессах мировой политики. Причем Мартин проявил очень большую выдержку и стал просто настоящим семейным психотерапевтом, хотя ему проще было бы одним ударом его мощного кулака отправить тренера по фитнесу в глубокий нокаут на всю оставшуюся жизнь.

Мартин Борн и его контора пользовались в определенных кругах безупречной репутацией. Им приходилось выполнять иногда настолько деликатные и щепетильные задания, о которых даже сплетничать было опасно. Никакой картотеки или клиентской базы Мартин не вел, но мог в кратчайшие сроки собрать о нужном ему человеке максимум необходимой информации. Мартина Борна, как это часто бывает у таких людей, уважали и боялись одновременно.

Иногда, и Алекс это видел сам, машины с затемненными стеклами въезжали прямо в подземный гараж, куда персонал конторы доступа не имел, а из гаража лифт поднимал клиентов прямо в кабинет Мартина. О чем там велись переговоры, никто не знал. Но после таких визитов Борн обычно доставал чистый лист бумаги, рисовал на нем только одному ему понятные схемы и стрелочки, затем листок выкидывался, и в кабинет вызывались определенные сотрудники.

Сотрудников в конторе было совсем не много. В приемной уже много лет властвовала Элизабет Нортон. Уникальная женщина, которая делала приемную неприступной крепостью перед кабинетом шефа, но, не напрягая, а наоборот нежно и даже ласково встречая всех посетителей. Она производила впечатление ужасной болтушки, постоянно рассказывая всякие истории из жизни, новости из газет и сплетни из глянцевых журналов. Она могла часами говорить о чем угодно, но никогда ни разу никто не слышал, чтобы она рассказывала о своей работе.

Однажды Алекс, работая уже много лет на Борна, позволил себе задать Элизабет вопрос, откуда она берет ту информацию, которой с большим удовольствием делится со всеми. И Элизабет, посмотрев Смоллетту в глаза, серьезно сказала, что каждый день утром за чашкой кофе и вечером перед сном  тратит не менее двух часов на чтение утренних и вечерних газет и журналов.

— Моя работа в первую очередь заключается в том, что я должна знать все: кто и что, о чем и о ком говорит в мире. А приятным дополнением к этому является то, что я умею варить кофе, работать на компьютере и разговаривать по телефону.

Ответ был таким же обстоятельным, как и сама Нортон. Она не просто знала все, она умудрялась еще к тому же ничего  никогда не забывать.

«Маленькая карманная энциклопедия» так иногда Мартин называл Элизабет. Она была для него значительно больше, чем просто верный секретарь. Их связывала многолетняя нежная дружба, которую они не осложняли ссорами, ревностью или выяснениями отношений. Иногда они вдвоем уезжали в только им понятные служебные командировки, а дня через три они обычно возвращались весьма довольные собой.

Алекс, зная очень непростой характер своего друга, трепетно относился к Элизабет, иногда просто преклоняясь перед ее преданностью и терпением. Но все эти чувства он держал при себе, так как никогда не обсуждал с Мартином его отношения с этой женщиной. Алекс Смоллетт был твердо уверен в том, что личная жизнь должна быть действительно личной, и она не нуждается ни в проблемных семинарах, ни в психологических тренингах даже со стороны очень близких людей.

Еще в конторе Мартина постоянно работали три сотрудника, но заговорить с ними было значительно сложнее, чем со случайно оказавшимся на Земле инопланетянином.

Тим, Джон и Рикки сидели в огромной комнате, напичканной от пола до потолка всеми последними достижениями различных компьютерных технологий. Их три мощных компьютера работали круглосуточно, когда спали эти люди, для всех было загадкой. Алекс называл их Трехголовый Дракон Мировой Сети, в которой они старались контролировать все процессы. Они ныряли за информацией в такие глубины Интернета, которые были абсолютно недоступны простым пользователям. А однажды один из них донырялся до такой степени, что на предложение девушки пообщаться в Скайпе, наивно спросил: «А что такое Скайп?», чем привел в детский восторг всех окружающих.

Деньги, события, люди – так можно было коротко охарактеризовать сферу интересов этого Дракона. Они был профессионалами высочайшего уровня по сбору информации об интересующем их объекте. Они работали на Мартина честно и преданно уже несколько лет. Их встреча с будущим шефом произошла случайно в полицейском участке, куда Мартин заехал по каким-то делам и ему показали трех гениев, которые занимались тем, что на спор ежедневно взламывали любые, попадающиеся им под руку сайты и базы данных. Они не воровали информацию или деньги, они просто развлекались.

Мартин, проанализировав по полицейским протоколам масштаб бедствия, которое произвели эти умельцы, быстро понял, что такие люди ему нужны. Он взял на себя решение их проблем, вплоть до выплат компенсаций наиболее пострадавшим в этой истории фирмам и конторам. А спасенные им гении сначала с радостью отработали все потраченные на них деньги,  потом уже не смогли уйти от своего благодетеля, потому что теперь за то, что они умели делать лучше всего им еще и платили ежемесячную зарплату.

Все остальные люди, с которыми по разным причинам сотрудничал Мартин, в конторе появлялись редко и уходили  быстро. С некоторыми Алекс был знаком по совместной работе. А про тех, кого не знал, ничего не спрашивал. Меньше знаешь – спокойнее работаешь.

Алекс Смоллетт для Мартина был не просто другом. Мартин любил говорить, что держит контору, только для того, чтобы Алексу было чем заняться в жизни.

— Я тебе по жизни дарю кайф и драйв. Кайф от работы и драйв от ее непредсказуемости.

За свою многолетнюю работу в различных структурах Алекс научился стрелять из всего, что стреляет, ездить на всем, что ездит, летать, на всем, что летает, он владел восточными единоборствами и искусством рукопашного боя, но в начале 21 века этими умениями никого не удивишь. А удивлять Алекс Смоллетт умел другими своими талантами.

По характеру Алекс был мирным человеком, это ему когда-то помешало сделать карьеру на государственной службе. Он любил вести переговоры и считал операцию успешной только тогда, когда она проходила без человеческих жертв. Мартин на эту тему часто шутил и говорил, что его друг смог бы договориться и с землетрясением в Калифорнии, и с вулканом в Ирландии, если бы они добрались до организаторов этих стихийных безобразий. Оружие для Алекса было всегда самым последним аргументом в общении с противником, однако, этот аргумент был чаще всего настолько весомым, что возражать против него было уже некому.

Однако даже если бы Алекс не умел стрелять, летать и прыгать с парашютом, ему все равно пришлось бы стать агентом спецслужб, так как был у Алекса еще один талант, который даже он сам себе объяснить не мог. Об этом таланте ходили легенды, говорили, что Алекса как будто просто ведет рука судьбы. Дело в том, всегда, при любых обстоятельствах, даже вопреки происходящим вокруг событиям Алекс умудрялся  оказываться в нужном месте в  нужное время.

Сначала к этому все относились как к простым совпадениям, но после путешествия Смоллетта в Южную Америку даже великий скептик и материалист Мартин Борн поверил в какие-то сверхъестественные способности друга.

Самолет, на котором Алекс летел на очередное задание, потерпел крушение. Приборы и один из двигателей отказали еще над океаном, пилот сделал все, чтобы дотянуть до суши. Когда Алекс прыгал из уже дымящегося самолета, он не был даже уверен, что земля, которая находилась под ним, является Южноамериканским континентом. Он упал в джунгли, которые обычно называют непроходимыми. Парашют застрял в кронах деревьев, Алексу пришлось, обрезав стропы, пролететь еще несколько метров вниз, сквозь неласковые ветви каких-то огромных экзотических растений, упав на землю, Алекс потерял сознание. Очнулся он тогда, когда его уже кто-то куда-то нес, и Алексу оставалось только мечтать,  что  не на жертвенный костер и не на ужин каннибалам.

Но принесли его в маленькую, достаточно чистую больницу, где местный врач, весьма сносно говорящий по-французски, осмотрел Алекса и предписал ему неделю постельного режима. Алексу в принципе было все равно, он только очень хотел узнать, где оказался. На следующий день он вышел прогуляться и, почувствовал, что у него начала кружиться голова, но не от ушиба при падении с парашютом, а от того, что перед ним была та самая улица в небольшом, затерянном в джунглях поселении, которую он так внимательно изучал дня три назад на спутниковой карте. Больница стояла напротив дома, где находился сервер, откуда он должен был скачать информацию. Сервер никогда не подключался к Интернету, а информация, которая хранилась на нем, подробно рассказывала о путях наркотраффика в Европу. Теперь, получив такой подарок судьбы, выполнить задание для Алекса было делом техники.

Когда Смоллетт вернулся и рассказал всю эту более, чем странную историю, Борну, Мартин не выдержал и спросил:

— А может ты у нас прорицатель какой-нибудь или ясновидящий? Ну-ка напрягись и подумай, где сейчас, например, происходит ограбление. Да, что я все о работе!… Казино!…. Мы пойдем в казино, и ты сорвешь банк!…

— Да отстань ты от меня, — Алексу уже надоели эти разговоры. – Не могу я ничего предсказывать. И вообще чего ты такой жадный, пользуйся тем, что есть. И не пытайся в жизни все себе объяснить. Все равно не получится.

А Борн, мечтая все-таки как-нибудь заманить своего друга в казино, в принципе и не пытался себе что-нибудь объяснять. Он вообще не любил всякие неуловимые субстанции бытия и сознания, которые не возможно было уложить в его любимые схемы. Все, что было за пределами его рационального ума, он с легкостью отдавал своему лучшему другу Алексу Смоллетту.

Борн просто смирился с тем, что интуиция Алекса была не просто необъяснимой,  иногда казалось, что она  живет какой-то своей жизнью, и когда Алекс собирался в командировку, она собирала для себя отдельный чемодан.

Алекс часто себе говорил, что жизнь гораздо проще, чем представления о ней многих людей. Поэтому в чудеса он в принципе не верил, а к своим талантам относился как к средствам достижения успеха. Лишь иногда просто думал о том, что если бы он работал только коммерческим директором, он никогда бы и не узнал о своих способностях.

— Шпион без интуиции как бухгалтер без калькулятора… Неудачник! – сказал однажды Смоллетт Мартину.

Борн оторвавшись от бумаг, которые внимательно изучал, посмотрел на Алекса, гулко захохотал и ответил:

— К тебе это точно не относится! Твоя интуиция умеет решать такое количество проблем, причем даже мирового масштаба, что я думаю, нам надо срочно  выпить за ее здоровье.

И друзья, шутя и веселясь, отправились в небольшой ресторанчик, расположенный на другой стороне улицы.

Алекс был талисманом успеха для Мартина, с ним любили работать практически все сотрудники. Его нестандартные, порой абсурдные, но всегда точные решения самых сложных задач завораживали и интриговали даже самых опытных агентов.

Однако, несмотря на весь пафос своего статуса, Алекс Смоллетт по своей натуре был человеком отзывчивым и благородным, поэтому всегда с успехом находил лишние проблемы на свою «больную голову». Но из всех ситуаций в жизни Алекс выходил победителем, он просто не любил проигрывать и боролся всегда до конца, поэтому Борн никогда не ругал Смоллетта за его абсолютную самостоятельность в принятии решений.

А вот чему учил Мартин своего  героически-благородного друга, так это тому, что любой труд должен быть оплачен, а совершать подвиги за «спасибо» всю жизнь – это просто безответственно по отношению к себе.

— Если человек тебе в знак благодарности хочет подарить кучку денег. Не надо его обижать, ведь ты эти деньги честно заработал, — не раз повторял Алексу Мартин.

Алекс понимал, что Борн, конечно, прав. Тем более, что оценить  денежном эквиваленте то, что он делает для людей было практически невозможно. А к последующим благодарностям в любом виде он вскоре стал относиться философски, ведь каждый труд должен быть оплачен, как говорит его друг Мартин.

Однажды Алексу довелось участвовать в операции по освобождению заложников. Заложниками оказалась семья одного влиятельного европейского чиновника.  Алекс был направлен туда исключительно для ведения переговоров, но прибыв на место, он очень быстро понял, что собственно вести переговоры тут просто не с кем. Злодеями оказались вовсе не террористы, как все думали сначала, а просто бандиты, жаждущие денег. Но это никак не облегчало решение проблемы. Азарт дилетантов часто гораздо страшнее холодного расчета профессионалов.

Осада особняка с заложниками превратилась в вялотекущую  локальную войну, которая длилась уже несколько часов и ни к каким результатам не привела. Судьба заложников тоже оставалась неизвестной. Алекс понял, что спецслужбы явно недооценили противника. Бандиты видимо серьезно готовились к операции, на складе имелся очень большой арсенал разнообразного оружия, да и самих бандитов было не менее пятнадцати человек.

Алекс прибыл на место тогда, когда спецслужбы просили подкрепления, а бандиты угрожали взорвать какой-то атомный заряд, якобы имеющийся у них в доме. Ситуация требовала немедленного принятия решения.

Изучив план дома и отметив для себя места возможного нахождения заложников, Смоллетт вместе с командиром спецназа приступил к  разработке операции.

Основная идея заключалась в том, чтобы отвлечь внимание бандитов минут на пятнадцать. За эти пятнадцать минут Алекс должен был проникнуть в дом, найти помещение с заложниками и вывести их за пределы опасного особняка. Задача была сложной, неизвестно, в каком состоянии заложники, среди которых был семилетний мальчик, точно неизвестно, где они находились, и каким образом была организована их охрана. Но медлить больше было нельзя.

Командир спецназа отдал приказ готовиться к активным боевым действиям и имитации попытки штурма дома со стороны улицы. Тем самым он планировал отвлечь всех бандитов на себя, чтобы освободить для Алекса пространство заднего двора дома.

Операция должна была начаться через двадцать минут. Через пять минут после начала боя Смоллетт должен был начать действовать.

Пробежать через двор и проникнуть в дом Алексу удалось за две минуты. Спецназ атаковал серьезно, поэтому все свои силы бандиты сосредоточили на другой стороне дома и двора. Проникнув в дом, Алекс не услышал никаких звуков, которые могли бы ему подсказать место нахождения заложников. Для себя он определил, во-первых, подвал, но там было пусто, а во-вторых, кухню. Но и там никого не было. В последний момент он заметил на кухне маленькую дверь, за которой, видимо, находилась кладовая. Он резко дернул дверцу, она открылась, и за ней Алекс увидел связанных заложников. Там было четыре человека жена, старшая дочь, младший сын чиновника, а также, видимо, их кухарка. Быстро освободив друг друга от веревок и скотча, которыми они были связаны, заложники поспешили вслед за Алексом.

Но когда они начали перебегать через двор, бандиты это заметили. Им удалось ранить девушку, она упала, и бежать дальше не могла. Алекс, прикрывая ее, вел прицельный огонь по бандитам. Трех человек ему удалось убить. Спецназовцы, которые ожидали около задней калитки возвращения Алекса, увидев его вместе с заложниками, ведущего неравный бой с бандитами, поспешили на помощь. Под шквальным автоматным огнем трое заложников были выведены за пределы особняка. А вот Алекс с девушкой оказались под прицелом снайпера, который обосновался в окне первого этажа. Причем снайпер простреливал все подходы к тому месту, где лежала девушка, оберегаемая Алексом.

Убить снайпера не самая простая задача, это Алекс Смоллетт знал очень хорошо. Но также хорошо он знал, как его можно убить.

Однажды судьба свела Алекса с солдатом удачи по имени Охотник. Он был действительно охотником. Родился он в Сибири и в молодости развлекался тем, что мог убить белку, попав ей прямо в глаз. Потом были Афганистан, Чечня, домой он больше не вернулся, но продолжал быть охотником. Охотником на снайперов.

Встретились они в тюрьме одной из африканских стран, куда оба попали случайно и ненадолго. Вот там Охотник и поделился с Алексом своим боевым опытом.

Поэтому когда снайпер в очередной раз обнаружил себя, выстрелив, но, не попав в цель. Алекс моментально произвел один ответный выстрел, но его выстрел попал в цель. Бандиты понесли уже большие потери и оставшиеся в живых уже не могли отстреливаться на два фронта. Алекс подхватил девушку на руки и под прикрытием спецназовцев вынес ее прямо к машине Скорой помощи.

Таким образом, операция по освобождению заложников была закончена, Алекс, получил слова благодарности от командира спецназа, скромно сел в машину и уехал. Это была просто его очередная работа.

Однако, было очень приятно, когда оправившись от всех потрясений, глава семьи в благодарность вручил Смоллетту конверт с очень кругленькой суммой, пересчитав которую Алекс тут же полез в Интернет изучать тему: а почем нынче яхты? Но подумав, решил купить себе просто хорошую машину.

«Зачем мне яхта? Надо быть скромнее», — каждый раз думал Алекс, с наслаждением садясь в ласковый салон своего Бентли. Ну да, шпион на яхте — это как-то вызывающе, прямо Джеймс Бонд среди нас. А вот Бентли — креативно и почти скромно. Его и на службе можно использовать. Например, в тех случаях, когда задание надо было выполнять на пышных приемах, где агенты в смокинге и вечерних платьях, чтобы произвести впечатление на светских людей, танцуют с розой в зубах аргентинское танго.

Танго Алекс танцевать не любил, хотя и умел, поэтому предпочитал производить впечатление своим внешним видом и достатком. «Кто ездит на Бентли, в шпионов не играет», — так думают многие, но уж точно не Алекс Смоллетт.

«Бентлить» в Москве Алекс не хотел. Здесь он ездил на надежном, проверенном Мерседесе. В этом городе марка машины, на которой ты ездишь, имеет слишком большое значение для формирования твоего статуса. В тусовках есть даже такое понятие «машина по статусу». Бентли для коммерческого директора — это был явно «перебор», это бы обсуждалось и привлекало к нему лишнее внимание. Отсутствием внимания к своей персоне Алекс не страдал, а вот лишнее внимание для него явно было лишним.

Все свои радости жизни Алекс Смоллетт хранил в своем доме, который уютно расположился в предгорном районе  Швейцарских Альп, совсем недалеко от Италии. В этом доме постоянно жил его брат Юджин, который всегда был рад видеть Алекса. А вот Алекс приезжал домой чаще всего по очень важным делам.

Юджин был врачом, но жизнь его заставила быть не просто врачом, а пластическим хирургом. Специфика работы Алекса заключалась в том, что травмы и ранения он получал чаще, чем некоторые люди получают заработную плату. Однажды, когда Алекс работал еще в системе Интерпола, он вернулся домой с таким лицом, что Юджин его даже не узнал, подумав, что в дом залез вор. Юджин видел, что Алекс страдал, причем не от переломанного носа и обожженной какими-то химикатами щеки, каждое утро Алекс смотрел на себя в зеркало и пытался привыкнуть к тому, что его красивое мужественное лицо исчезло навсегда. Вернее мужественности там было хоть отбавляй, а вот красоты не наблюдалось вообще. Да, честно говоря, и смотреть-то было жутковато.

Юджин наблюдал за братом несколько дней, а потом, даже не спрашивая желания Алекса, повез его на консультацию к своему знакомому пластическому хирургу. Брат сделал все возможное, чтобы на лице Алекса не осталось даже следов всех этих травм. А через некоторое время, получив диплом пластического хирурга, Юджин открыл свою частную клинику и больше никому не доверял процесс восстановления здоровья Алекса после его разнообразных командировок. С годами Юджин стал дорогим врачом, имел большую частную практику и репутацию специалиста, который делает чудеса. А Алекс доверял своему брату целиком и полностью, потому что кроме его и Мартина у Алекса близких людей в жизни не было. Тоже своего рода специфика профессии.

-У каждого потрясающего шпиона должен быть свой потрясающий пластический хирург, — любил говорить Алекс.

А потом задавал вопрос:

— Юджин, ты же потрясающий пластический хирург?

Юджин, улыбаясь, кивал головой.

— Ну, тогда я — потрясающий шпион, — весело констатировал Алекс.

Юджин, уже смеясь, опять кивал головой, он, вообще, в отличие от брата был немногословен и никогда не мешал ему веселиться. Это всегда производило на Мартина неизгладимое впечатление, он очень любил наблюдать за этими моно-диалогами братьев и часто вставлял в них свое веское остроумное слово.

Дом, кстати, Юджин содержал в идеальном порядке, Алекс всегда честно признавался, что так бы не смог. В саду росли прекрасные розы редких сортов, в конюшне с нетерпением ждал Алекса их общий любимец арабский скакун Корвет, а в гараже рядом с верным старым другом Альфаромео теперь стоял новенький Бентли. Юджин считал эти машины баловством и всю жизнь ездил только на джипах.

15 июля 2010 года

Россия, Москва

Собрав все свои вещи в большой чемодан, Алекс набрал номер телефона брата:

— Юджин, я уезжаю в отпуск.

Реакция брата была как всегда адекватна и невозмутима:

— Отпуск? – переспросил он. — Не помню, чтобы ты выполнял когда-либо задание с таким названием.

Алекс рассмеялся и весело сказал

— Нет, Юджин, это не задание. Я уезжаю в отпуск, настоящий отпуск! Я еду в Болгарию, в отель на неделю.

— В Болгарию? Ты как всегда оригинален, — ухмыльнулся брат и, помолчав, добавил. —  Подозрительно все это. Аптечку не забудь.

Алекс искренне попытался возразить брату:

— Но Болгария уже несколько месяцев вообще не упоминается в выпусках мировых новостей. Там ничего не происходит. Я надеюсь на спокойный отпуск.

Юджин опять немного помолчал, видимо, пытаясь представить Алекса в декорациях спокойного отпуска, а потом спокойно добавил:

— Я тоже надеюсь, но аптечку все-таки возьми.

После «полного оптимизма» разговора с братом, Алекс со вздохом открыл свой, как никогда удачно, упакованный чемодан и … положил туда аптечку.

По привычке, выработанной годами, Алекс поехал в аэропорт на такси. Пробок по дороге не было, поэтому приехал он, как и рассчитывал, к началу регистрации.

Московский  аэропорт всегда напоминал Алексу почему-то межзвездный корабль в период эвакуации оттуда его жителей. Огромное число людей, тонны багажа и снующие в толпе странные люди. Машины парковали, кто, где мог, ждали начала регистрации на рейс кто, как мог. Цены в палатках и ларьках  были как обычно за гранью реальности.

Героически отстояв все положенные среднестатистическому отпускнику очереди, сдав багаж и пройдя таможенный контроль, Алекс заглянул в Duty Free, но не получив заряда энергии от скучающих продавцов, решил ничего не покупать.

«Лететь не долго: взлет – обед – посадка. Как-нибудь продержусь», — подумал Алекс и пошел к самолету.

Летать Алекс любил. Он никогда не упускал возможности посмотреть со стороны, или с высоты, на жизнь людей. Но смотрел он обычно не долго, часто летая из страны в страну, Алекс привык в самолете спать. В общем, Варна оказалась гораздо ближе к Москве, чем казалось в начале полета. Расстояние между этими двумя городами равнялось двум снам и одному обеду.

Варна встретила его низкими грозовыми облаками и теплым влажным воздухом, который с нетерпением ожидал дождя. Но дождь покапал совсем чуть-чуть, грозовые облака, которые, казалось, были бескрайними, очень быстро разбежались в разные стороны, и пока автобус развозил туристов по отелям болгарского побережья, выглянуло потрясающее курортное солнце.

«Дождь в дорогу – к удаче», — подумал Алекс, очень надеясь, что отпуск состоится. Разместившись в отеле в достаточно удобном одноместном номере, он решил, что познавать окружающий мир со всеми его неповторимыми подробностями он будет завтра. Был уже вечер, включив телевизор, Алекс внимательно выслушал прогноз погоды и, узнав, что с погодой ему просто повезло, спокойно заснул под тихие переливы болгарского языка.

Ему снились жаркое солнце, легкий морской ветерок, приятно горячий песок на пляже и все остальные атрибуты простой курортной жизни.
Следующая Глава

Глава Четвертая

16 июля 2010 года Болгария
Черноморское побережье

Проснувшись утром, Алекс лежал в постели и нежился под прохладным воздухом, который струился из кондиционера. Заставив себя встать, он открыл балкон. Болгарское утро щедро дарило солнечные лучи и как будто шептало: «Здравствуй, море…Привет, пляж…» В голове, как и положено отпускникам, появлялись мысли о здоровом образе жизни, режиме дня и всяких других глупостях, о которых думает среднестатистический человек, приезжая на курорт. Но Алекс Смоллетт никак не подходил к разряду среднестатистических людей, поэтому с этими мыслями он быстро договорился и обещал подумать обо всем позже. А пока, приняв прохладный душ и оставив уборку кровати на откуп горничной, он спустился в ресторан, чтобы насладиться первым болгарским завтраком и оценить все прелести кухни отеля, куда он попал.

Королевой болгарской кухни, как очень быстро понял Алекс, оценив ассортимент блюд шведского стола, являлась явно брынза, а совсем не болгарский сладкий перец, как думают многие. Брынзу добавляли практически во все возможные блюда и подавали под различными специями. Фирменным блюдом в этом ресторане был шопский салат: свежие овощи и зелень, сдобренные сверху все той же брынзой. Но надо отдать должное болгарская брынза была вкусной, поэтому ее навязчивое предложение не очень раздражало.

Ассортимент шведского стола Алекса порадовал, разнообразие выпечки, горячих и холодных блюд, овощей, фруктов показывало, что с голоду он здесь все-таки не умрет. Конечно, кофейный аппарат не отличался от своих собратьев в других странах мира и кофе готовил по своему, только ему ведомому, рецепту, но с этим недостатком оставалось только смириться и пить, например, свежевыжатые соки, помня о здоровом образе жизни.

Если учесть, что еда как средство отдохнуть и расслабиться в рейтинге отпускника занимает место в первой тройке развлечений, то за эту часть отдыха Алекс теперь не переживал. Магическое «все включено» здесь в отеле явно работало.

Всеми своими огромными окнами ресторан выходил на море, которое плескалось и играло волнами под стенами отеля. С одной стороны, это было потрясающе красиво, но с другой стороны, любоваться этим не хотелось, а хотелось быстро все съесть и бегом нырнуть в эти мегатонны релакса. Море всем своим видом говорило: «Ну, не есть же вы все сюда приехали!». И конкуренции с ним в этом уголке мира не выдерживало ни что.

Доедая булочку со шпинатом и поминая добрым словом незабвенного Папая-моряка, Алекс услышал довольный женский крик:

— Рая, Раечка, смотри, тут персики вынесли, надо обязательно взять внучкам на пляж.

Дородная женщина стояла около фруктового стола с целлофановым пакетом и набирала туда персики из большой вазы. Молодая мамаша, стоявшая рядом, которую видимо очень задел приступ болезни под названием «халява», проявившейся у безымянной Раечкиной подруги, просто опустошившей уже треть большой вазы, заметила:

— Женщина, зачем так много? Это же шведский стол.

Раечкина подруга обернулась и бодро ответила:

— Какой шведский? Ты там была? В Швеции персики не растут.

И набрав килограмма полтора фруктиков для любимого внука, гордо пошла в сторону пляжа.

Услышав этот диалог, Алекс, конечно, хохотал. Родители мальчика могут быть спокойны, с такой бабулей он не пропадет.

Наблюдая за этой сценой, Алекс подумал, что холодильник у него в номере настолько пуст, что туда можно было бы поселить  семью пингвинов, желающих отдохнуть на южном море. Алекс взял из вазы парочку персиков с собой в номер (после Раечкиной подруги, на это уже никто не обращал внимания), чтоб холодильник не скучал, да и просто так, чтобы было.

Из ресторана Алекс вышел через бар, столики которого стояли на открытом балконе, а лестница спускалась прямо на пляж. На пляже в шеренги выстроилась армия зонтиков, готовая защищать жителей Земли от коварного, но такого манящего солнца. Полюбовавшись морем и пляжем, Алекс решил, что ему просто необходимо купить всякие модные кремы от загара и для загара, чтобы после его возвращения в Москву офисным барышням было о чем поговорить про него. Вернуться он решил в образе неотразимого мужчины, поэтому заодно было решено поискать здесь и тренажерный зал. Отдыхать так по полной программе.

Поднявшись в номер, чтобы переодеться, Алекс положил персики в маленький холодильник, который находился за дверцей тумбы письменного стола, поэтому его присутствие в номере некоторые неискушенные гости обнаруживали только через несколько дней пребывания в отеле, да и то, пообщавшись с соседями. Холодильник Алекса почувствовав, что о нем не забыли, довольно заурчал, тем самым давая понять хозяину, что за все содержимое полочек и коробочек в холодильнике Алекс может быть спокоен, клади себе на здоровье.

Однако Алекс подумал, что не будет злоупотреблять гостеприимством холодного друга, так как надеялся встречаться с продуктами в уже приготовленном виде в ресторанах и барах болгарского побережья. И мысль была правильная!

Большой шуткой для отдыхающих, которые строгали салаты и рубили колбасу в номерах, было то, что когда они уходили, например, на пляж, они сами того не подозревая, вытащив из выключателя около двери ключ от энергосистемы номера, отключали холодильники, где хранили свои закрома. Поэтому  бутерброды и сандвичи, заботливо сделанные из булочек, принесенных с завтрака, салатики, тонущие в майонезе, сметане или оливковом масле, к вечеру обычно уже не выглядят так свежо и аппетитно, как утром. Таким образом, вместо радости и наслаждения они дарят своим хозяевам облом и отсутствие закуски для «local-drink на балконе», который чаще всего организуется с приглашением в гости новых знакомых или соседей.

Вообще есть народная мудрость, что отдыхать в одно и то же место нужно приезжать как минимум два раза. Потому что в первый раз, любой отдыхающий – это разведчик во вражеском тылу или неопытный геймер, только что загрузивший неизвестную ему игру. Сравнение можете выбрать сами, кому какое ближе.

Непрофессиональному туристу, то есть обыкновенному релаксирующему отдыхающему в принципе не возможно сразу самостоятельно разобраться  с ключами, брелками, включениями и отключениями света, холодильника и кондиционера в номере. Однако гиды и работники отелей видимо для того, чтобы сделать отдых для гостей более интересным и заманчивым, крепко хранят свои тайны, никому ничего не рассказывая.  Поэтому обо всех нюансах своего отдыха гости курортных зон узнают не сразу, а лишь методом сбора информации или научного эксперимента в полевых условиях.

Разобраться с ключами и замками в номере – это только начало большого информационного пути среднестатистического туриста,  большое количество курортных проблем возникает по мере того, как отдых начинает набирать обороты.  Как добраться до города, как работает бар в отеле и рестораны на побережье, где купить сувениры, где ближайшие магазин, аптека и банкомат – это стандартный набор вопросов для любого отдыхающего, ответы, на которые пытаются печатать в информационных справочниках отелей и  путеводителях для туристов. Но на практике получается, что путеводители пишут люди, которые видимо, живут совсем в других местах земного шара и сами-то уж точно своими путеводителями не пользуются, так как большая часть информации устарела или далека от истины. Поэтому карты побережий и курортных зон больше похожи на карты Острова Сокровищ или обратной стороны Луны, все равно, типа, никто не знает, что там на самом деле есть.

Но мало того, что путеводители и справочники для туристов часто больше похожи на квесты с ребусами, загадками и тайными комнатами, местные жители часто бывают тоже большими забавниками, потому что с  доброй улыбкой и полным отсутствием совести они могут отправить отдыхающего, который ищет магазин на другой конец города. Лозунг «Пусть прогуляется, заодно и город посмотрит» для многих жителей курортных городов является просто инструкцией по эксплуатации туристов.

Таким образом, набегавшись, наговорившись с местными жителями и соседями по отелю, нарисовав на картах путеводителя свои уже на практике проверенные партизанские тропы, туристы узнают ответы на все интересующие их вопросы, но чаще всего это происходит по иронии судьбы за два – три дня до отъезда. Поэтому, садясь в поезд или в самолет, многие думают: «Вот, приеду в следующем году, и все буду знать». И ведь приезжают! Просто скрытый маркетинговый ход мирового туризма.

Алекс редко путешествовал по миру в качестве туриста, вернее, приезжал он в страну часто именно как турист, только вот обязанности туриста выполнял редко. Поэтому, попав в простой туристический рай, он с интересом наблюдал за происходящими там процессами. Некоторые вещи его забавляли, некоторые удивляли, а иногда, наблюдая за происходящим, он просто весело смеялся.

После завтрака в холле отеля группа туристов разговаривала с гидом и на вопрос одного из туристов, приехавшего на отдых со своими маленькими детьми: «Где здесь можно купить памперсы для детишек?», гид гордо ответил: «Варна – один из крупнейших городов Болгарии. В ней находится большое количество очень интересных мест….», затем еще минуты две шел рассказ о том, что же есть замечательного в городе Варна, который закончился фразой: «И, конечно же, в Варне есть магазины, где можно купить различные детские товары». Все бы ничего, и что Варна – прекрасный город в этом просто никто не сомневался, но до Варны нужно было добираться на автобусе, а памперсы для детишек можно было купить в магазинчике, расположенном в десяти минутах ходьбы от отеля. Только эту великую тайну гид так никому и не открыл.

Услышав этот диалог, Алекс усмехнулся, и в его честном шпионском мозгу мелькнула мысль: «А может за информацию надо платить?» Но он очень быстро понял, что идеи капитализма в этой части побережья Черного моря еще не проникли в умы людей, они пока витают в воздухе, тихо и ненавязчиво заглядывая в окна красивых отелей, баров и ресторанов.

Тренажерного зала Алекс так и не нашел, зато к своему удовольствию обнаружил совсем недалеко от отеля стоянку такси. Около одной из машин стояли туристы и разговаривали с водителем:

— Мы  сегодня приехали. Где находится супермаркет?

Таксист оказался веселым парнем, и вместо того, чтобы распахнуть дверцу своей машины и предложить гостям прокатиться до супермаркета, а «заодно и город посмотреть», он начал размахивать руками и на плохом русском объяснять, где находится интересующее людей место.

«Интересно, ему  совсем не нужны деньги? Или это какой-то неправильный таксист?» — подумал Алекс и вспомнил, как он однажды, наблюдая за объектом, полчаса простоял в центре Парижа, изображая из себя таксиста. Тогда ему тоже приходилось, размахивая руками, объясняя людям, как им можно добраться пешком до того, или иного места, люди смотрели на него адекватно, то есть как на сумасшедшего.

Прогулявшись по окрестностям и понаблюдав за происходящим вокруг, Алекс  понял, что в отличие от Египта и Турции на болгарском побережье, видимо, никто не бегает за туристами, предлагая им свои услуги «за умеренную плату». Жизнь здесь идет размеренно, без приключений и неожиданностей, а досуг отдыхающих есть дело рук исключительно самих отдыхающих.

«Все-таки надо быть осторожнее с мечтами, они имеют свойство сбываться, – думал Алекс по дороге на пляж. — Хотел отдохнуть в спокойном месте, вот и отдыхай. Море, солнце, пляж, чистый номер с кондиционером и local drink вечерком в баре на пляже».

Взяв на ресепшене пляжное полотенце солнечно-желтого цвета, Алекс, не заходя в номер, сразу спустился на пляж. Песок был чистым, мягким, и безумно горячим. Но песок, каким бы он не был, должен был подождать Алекса еще немного, потому что, бросив полотенце и одежду под ближайший зонтик, Алекс уже растаял в морской воде. Он нырнул прямо около берега и плыл долго под водой, получая от этого огромное удовольствие. Он вспомнил, как мечтал  об этих минутах еще в Москве, сидя в ресторанчике на Таганке, и уже в самолете, пролетая над морем.

Вода была теплая, не очень соленая и какая-то уютная, так что плавать хотелось долго-долго. А еще она была на редкость прозрачная, в ней даже были видны мелкие рыбешки, которые плавали не далеко от берега. Иногда Алексу попадались под руку маленькие медузы. Это были добрые медузы, которые живут только в чистой воде, а не медузы-монстры, о которых любят рассказывать страшилки по телевизору.

А в небе парили огромные чайки. Они летали и как будто охраняли с неба все это морское спокойствие. Алекс перевернулся на спину, посмотрел в чистое голубое небо и уловил ощущение бесконечности. В пространстве, где царствовали вода и воздух, даже время теряло свои приоритетные позиции.

Для человека, живущего в мире суетливой толпы, постоянно смотрящего на часы и выполняющего всегда определенные правила, ощущение бесконечности просто несвойственно. Ничто не вечно, все имеет свое начало и свое окончание, так часто люди говорят друг другу, передавая свой жизненный опыт. Но, слушая людей, нужно понимать, что какая жизнь, такой и опыт. Очень грустно жить, всегда ожидая, что все когда-то закончится: телевизионная передача, рабочий день, еда в холодильнике, отпуск, дорога, по которой едешь. На самом деле конец чего-либо есть начало чего-то нового. Об этом писали многие философы. Но для того чтобы не просто понять, а ощутить бесконечность пространства, нужно хотя бы раз подняться над суетой жизни, уплыть, например, далеко в море и лежа на спине, глядя в небо, ощутить себя частью этого бесконечного, бескрайнего мира. Алекс любил подумать и пофилософствовать сам с собой на  какие-нибудь темы глобального масштаба. Но старался никогда не углубляться в философские рассуждения со своими знакомыми и друзьями, так как имел на многие вопросы и проблемы собственную точку зрения, которую не хотел никому навязывать, а иногда не хотел даже афишировать. Его жизненная философия – это была его бесконечность, которой он дорожил и делился ей только с самыми близкими людьми, а таких в его непросто устроенной жизни было совсем немного.

Алекс понял, что он абсолютно потерял ощущение времени. Сколько он плыл, выстраивая в голове парадигмы бесконечности, он не понимал. Но в реальность жизни с ее правилами и границами его вернули добрые болгарские спасатели, которые, как, оказалось, являются настоящими спасательными спасателями и фиксируют все, что происходит на берегу и на вверенном им участке моря. Поэтому очень скоро Алекс услышал звук катера, и спасатели через громкоговоритель вежливо объяснили Алексу, что заплыл он слишком далеко и здесь уже начинается судоходная зона. Затем спасатели заботливо предложили ему поворачивать обратно к берегу или, если он очень устал, он может воспользоваться их катером, и они вмиг домчат его обратно к пляжу. Алекс бодро помахал рукой в сторону катера, давая понять, что он все понял, но в помощи не нуждается и, повернув, легко и размашисто поплыл к берегу.

Видимо плавал Алекс действительно долго, потому что когда он вышел из моря, он поймал удивленные взгляды людей, расположившихся под соседним зонтиком. Они, видимо, считали, что человек, оставивший вещи, все это время сидел в баре или гулял по территории отеля, они не предполагали, что можно так долго плавать в море. Но они же не знали, что Алекс не просто плавал в море, он там ловил астральные пути бесконечности…

Пляж отеля для семейного отдыха был образцово показательным пляжем. Со стороны он выглядел как рекламный проект «Года Семьи». Детишки мирно играли в песок, мамы прятались от солнца под зонтиками, а папы периодически приносили своим семействам мороженое и напитки из бара.

Когда Алекс, несколько неожиданно для многих, вышел из моря, женская половина обитателей пляжа явно оживилась. Срочно отправив мужчин за мороженым, кремом от загара и полотенцами для детей, несколько милых мамаш проявили неподдельный интерес к  хорошо накачанному красавцу, появившемуся на пляже. Романтический образ дополняли несколько небольших шрамов, которые, и это Алекс знал, совсем не портили его тело, а наоборот придавали ему еще более мужественный вид.

Добрый по своей натуре Алекс не стал лишать женщин, обремененных в жизни в основном семейными заботами, возможности полюбоваться на него, поэтому решил позагорать стоя. Ему всегда было приятно доставить женщинам удовольствие. Но мужья, увидев такую провокацию со стороны незнакомого мужчины, не собирались сдаваться.  И так как ответить им было практически нечем, ведь все их тела сверху, снизу и по бокам были обременены офисными заботами и пивными корпоративами, они быстро, причем, не сговариваясь, решили включить две беспроигрышные программы жизни «Заботливый муж» и «Заботливый отец». В соответствии с основными установками этих программ они начали с двойным усердием мазать спины жен кремом от загара и строить с детишками замки из песка. Таким образом, несколько женщин почувствовали себя хоть на короткое время самыми счастливыми на земле. Но их счастье было, как выяснилось, не долгим.

Через некоторое время на пляже появилась одинокая девушка, одетая в короткую юбку и маечку, с большой пляжной сумкой в руке. Её не интересовали места под зонтиками, она остановилась в метре от воды и начала сосредоточено вытаскивать из сумки небольшой пляжный коврик, полотенце и несколько баночек с кремом. Её взгляд был не просто сосредоточенный, а какой-то слегка отрешенный.

Алекс невольно стал наблюдать за девушкой, он знал этот тип пляжных загоральщиц и был готов увидеть его на любом другом пляже мира, но только не на этом кусочке семейного рая. А девушка, делая вид, что вокруг нее необитаемый остров, начала не спеша раздеваться, и через пять минут в царстве семейных идиллий, прямо у кромки моря появилась красотка, загорающая top-less. Даже если бы сейчас на пляже появилась подводная лодка, интерес к ней был бы гораздо меньший, чем к этой, еще пять минут назад скромной, девушке.

Намазав себя всевозможными кремами, девушка начала свой процесс загорания: десять минут, лежа на спине, десять минут – на животе, десять минут – на спине, десять минут – на животе. Отцы семейств, всем свои видом показывая, что ничего особенного вокруг не происходит, подхватили своих детишек и к радости последних очень резво повели их купаться. Причем купались все как-то тучно, в одном месте и по счастливому совпадению совсем рядом с загорающей одинокой девушкой.

Девушка тем временем, закончив первый цикл загара, встала и отправилась немного поплавать, чтобы охладить кожу.

— Совсем совести нет! Тут же дети! — раздалось из-под одного из зонтиков.

Алекс часто замечал, что люди на пляжах обычно не знают, как реагировать на таких красоток top-less. Скандалить? Это не прилично. Совсем не реагировать? Трудновато. Общество, видимо, пока еще для себя не определило грань между приличиями и свободой.

Каждый человек все-таки должен понимать, что его личная свобода не должна ограничивать свободу других даже в пределах одного отдельно взятого пляжа.

Все как-то облегченно вздохнули, когда после трех сеансов загорания и купания, милая девушка, покорившая всех своей непосредственностью, встала, не торопливо оделась и ушла в сторону отеля.

На пляже опять воцарилось спокойствие, детишки играли, мамы расслабились, лежа под своими зонтиками, папы отправились, кто купаться, кто за мороженым. Алекс решил пойти еще немного поплавать, уже просто так без морских медитаций.

Пляжные наблюдения показали ему, что жизнь на курорте течет живенько, с огоньком, и, при желании, скучать, здесь не придется.

Алекс вышел на берег и вдруг буквально за две минуты на небе появились тучи  пошел теплый дождь. Алекс посмотрел на часы, дождь пошел вовремя, было время идти обедать.

Обедать Алексу не очень хотелось, да и народу в ресторане из-за внезапно начавшегося дождя было много. Алекс взял в баре пива и пошел к себе в номер, где выпил его с большим удовольствием, сидя на балконе. Он решил, когда кончится дождь, прогуляться до какого-нибудь ресторанчика и заказать себе какую-нибудь местную рыбу по местному рецепту.

Отдых начинал ему явно нравиться, ему даже не очень хотелось обременять себя какими-либо знакомствами. Найти, с кем пообщаться, здесь можно было без проблем, а вот учитывать чьи-то интересы, планируя свой отдых, Алекс был не готов. Он еще в Москве понял, что немного устал от людей, поэтому и выбрал для отдыха тихую Болгарию.

После дождя воздух стал влажный, но очень вкусный. В нем смешались запахи дождя, моря, цветов, растущих на клумбах около отеля, и, какого-то далекого, но видимо очень аппетитного болгарского шашлыка. Все эти ароматы просто выгнали Алекса из номера. Он  вышел за территорию отеля и пошел по узкой улочке по направлению к центру курорта. Вдоль улицы было множество ресторанчиков. Он зашел в один из них, столиков было немного, они были расположены под навесом, увитым каким-то видом винограда. Заказав себе рыбу на гриле, Алекс пил местное белое вино, которое подавалось в красивых глиняных кувшинах. Рыба была вкуснейшая, она просто таяла во рту, а всевозможные болгарские специи придавали ей пряный аромат, который очень хорошо сочетался с вином. Понравился ему и знаменитый кашкавал – болгарский пикантный сыр из коровьего молока. Свой замечательный обед Алекс завершил чашечкой крепкого  кофе, который хозяйка готовила на углях, разогревая турку на поддоне с песком.

«Жизнь удалась!» — подумал Алекс и решил вернуться в отель, немного отдохнуть после вкусного обеда и отправиться опять на пляж. Послеобеденное море после дождя обещало быть еще более нежным и теплым.

Вернувшись в отель, Алекс поднялся   в холл на втором этаже и в поисках развлечений присоединился к молодым папашам, которые, оттеснив от детского бильярдного стола своих чад, решили сами сгонять партейку в бильярд. Взрослые мужики, сопя и хихикая, начали играть на столе, где для того, чтобы загнать шар в лузу, достаточно было просто щелкнуть по нему пальцем. Поэтому комбинации с кием приводили всех просто в детский восторг. Алекс с удовольствием присоединился к этой забаве, тем более что после бильярда было решено посидеть в местном баре.

В кармане шорт зазвонил мобильный.

«Кому я мог так срочно понадобиться? Все знают, что я уехал. Вот денег кому-то на роуминг не жалко», — думал Алекс, доставая телефон. Абонент был не определен. Настроение у Алекса сразу начало портиться.

— Привет, Летти! – раздалось на том конце трубки. – Чем занимаешься?

— Шары гоняю, — честно признался, застигнутый этим звонком врасплох Алекс.

Из трубки послышалось веселое хмыканье.

— Бросай это грязное дело. Есть работа. Завтра в двенадцать у входа в Варна-молл. Все. Пока.

После этих слов Алекс услышал в телефоне лишь немного насмешливые короткие гудки. И под их аккомпанемент Алекс Смоллетт понял, что получил предложение, от которого не сможет отказаться.

Этим легкомысленным именем Летти Алекса называл только один человек. Это был шеф одного из частных европейских сыскных агентств и его лучший друг Мартин Борн. А звонок этот означал, что только начавшийся тихий, спокойный, вкусный отпуск можно считать уже законченным. «Надо было уезжать в Антарктиду, только там можно было затеряться от мира на несколько дней», — уже почти весело подумал Алекс.

Свое нежно-ласковое на первый взгляд прозвище Летти Алекс получил при весьма трагических обстоятельствах. Это было последнее задание, которое агент Смоллетт выполнял с напарником, после него Алекс работал исключительно один и не потому, что он разочаровался в людях, а потому что больше никогда не хотел сталкиваться с предательством тех, кому он доверял.
Следующая глава

Глава Пятая

За несколько лет до описываемых событий
Маленькая европейская страна

Алекс очень хорошо помнил, как он тогда обрадовался тому, что задание было не самым сложным, скорее даже кабинетным. Необходимо было отследить финансовые потоки одной из корпораций, которая занималась весьма разнообразной деятельностью: инвестиции, кредиты, ценные бумаги, филиалы, банки, оффшоры и вдобавок ко всей этой финансовой карусели активная благотворительность. Все понимали, что часть денег оседает на каких-то тайных счетах, но распутать этот клубок было крайне трудно, а уж тем более поймать кого-нибудь за руку. Аудиторские проверки разных уровней шли одна за другой, но финансовые схемы выглядели так элегантно, что аудиторы находили лишь мелкие нарушения, которые тут же исправлялись с большим количеством извинений.

Нервы не выдержали у одного из крупных европейских банков, который очень заботился о своей репутации. И прежде чем перечислить довольно крупный транш на счета корпорации представитель банка появился в кабинете Мартина Борна. Просьба была очень простой: представить подробнейший отчет о деятельности интересующей их корпорации, используя все находящиеся в распоряжении агентства Борна средства.

Какие именно средства для достижения поставленной цели необходимо было использовать, Борну в разговоре никто уточнять не стал. Борн же сам понимал, что ситуация может оказаться очень щепетильной, так как куда способны увести эти финансовые потоки, которые необходимо было отследить, никто пока даже и предположить не мог.

Борн вызвал Смоллетта, в нескольких словах обрисовал ситуацию и сказал, что с его аналитическими мозгами  Алексу будет не очень сложно выполнить это задание. В помощь Алексу Борн командировал молодого, но весьма перспективного сотрудника Ника Стоуна.

На первый взгляд все было просто. Ник, работая агентом, был еще и талантливым хакером. Поэтому он должен был взламывать все пароли и коды, попадающиеся на пути к поставленной цели. А Алекс, в свою очередь, анализировал всю получаемую информацию для того, чтобы найти то, что было так тщательно скрыто от глаз аудиторов.

Через три дня Алекс принес шефу предварительный отчет, там были схемы, таблицы, диаграммы и всякие другие разности, которые должны были произвести должное впечатление на заказчика. Борн посмотрел сначала на отчет, потом на Алекса и сказал:

— Давай лучше как обычно, то есть коротко о главном.

— Если коротко, то, конечно, ребятки молодцы. Используют большое количество самых разных схем, не буду морочить тебе голову, рассказывая про них, будет желание, почитаешь. Но работают аккуратно и все концы подчищают. Я попробовал позвонить в парочку явно подставных компаний, по телефону девушки отвечают вежливо и очень толково. Но чтобы понять все до конца, а главное узнать какие счета и в каких банках надо бы проконтролировать, необходимо попасть в компьютер, находящийся в доме владельца корпорации. Но на его компьютере стоит очень сложная система защиты, и любой взлом этой системы будет зафиксирован. Правда Ник сказал, что у него есть программка, которую можно очень быстро поставить на компьютер, и после  этого взломать любую систему можно будет, не оставив следов. А программка через несколько часов самоуничтожиться и о том, что она была, тоже никто не узнает.

— И в чем проблема-то? – спросил Борн.

Алекс, понимая, что сам процесс сбора информации Мартину не очень интересен, решил все-таки заручиться его поддержкой при принятии определенных решений. Поэтому он пояснил:

— Сколько времени уйдет на поиски путей взлома компьютера неизвестно, а проникнуть в дом и закинуть программку в компьютер, на это понадобиться всего пара часов и после этого можно вызывать заказчиков и предоставлять отчет о проделанной работе.

Борн, немного помолчав, сказал:

— Делай так, как ты считаешь нужным. Заказчик же сказал, что можно использовать любые средства, он заинтересован в скорейшем получении результатов расследования. Даже мне уже любопытно узнать: этой корпорацией владеет наглец и просто везунчик, или за всей этой финансовой деятельностью стоит очередная террористическая группировка или что-нибудь в этом роде.

Уже на следующий день Ник Стоун стоял перед дверью дома владельца корпорации. Его задача была простой: попасть в дом под видом агента  по продажам современного программного оборудования и систем безопасности для домашних компьютерных сетей и выяснить, где находится кабинет хозяина дома. Исходя из собранной информации, хозяин дома  должен был заинтересоваться этим визитом, он любил пользоваться всякими новыми программами и был в курсе современных компьютерных разработок.

Все случилось так, как и было запланировано. Хозяин принял «программиста» в своем кабинете, внимательно выслушал его коммерческие предложения и обещал подумать. Теперь Алексу предстояло нанести уже негласный визит в этот кабинет и обеспечить хозяина некоторым современным программным оборудованием, уже без его ведома.

Во время демонстрации всех своих компьютерных примочек и заморочек различного радиуса действия, Ник умудрился заснять внутреннюю планировку дома и пространство вокруг него. Надо было отметить, что дом не охранялся как Форт Нокс. Охраны было не много, и она носила цивилизованный характер. Видимо в доме не хранилось особенных ценностей и тайн.

При планировании операции Алекс в мыслях был готов к любым сюрпризам, потому что слишком уж все внешне выглядело слишком банально, а человек, информацию о котором он собирал, был разным: умным, талантливым, смелым, порой эксцентричным, иногда великодушным, но только не банальным. Проанализировав запись, сделанную Стоуном, было принято решение проникать внутрь дома через кухонную дверь, замок которой был достаточно простого устройства. Всю ночь Алекс изучал видеоматериалы, что-то во всей этой истории ему не нравилось, и Алекс просчитывал пути для отступления в случае, если возникнут какие-либо непредвиденные обстоятельства.

На следующий день в одном из посольств был назначен прием в честь дня рождения посла и не без участия Мартина Борна владелец крупной корпорации был на него приглашен среди других представителей деловых кругов. В пять часов лимузин хозяина дома выехал из ворот, путь в кабинет был свободен.

В доме оставалось три охранника. Один сидел в небольшом домике около ворот, но этот путь Алекса не интересовал, было бы большой наглостью пытаться попасть в дом через ворота.

Дождавшись темноты, Алекс перелез через забор. Темнота и листва деревьев, которые росли по обе стороны забора, скрыли его быстро мелькнувшую тень от видеокамер наружного наблюдения, режим работы и радиус действия которых Алекс просчитал еще прошлой ночью. Быстро преодолев пространство между забором и домом, Алекс пробрался к кухонной двери, универсальная отмычка сработала четко, и Алекс оказался на кухне, справа по коридору была лестница, которая вела на второй этаж, где и находился кабинет.

В кабинете Алекс достал флешку, включил компьютер и начал действовать по инструкции, которую дал ему Стоун. Все было сделано за пять минут. Программа обходила все пароли, которые могли быть в системе.

Но когда Алекс, уничтожив все следы своего пребывания, собирался покинуть кабинет. В доме резко зажегся весь свет и в кабинет вошли шесть вооруженных людей. А судя по шуму на первом этаже, столько же находилось и там. Таких проколов в  биографии Алекса Смоллетта еще не было.

Когда Алекс, окруженный шестью автоматчиками, спустился в холл первого этажа. Он понял, что, не вступив в перестрелку, принял единственно правильное решение. Дом был полон вооруженных людей, а погибать при выполнении задания в планы Алекса не входило. Он хотел еще пожить долго и счастливо, поэтому мечтал найти выход из всей этой на первый взгляд безвыходной ситуации, в которой оказался.

Оценив обстановку, Алекс усмехнулся. Он привык сражаться в одиночку с маленькими армиями, но чтобы их собирали специально против него одного…. С таким фактом в своей летописи боевой славы  он сталкивался впервые. В другой ситуации Смоллетт бы обязательно пошутил на эту тему, но обстоятельства складывались не в его пользу, поэтому он мудро решил пока промолчать, но про себя подумал: «Мой личный рейтинг, судя по всему, очень высок. Надо просить у Мартина повышения зарплаты».

Улыбка все-таки, видимо, промелькнула на лице Алекса, потому что один из боевиков, видимо, старший из них, сквозь зубы сказал:

— Будешь улыбаться – убью.

И грозно помахал пистолетом перед лицом своего пленника.

«Нет, хотели бы убить, уже бы убили, а я минут десять сижу в полном дерме, но живой и здоровый, — думал Алекс, — они ведь меня даже не били. Интересно почему? Значит, приказа не было. Я нужен живой и целый, без синяков и ссадин. Интересно зачем?»

Во дворе остановилась машина. Через несколько минут в комнату вошел тот самый глава крупной финансовой корпорации, о котором Алекс знал много, но видел его впервые. Это был высокий мужчина с умными серыми глазами, которые смотрели как бы сквозь людей и предметы, поэтому трудно было понять, о чем именно он думает в данный момент. Одет он был в смокинг. «Видимо прямо с приема в посольстве, — опять подумал Алекс. — Железные нервы у мужика. И если бы меня тут уже убили, он был бы абсолютно ни при чем. Но меня не убили, а ему пришлось покинуть прием. Интересно, зачем он решил сейчас сюда приехать?»

Мужчина в смокинге прошел на середину холла и негромко сказал

— Ну что ж, добрый вечер!

Алекс про себя подумал: «Достаточно нелепое приветствие. Ни для меня, ни для него этот вечер не может быть добрым». Но у хозяина дома были, видимо, другие представления о жизни, и он продолжил:

— Я рад приветствовать в своем доме самого Алекса Смоллетта. Весьма польщен тем, что такой человек интересуется моей скромной персоной. Неужели мои дела так плохи, и мне пора уходить на покой?

Алекс посмотрел на хозяина дома с любопытством. Такого оборота он не ожидал. Алекс знал, что он человек широко известный, но в очень узких кругах. Он не любил сталкиваться лицом к лицу со своими противниками и предпочитал работать очень аккуратно. Немногие из его «условных противников» могли узнать Алекса, повстречавшись с ним где-нибудь на улице, а просто свидетелей Смоллетт никогда не оставлял.

Мысли  Алекса стали настойчиво стучаться в закрытую пока им самим  дверь с табличкой «Кто предал меня?», но Алекс решил, что думать об этом он начнет, как только закончатся эти маски-шоу.  Если его все-таки убьют, то и думать об этом не придется, зачем портить себе настроение перед смертью. А вот если не убьют, тогда он обязан найти предателя, кем бы он ни был.

«Итак, противник не только знает, как меня зовут, он знает меня в лицо и, судя по подготовке к операции, знает мои способности. Но он все-таки меня недооценивает. Он знает меня как суперагента, хорошо владеющего оружием и приемами восточных единоборств. Может быть, он думал, что я начну сопротивляться,  и меня убьют при попытке к бегству, а потом всем расскажут, что убили простого грабителя. Вот для этого и собрали здесь этот слет боевиков, некоторые из которых от скуки уже тайком играют в игры на своих мобильных телефонах.

Я нарушил первоначальный план. Поэтому меня и не трогали, а господину финансисту пришлось срочно приехать домой. Он умен и осторожен, он не принимает безрассудных решений. Чтобы решиться убить человека, надо понимать, кто этот человек, и кто стоит за этим человеком. А этого господин финансист выяснить не успел или не смог, что тоже вполне возможно», — так думал Смоллетт, внимательно изучая лицо человека, который на ближайшее время становился его основным противником.

Алекса отвели в комнату на первом этаже. Это было подсобное помещение для охраны, и стены этой комнаты не выходили на улицу, поэтому в ней не было окон, но был туалет и даже душевая кабина. Обстановку комнаты составляли кровать, стол и два стула. Раньше здесь видимо стояли телевизор и компьютер, но такой роскоши Алекса, конечно же, лишили. Дверь комнаты была металлической с двумя замками и своей конструкцией была похожа на дверь большого сейфа.

От ощущения собственной беспомощности Алексу вдруг стало очень спокойно на душе, сбежать отсюда практически не возможно. Около двери, которую и так открыть без ключей было не возможно, выставили охрану и всех боевиков распределили по периметру двора и дома. Как он будет выбираться отсюда, Алекс пока не представлял. Он лег на кровать и стал ждать дальнейшего развития событий.

Часов у него не было, они были на мобильнике, который вместе с другими мелочами у него отобрал старший из боевиков. Единственной вещью, которую у него не  нашли, была маленькая флешка с программой, ее Алекс зажал зубами во рту, где она до сих пор и находилась. Поэтому хранить молчание Алексу все это время было не сложно. Флешку Алекс пока спрятал в карман, надеясь на то, что, судя по обстановке, обыскивать его больше не будут.

Через некоторое время дверь открылась, и Алекса повели по коридору, через холл, в другое крыло дома. Алекс вошел в огромную столовую, где стоял большой стол, накрытый на две персоны. Из двери, которая была напротив, вышел хозяин дома, который уже переоделся к ужину.

— Прошу вас к столу, господин Смоллетт! Я решил совместить приятное с полезным, мы сейчас поужинаем и поговорим о нашем будущем. У меня прекрасный французский повар, я думаю, что вы оценить его таланты.

Алекс сел за стол и подумал, что голодный шпион – плохой шпион, так как голод подавляет способность думать и логически мыслить. Он для себя давно заметил, что его логика любит вкусно поесть.

— Прошу вас, господин Смоллетт, удовлетворите мое любопытство. Что вам надо было в моем доме? Ваша операция все равно уже провалилась. Что вы здесь искали?

Алекс понял, что господину финансисту сообщили только часть информации. Он знал, что Алекс придет к нему, а вот зачем он придет, хозяин дома не знал. Ну что же это уже не плохо. Молчание Алекса позволяло ему маленькими дозами выуживать информацию, быстро анализировать ее и определять свои позиции в игре, которую он начал из  абсолютно проигрышного положения.

— Итак, господин Смоллетт, угощайтесь и расскажите мне, что вам от меня надо. Я очень конструктивный и деловой человек. Провал этой операции может очень плохо сказаться на вашей безупречной репутации, а то, что она практически безупречна я успел выяснить. Мы с вами можем найти точки соприкосновения наших деловых интересов и обозначить пути взаимовыгодного сотрудничества. Итак, ваша репутация в обмен на мое финансовое благополучие. Это мое деловое предложение. Теперь ваше слово, господин Смоллетт.

Алекс выдержал небольшую паузу, слишком долго он молчал, чтобы сразу прореагировать на предложения своего собеседника. Затем, не спеша, подбирая слова, он начал говорить:

— Некоторое время назад мне было поручено собрать о вас определенную информацию. Мои сотрудники отработали много направлений вашей деятельности, но для составления отчета нам было необходимо посмотреть материалы, которые вы храните на домашнем компьютере. У вас оказалась очень серьезная система безопасности, а времени на ее взлом у нас не хватало. Оставался самый простой способ: проникнуть к вам в дом и скопировать ваш жесткий диск. Но ваши стражники пришли ко мне раньше, чем я успел подобрать пароли к вашей системе.

«Какую чушь я несу. Прямо хакер-малолетка. Взломать не смог, ха-ха. Неужели он в это поверит? Хотя о чем это я? Он должен, просто обязан поверить в любую чушь, иначе мне отсюда не выбраться!» — мысли Алекса, как обычно, пролетели за тысячные доли секунды, но этого времени вполне хватило для принятия решения. Поэтому он продолжил:

— Я готов выслушать ваши предложения, потому что вы правы я дорожу своей репутацией, а ответственность за все то, что случилось сегодня целиком лежит на мне.

Хозяин дома, казалось, поверил Алексу. Однако после его слов бизнесмен задумался, он думал достаточно долго для такого короткого разговора, глядя своим немного странным взглядом куда-то сквозь стены. Затем он спросил:

— А когда вы получили свое задание?

Алекс назвал правильную дату.

Разговор напоминал шахматную партию, когда соперники не знают друг друга и просчитывают каждый свой ход.

— Мне надо подумать и выяснить некоторые факты, — сказал хозяин дома. – Продолжим наш разговор завтра за завтраком. Спокойной ночи, господин Смоллетт.

Бизнесмен встал из-за стола и быстро вышел из столовой.

Алекса проводили в его комнату. Он лег на кровать и понял, что за эту ночь он должен просчитать все возможные варианты дальнейшего развития событий, чтобы завтрашний завтрак не принес ему неприятных неожиданностей.

Ночь была длинная, заснул Алекс только под утро. Хотя о времени он представления не имел, в комнату не проникали звуки.

А у хозяина дома ночь была явно бессонная, он выглядел за завтраком усталым, хотя и старался держаться бодро.

—  Вы очень ценный агент, господин Смоллетт. Ваша жизнь, оказывается, очень дорого стоит.

Слово «оказывается» задело Алекса, он ощутил себя породистым скакуном, которого оценивают для продажи.

— И раз ваша жизнь сейчас в моих руках. Я намерен использовать это обстоятельство с наибольшей для себя выгодой.

Алекс ощутил себя дорогим породистым скакуном. Но если речь идет о жизни, то эти ощущения Алекс решил не принимать близко к сердцу.

— Мне удалось выяснить, господин Смоллетт, кто вас нанял и зачем. Мне очень нужны те деньги, которые должны вскоре поступить на счета моей корпорации. Для того чтобы получить эти деньги я сохраню вам жизнь.

Сегодня вы составите отчет о проделанной вами работе, текст отчета вам принесут, а вы отправите его по своим обычным каналам. Рекомендую не использовать какие-либо шифры и коды. Сейчас это не в ваших интересах. Ваше руководство готово выполнить все мои условия в обмен на гарантии сохранения вашей жизни.

Я в свою очередь держу под контролем весь процесс, связанный с поступлением денег, и если я пойму, что процесс замедлился или остановился, ваша жизнь перестанет быть для меня интересной.

Так что вашей организации очень выгодно, чтобы деньги как можно скорее поступили ко мне.

— А что будет потом, когда вы получите деньги? — спросил Алекс.

— Сначала я получу деньги, а потом подумаю над ответом на ваш вопрос, — усмехнувшись, ответил бизнесмен и приступил к завтраку.

Алекс благоразумно промолчал и, последовав его примеру, с удовольствием начал есть яичницу с беконом.

Допивая утренний кофе, хозяин дома сказал:

— Для того чтобы ваша организация выполнила свои обязательства, ее представитель потребовал гарантий того, что вы живы и ваша жизнь не подвергается опасности. Поэтому, для успешной работы теперь уже в моих интересах, они каждый день будут иметь возможность вас видеть. Причем живым и здоровым.

Каждый день перед обедом вы будете совершать прогулку по набережной до небольшого кафе, где можно заказать весьма недурной кофе. Во время прогулки вас будут сопровождать мои люди. Во избежание любых провокаций общаться с кем-либо и отклоняться от маршрута вам категорически запрещено.

Как видите, схема предельно проста: вы гуляете – вас видят – отправляют заказчику отчеты о моей безупречной деловой и финансовой репутации – я получаю несколько траншей из различных банков. Сумма сделки составляет более миллиарда долларов. Ваша жизнь действительно очень дорого стоит, господин Алекс Смоллетт, с чем я вас, собственно говоря, и поздравляю.

Хозяин дома встал и вышел из столовой.  Завтрак был закончен.

Алекс прекрасно понимал, что все это доброе волшебство: прогулки, завтраки, набережные, будет продолжаться пока игра идет по правилам господина бизнесмена. Потому что  боевиков, которые постоянно «дышали в спину» Алексу, никто не отменял.

Смоллетта отвели в его комнату и заперли дверь на все замки. Почему-то звук запираемых замков очень раздражал Алекса, этот звук ассоциировался с безвыходностью. Дверь заперта – выхода нет. А выход должен быть, любой породистый скакун мечтает о свободе.

Через некоторое время дверь открылась, в комнату вошел человек и принес Алексу одежду. Это были костюм, рубашка, галстук и ботинки

— Одевайтесь, — сказал вошедший, — через полчаса мы отправляемся на прогулку. Хочу сразу вам сказать, что у меня приказ стрелять без предупреждения. Поэтому давайте без глупостей, я не люблю убивать безоружных людей.

В кармане пиджака Алекс обнаружил несколько банкнот. « Ха! Комплимент от шеф-повара. Пора пить кофе»

Через полчаса Алекс со своим охранником вышли на улицу. Алекс огляделся, улица была пустынной. По дороге к набережной Алекс увидел газетный киоск. Он остановился и во избежание не нужных ему конфликтов спросил:

— Могу я купить пару газет?

Охранник, молча, кивнул.

Алекс купил газеты и пошел вдоль набережной. Через десять минут он подошел к маленькой кофейне. Сев за столик на улице, он заказал чашку кофе, в ожидании заказа Алекс пролистал газеты. В мире было все как обычно. Кофе был вкусный. Алекс посидел за столиком минут двадцать, расплатился и пошел в обратную сторону.

Он решил не злоупотреблять терпением своего стражника и не дожидаться, чтобы тот его стал торопить. Вся прогулка заняла минут сорок, и Алекс опять вернулся в свою комнату. Развлечения на сегодня закончились.

Через некоторое время за Алексом пришли, предстоял обед с хозяином дома. На этот раз долгих разговоров не велось.

— Я рад, что во время прогулки вы вели себя достаточно благоразумно. Может быть, для вас все закончиться с наименьшими потерями.

— Это значит, что моя смерть будет легкой и безболезненной? – пожалуй, первый раз Алекс решил пошутить, хоть и не очень удачно.

Хозяин дома усмехнулся и промолчал. Обед заканчивался в тишине. Каждый думал о своем, однако тишина  не была напряженной. Напротив друг друга сидели два азартных игрока. Один из них был уверен, что выиграет, а второй, что не проиграет.

Закончив обед, хозяин дома как обычно встал и перед уходом сказал:

— Кстати, а газетки вы можете читать. Может, что интересное там прочитаете…….

На следующий день в газете Алекс увидел большую статью о благотворительной деятельности владельца корпорации, в доме которого он сейчас находился. В статье этот человек представлялся ангелом, сошедшим с небес на землю, перечисление только названий благотворительных программ, в которых он принимал участие, заняло почти целую колонку в газете.

Три дня прошли спокойно. Совместных трапез с хозяином дома больше не было, но и в одиночестве кормили Алекса хорошо. Завтрак, обед и ужин от повара-француза скрашивали жизнь Алекса. Чашечка кофе во время прогулки была приятным дополнением. Но Алекс не расслаблялся. Он понимал, что вскоре события начнут развиваться, и скорость развития этих событий может быть выше скорости света. Каждый день, гуляя по набережной или сидя в кафе, Алекс искал знакомые лица. Кто-то ведь должен наблюдать за соблюдением правил игры. Но обнаружить, кто это был, Алексу не удавалось.

Когда Алекс в очередной раз вышел на утреннюю прогулку под присмотром своего неразговорчивого охранника, он уже по привычке подошел к газетному киоску. Он купил пару газет и стал разглядывать обложки глянцевых журналов, последние несколько дней чтение было его единственным развлечением. Продавщица, молодая девушка, заметив его интерес, предложила на выбор несколько изданий, Алекс их пролистал и не найдя ничего интересного для себя, уже собрался уходить. Но вдруг девушка положила перед ним журнал с яркой фотографией на обложке.

— Мне кажется, что вам это понравится, — негромко сказала она.

Алекс посмотрел на обложку и увидел большой заголовок «Привет, Летти!». За тысячную долю секунды Алекс Смоллетт понял, что это приветствие было напечатано только для одного читателя этого журнала, и этим читателем является именно он. Хотя Летти было женским именем, так звал героиню фильма про уличные автомобильные гонки. Это был единственный фильм, который он смотрел вместе с Мартином.

Под заголовком очень счастливая молодая особа стояла с горными лыжами в руках на фоне небольшого ресторанчика, расположенного у подножия гор. Алекс узнал этот ресторанчик в Швейцарских Альпах. Это было то место, где они однажды обедали с Мартином.

Двух совпадений на одной обложке не бывает. Все эти мысли пронеслись ураганом в голове Алекса, на все воспоминания ушло в реальности ровно десять секунд, примерно столько же времени человек тратит на принятие решения о покупке такого товара, как газета или журнал.

Алекс расплатился с продавщицей, взял свои покупки и как обычно пошел по набережной. Он зашел в кофейню, заказал себе чашку кофе и стал, не спеша, просматривать газеты. Журнал он оставил «на потом». Алекс чувствовал, что за ним наблюдают, но что делать с этим чувством он пока не понимал. Он даже не знал, кому он интересен друзьям или врагам.

Вернувшись в дом, Алекс прошел в свою комнату, и дверь за ним была тут же заперта, но сегодня это Алекса не раздражало, мысли были заняты другим.

« А девушка молодец! Железная выдержка. Я ведь уже уходил, а она буквально на последней секунде передала информацию. Осталось только понять весь план Мартина и ни в чем не ошибиться».

Анонсированная на обложке журнала статья «Привет, Летти!»  была посвящена победительнице конкурса среди читателей журнала и представляла собой интервью. Конкурс проводился среди знатоков истории автомобилей, и редакция была приятно удивлена, когда выяснилось, что конкурс выиграла девушка.

«Представься, пожалуйста, как тебя зовут? И почему ты решила участвовать в конкурсе?

— Меня зовут Криста Шнайдер. Я часто читаю ваш журнал и, увидев конкурс, посвященный истории автомобилей я решила поучаствовать в нем.

— В своих ответах ты показала очень серьезные знания не только в истории автомобилей, ты прекрасно знаешь устройство автомобилей, хорошо ориентируешься в современных тенденциях развития автомобилестроения. Ты специально готовилась к участию в конкурсе?

— Нет, специально не готовилась. Мне с детства интересно все, что связано с автомобилями и гонками. Сколько себя помню, всегда крутилась у отца в гараже. Помогала, чем могла. Он у меня был гонщиком. Мой отец впервые посадил меня за руль, когда мне было десять лет, а в шестнадцать я уже умела водить машину не хуже любого взрослого человека. Теперь я уже не представляю своей жизни без автомобилей.

— А как друзья относятся к твоему не очень женскому увлечению?

— Друзья называют меня Летти, как героиню моего любимого фильма, правда, мы с ней абсолютно не похожи, но я не возражаю.

— А у тебя есть своя машина?

— Да. Сейчас я катаюсь на Тойоте Супра.  Кстати, хорошая тачка.

— А в свободное время ты чем занимаешься?

— Люблю горы и экстрим. Катаюсь на горных лыжах и сноуборде.

— Мы поздравляем тебя с победой, и напоминаем всем нашим читателям, что вручение призов победителям конкурса состоится завтра в конференц-зале нашей редакции».

Алекс посмотрел на дату выхода журнала, он был датирован прошлой неделей.

«Ну, Мартин, ты и накрутил кружева!». Алекс лег на кровать и раз десять прочитал это интервью, после чего он знал его наизусть. Затем Алекс закрыл глаза и начал вспоминать сценарий фильма, который он смотрел давно и подробностей, конечно же, не помнил. Но вряд ли Мартин пересматривал этот фильм, разрабатывая свою операцию. Его схема должна лежать на поверхности. Алекс решил вспомнить, о чем они говорили после фильма.

Тогда они пили пиво, и Мартин веселился, предлагая Алексу либо взять себе, агентурное имя Летти, либо купить Тойоту и покрасить ее в оранжевый цвет, чтобы Алекса узнавали на улицах как Джеймса Бонда. Воспоминания улучшили настроение Алекса, но не приблизили его к решению задачи.

Алекс решил хорошо выспаться и морально подготовиться к завтрашней прогулке. Ему предстояло завтра решить квест секунд за десять, причем в реальности, где жизнь у игрока только одна.

«Все должно произойти завтра, других специальных ориентиров во времени в статье не было».

На следующее утро, выйдя за ворота дома, Алекс отправился по привычному для себя маршруту, его спутник шел метрах в пяти за ним.

На перекрестке перед газетным киоском Алекс вдруг увидел оранжевую Тойоту!

Дальше события развивались с молниеносной скоростью. Смоллетт быстрым, точным и практически незаметным ударом вырубил своего охранника и влетел на переднее сиденье оранжевой Тойоты.

Название фильма, которое как ему казалось он не знал никогда, как-то само собой появилось в голове.

«Как я люблю фильм «Форсаж»!!!» — весело подумал Алекс, когда машина рванула с места и на бешеной скорости просто полетела по улицам города. Полет продолжался минут пять, заехав в какой-то двор, Тойота влетела внутрь огромного фургона. В фургоне наготове стояли огромные баллоны с автомобильной краской. Это говорило о том, что минут через десять оранжевой Тойоты больше существовать не будет.

Смоллетта буквально на ходу кто-то выволок из одной машины и запихнул в другую, Алекс успел заметить, что на этот раз это был Мицубиши Лансер.

Только когда Мицубиши на крейсерской скорости направился по загородному шоссе, Алекс огляделся по сторонам. Рядом с ним на заднем сиденье сидел и улыбался Мартин.

— Привет, киноманам! — сказал он и весело заржал.

Через два часа они уже пересекали границу соседнего государства, где на аэродроме их ждал самолет Мартина.

— Куда полетим в Калифорнию или в Рио? – Мартин старался развлечь друга, он не задавал вопросов, понимая, что все объяснения и рассказы будут потом. Он был счастлив, что его очень сложный план, рассчитанный исключительно на талант Алекса ориентироваться в любой ситуации, сработал на сто процентов.

— Мартин, мне срочно надо в контору, на десять минут, но в контору. А потом будет и Калифорния, и  Рио, и даже, если захочешь, Москва.

— Ты меня не перестаешь удивлять, друг мой. Но сегодня твой день, и ты заказываешь праздник.

В конторе Алекс включил свой компьютер и активировал одну из программ. Эта была та самая программа, которая открывала доступ в  компьютер главы корпорации. Кто забыл, а кто и не знал, зачем он оказался в том доме, но программку-то он закинуть успел.

Через полчаса на столе Мартина лежали, те самые материалы, которые ставили жирную точку в карьере великого бизнесмена.

— Ты – гений, Летти!

— А что кто-то в этом сомневался? И еще, как мне сказали, я очень дорого стою, поэтому требую прибавки к зарплате. И не называй меня этим дурацким именем!

Мартин Борн сидел в своем кресле, наслаждаясь толстой гаванской сигарой, которую он выкуривал обычно в ознаменовании очередного крупного успеха и улыбался.

— Выпей хорошего коньячка, Алекс, и расслабься. Тебе надо расслабиться, тогда ты полностью ощутишь сладость победы. Это была сложная битва, но мы победили. За нас!

Бутылочка хорошего коньяка закончилась очень быстро. Продолжить было решено в загородном доме Мартина.

Часа через полтора Алекс, «ощутив», наконец, себя победителем и смирившись с именем Летти, которое так настойчиво было подарено ему Мартином, задал только один вопрос:

— Ник Стоун оказался предателем?

— Все в этом мире относительно и весьма условно, – вдруг философски ответил Борн. – Ник  — хакер, а это те люди, которые всегда ходят по лезвию бритвы. Работая на одних, они становятся злейшими врагами для других. Ник еще молод и допустил несколько серьезных ошибок, его жестко прижали, но он слил только часть информации, как ты сам уже, наверное, понял. Я отправил его в Южную Америку, ни в Европе, ни в Штатах ему появляться нельзя, а он нам может еще пригодиться, он талантлив и смел, а молодость – это недостаток, который быстро проходит с годами.

Алекс принял эту информацию без каких-либо эмоций. Ему была безразлична судьба Ника Стоуна, ему даже не было интересно, какие именно ошибки он успел совершить за свою пока еще недолгую жизнь. Решения Мартина Алекс никогда не обсуждал. Мартин был шефом и сам занимался кадровой политикой в своей конторе.

Однако в эту минуту Алекс Смоллетт принял решение, что все свои операции он будет обсуждать только сам с собой, а если шеф  будет давать ему напарников, то эти напарники будут в курсе только своей части работы. Ник Стоун не предал идею, Ник Стоун предал лично Алекса. Больше такого в жизни Алекс допускать не собирался.
Следующая Глава

Глава Шестая

16 июля 2010 года Болгария
Черноморское побережье

Вечером на ужине был аншлаг, свободных мест в трех залах ресторана отеля практически не было. Алекс сел за неожиданно освободившийся  большой стол у окна, рассчитанный видимо на семью человек из шести.

Закат за окном был очень красивым. Солнце как будто опускалось прямо в море и нежилось в теплой морской воде, лениво раздумывая, нырнуть ли сейчас или еще минут десять просто поплескаться. Небольшие волны каждые пять-шесть секунд прибегали на пляж и, отступая, тянули его за собой. Красивый пейзаж приятно дополняла яхта, которую кто-то поставил на якорь в море недалеко от отеля. Думать о звонке Мартина не хотелось еще, по крайней мере, один вечер. «Завтра, все будет завтра. А сегодня еще отпуск, море, пляж…», — думал Алекс, запивая пивом вкусные болгарские колбаски.

«It’s free». Услышал Алекс полувопросительную фразу. Светловолосая женщина со стаканом сока в руках, видимо, интересовалась: свободны ли места за столом, где сидел Алекс.

— Да, — сказал Алекс по-русски и угадал.

— Спасибо, — сказала она на чистом русском языке.

Дело в том, что такая форма разговора, состоявшего из незамысловатых английских слов, облегчала попытки общения друг с другом людей, говорящих на разных языках. Здесь в отеле часто с первого взгляда трудно было понять, на каком языке говорит тот или иной человек. Алекс только за один день услышал русскую, немецкую, болгарскую, польскую и чешскую речь. Многие, в первую очередь болгары, понимали русский язык. Однако русский язык, подкрепленный, встроенными в него, английскими словами, практически гарантировал понимание между народами.

Поставив стакан с соком на стол, женщина достаточно быстро вернулась от витрин шведского стола. На тарелке у нее уютно расположились шопский салат, немного вареного картофеля и несколько кусочков курицы, нанизанные на маленькие шпажки. Привыкший наблюдать вавилонские башни еды на тарелках людей, уходивших от шведского стола, Алекс был слегка удивлен таким аскетичным набором еды у женщины, которая, судя по картофелю на тарелке, не мучила себя диетами, обладая при этом  стройной фигурой. Видимо слово «халява» не входило в лексикон этого человека.

То ли от скуки, то ли от зарождающегося любопытства Алекс продолжал ненавязчиво наблюдать за ней. Свой почти домашний ужин она ела, ловко орудуя ножом и вилкой. Место, где они находились, вовсе не требовало жесткого соблюдения этикета, хотя официанты почти идеально накрывали столы, многие посетители ресторана искренне считали, что нож им предлагается лишь для того, чтобы намазать масло или джем на кусочек хлеба. Алекс почувствовал, что от человека, сидящего с ним за столом, исходит почти осязаемая аура спокойствия, в которой ощущалось умение чувствовать себя комфортно в любой ситуации.

— А палочками вы орудуете также умело? – спросил Алекс и сам тут же удивился идиотизму своего вопроса.

Женщина подняла на него глаза, улыбнулась какой-то нежной внутренней улыбкой и сказала:

— Я не люблю, есть палочками.

И помолчав несколько минут, как бы ожидая, как Алекс будет выпутываться из сложной для него ситуации, разговор явно не завязывался, она добавила:

— Китайская еда – это целая философия, а мы обычно едим быстро, часто и что дают и в этом, наверное, наша философия. Философия ножа и вилки.

Алекс рассмеялся, каков вопрос, такой ответ. Но эта тирада по поводу философии еды стоила того, чтобы ее запомнить. Алекс не хотел лишать себя удовольствия поговорить с уже интересным для него собеседником и задал вопрос, который предполагал продолжение разговора.

— А вы здесь давно?

— Третий день, — ответила женщина, допивая сок.

— И как здесь? Вам нравится?

— О, это, смотря, зачем вы сюда приехали. Мы приехали на море с ребенком, с этой точки зрения, мне, в принципе, нравится. Отель расположен на пляже, не надо далеко ходить, есть бассейн, прекрасное теплое, не сразу глубокое море, солнце очень приятное, оно не сжигает кожу в первый же день. Персонал отеля приветливый и очень лояльный к детям. До магазинов идти, правда, далековато. Но зато есть куда прогуляться вечером.

— Вы можете работать рекламным агентом этого отеля. Правда-правда, у вас хорошо, получается, — улыбнулся Алекс.

— Им придется платить мне большую зарплату, чтобы я на этом закончила. Потому что в продолжении хочется сказать, что если вы ищете экзотики и приключений, вам здесь будет явно скучновато. Нужно разрабатывать собственную культурную программу, благо Варна здесь недалеко.…Ой, извините, мне пора, мои наверное, уже потеряли меня.

И как будто в подтверждении ее слов, в ресторан вбежала маленькая  девочка. Это было совершенно ангельское создание в кокетливой кружевной шляпке с кудряшками, выглядывающими из-под нее. Хитро оглянувшись вокруг, ангелок издал боевой клич: «О!» и как торпеда помчался к кулеру, хватая на ходу пластиковые стаканчики.

— Солнышко, иди скорей ко мне, — новая знакомая Алекса видимо точно знала, что встреча ангелочка и кулера ничем хорошим не закончится. Она быстро подошла к девочке, взяла ее за руку и сказала:

— Пойдем лучше мороженое есть. Оно очень вкусное, точно-точно.

Девочка на минуту задумалась, мысленно взвешивая видимо равноценность обмена. Но холодильник с мороженым был совсем рядом, и разноцветные шарики уже лежали в стаканчике, здесь счастье было так близко, а кулер может подождать.

— Приветик, как тебя зовут? – спросил Алекс, подойдя к малышке. Честно говоря, таким незатейливым способом он хотел выяснить, как зовут его новую знакомую. Девочка чуть смутилась и улыбнулась.

— Машенька ее зовут, — ответила, улыбаясь, за малышку новая знакомая Алекса.

— А вас как зовут?

— Марина Александровна, —  ответила женщина.

«Марина Александровна» прозвучало как скрежет экскаватора на вашем уютном, созданном своими руками дачном участке. Он даже представить себе не мог, как будет называть эту милую умную женщину таким грандиозно-монументальным именем. Его жизненный опыт говорил о том, что называть женщину в неформальной обстановке по имени-отчеству может только не очень уверенный мужчина, а вот разрешить называть так себя может только очень уверенная в себе женщина.

Алекс уже давно был всегда уверен в себе, поэтому старался не городить заборы из имен и отчеств. И, кстати, на это у него было много причин, например, он считал, что это старит женщину в ее глазах и глазах окружающих, превращает симпатичную собеседницу в «синий чулок», лишая ее таких прелестей как легкое кокетство, нежная улыбка, ласковый, чуть смущенный взгляд, без которых мир становился серой скукой.

Вообще, Алекс считал, что женщина как корабль: как ее назовешь, так она и поплывет. Главное, чтоб капитан этого корабля знал маршрут и конечный пункт плавания.

Предвкушая возможность легкой курортной интриги, Алекс весело и чуть кровожадно думал: «Нет, Марина Александровна,  этот номер у вас не пройдет!».

Поздним вечером он сидел в небольшом ресторанчике и пил вкусное местное вино, которое все здесь весело называли local drink. Алексу было немного жаль, что завтра после встречи с курьером от Мартина его отпуск, который так и не успел толком начаться, может уже закончится и, возможно, придется покинуть этот тихий уголок семейного отдыха с такими добрыми, забавными и совсем домашними проблемами.

«Где купить памперсы? Получи ответ на этот вопрос, и жизнь удалась! – думал Алекс. – Чтоб я так жил!»

Но жил Алекс явно по-другому и волновал его сейчас вопрос, где бы купить пистолет, хоть какой-нибудь, он был согласен даже травматический. Потому что с пистолетом ему почему-то было бы  как-то спокойнее.

Он думал о том, что многим его сегодняшним желаниям видимо так и не суждено будет сбыться. Он так и не сможет понырять в чистой морской воде, чтобы достать огромную раковину. Он так и не сможет укротить самоуверенную женщину Марину Александровну. Он так и не сможет перепробовать все рыбные блюда в прибрежных ресторанах, и даже просто обойти их все он тоже не сможет. Да уж, а счастье было так близко…

Алекс решил, что уже достаточно пожалел себя, а то так и до депрессии не далеко. Что ему готовит завтрашний день, он пока даже не представлял, поэтому решил просто выспаться. И это, по его мнению, было самым правильным решением.
Следующая Глава

Глава Седьмая

17 июля 2010 год Болгария
Черноморское побережье

Второе утро отпуска было таким же многообещающим, как и первое. Вот только обещало оно не пляж, море и солнце, а поездку в Варну, встречу с курьером и кучу проблем, которые уже сейчас выстраивались в очередь на прием к «доктору Алексу».

Встреча была назначена на полдень, поэтому Алекс решил уже с утра не расслабляться. Приняв прохладный душ, Алекс на всякий случай включил телевизор, чтобы посмотреть какие-нибудь новости. Может быть, пока он наслаждался отдыхом, в мире началась третья мировая война, и поэтому он так срочно понадобился шефу. Но ничего в мире вроде не предвещало беды.

Обида за испорченный, но такой заслуженный отпуск почему-то не хотела уходить по доброй воле. Тогда Алекс достал из шкафа деловой костюм, стоивший такое количество денег, что посмотрев на себя в зеркало, Алекс сразу ощутил себя в рабочей обстановке. Наблюдения за семейными посиделками простых людей откладывались на неопределенный срок, и ровно через три часа начиналась работа.

«Ты просто расслабился, — думал Алекс, завязывая двойным узлом стильный светло-зеленый галстук, — весь мир забыл про тебя на целые сутки и дал возможность тебе просто отдохнуть. Скажи всем спасибо, они очень старались тебя не беспокоить». Алекс улыбнулся, он понял, что разговаривает сам с собой, но его это совсем не обеспокоило, а даже порадовало, спорить с ним было явно некому.

Алекс посмотрел на себя в зеркало еще раз, костюм от Брионии сидел как всегда идеально. Смоллетт иногда любил небольшой пафос в одежде, он придавал ему уверенный вид, а мыслям деловой настрой.

«Ну, держись пляжный интернационал домохозяек! Вчера, было, только начало…. Пусть у меня осталась лишь пара часов, но и их я не собираюсь терять»

Алекс спустился в холл и попросил девушек на ресепшене заказать ему такси.

Мужчина в дорогом деловом костюме среди курортно-пляжного утра обращал на себя внимание. Но Смоллетт быстро понял, что не только он сегодня звезда отеля. Через весь холл отеля, весело смеясь, бегала его вчерашняя маленькая знакомая. Сегодня Машенька решила тренировать самораздвигающиеся двери отеля и терпение портье. Причем было заметно, что делал она это давно, но сдаваться никто не собирался. Маня весело и методично бегала через двери отеля, которые послушно раздвигались перед ней и задвигались за ней, девочку это приводило в неописуемый восторг, портье, наблюдая за этим, вежливо улыбался.

Планируя сегодняшнее утро, Маня видимо понимала, что будет в центре внимания, поэтому и одета она была соответственно своему утреннему предназначению. На ней было коротенькое сиреневое платьице и очередная красивая кружевная панамка, платье украшали сиреневые бусики, сделанные специально для маленьких модниц. Видимо, Маня приехала сюда с целью покорить сердца, причем всех подряд.

Пробегая мимо Смоллетта, стоявшего около ресепшена, Маня кокетливо ему улыбнулась. Алекса это ужасно развеселило. Пытливость ума этой маленькой девочки, видимо, не имела предела. Они с Алексом сегодня были явно из одной команды!

«Наш человек! – подумал Алекс. – Чуть свет, а уже на ногах и вся в делах! Звезда!»

А «звезда» тем временем во время очередного забега на полдороги резко развернулась влево и остановилась около механической машинки для чистки обуви. Сколько же в этом мире еще непознанного! Как-то сразу Маня поняла, что засовывать в щетки надо ботинки, а не руки, но, сколько она не совала туда свои маленькие ножки в розовых туфельках, машинка почему-то не работала. На лице девочке было огорчение, машинка в отличие от  дверей совсем не хотела с ней дружить.

Пока Алекс стоял около ресепшена, наблюдая за веселым ребенком, он подумал о том, что может быть это добрый знак и встреча с курьером не принесет ему очень больших проблем. Ну не всегда же его работа связана с риском для жизни, может там какой-нибудь частный заказ на сбор информации. Но интуиция подсказывала ему почему-то, что заказ его ждал более серьезный.

До прибытия машины оставался еще час. Алекс прошел в ресторан, победил кофемашину в борьбе за приличный кофе, взял несколько маленьких пирожных и сел за столик на открытой веранде бара. Он пил кофе и читал местную газету, которую ему дал все тот же любезный портье. Он ее купил по дороге на работу. На территории отеля прессу не продавали, чтобы гости не забивали свои отдыхающие головы мировыми и местными проблемами. Зато Алекса Смоллетта со вчерашнего дня эти проблемы очень интересовали.

Специально болгарский язык Алекс никогда не учил, но он был немного похож на русский, поэтому тексты в принципе были понятны. Политика, экономика.… Все как обычно. Курортные зоны расширяют, новые отели строят.…Все как надо. Хроника происшествий: «В парке недалеко от центра города обнаружен труп неизвестного мужчины. Ведется расследование». Но и это еще ничего не значит. Алекс отвлекся от газеты и улыбнулся девушке, которая сидела за соседним столиком, пила сок и с интересом разглядывала его. Симпатичные девушки никогда не отвлекали Алекса от работы.

Машина приехала ровно в одиннадцать. Алекс объяснил водителю, что ему необходимо в Варну, чтобы купить подарки своим друзьям, поэтому он хотел бы попасть в большой магазин.

Водитель, не раздумывая, сказал:

— Варна – молл!

Смоллетт улыбнулся и кивнул. Это было ключевое слово, которое водитель угадал с первого раза, не пользуясь подсказкой зала. Алекс не любил лишнюю конспирацию. Чем проще, тем лучше

Алекс Смоллетт очень хорошо знал, что незнакомые люди замечают гораздо больше, чем мы обычно думаем. Причем они не только замечают, но еще и помнят долго подробности жизни людей, которые их совершенно не касаются. Поэтому если хочешь, чтобы о тебе побыстрее все забыли и перестали обращать внимание, веди себя с людьми логично: не надо делать резких движений, например, кардинально менять внешность или стиль поведения. На это сначала обращают внимание, потом обсуждают, а потом с любопытством  наблюдают, что будет дальше. Эпатаж обывателей – это, конечно, здорово, но в меру и по делу!

Дорога в Варну доставила Алексу удовольствие. Красивые отели соседствовали с небольшими симпатичными коттеджами местных жителей. Природа и погода полностью соответствовали своему статусу черноморского курорта.

Ходить по магазину Алексу не хотелось. Делать какие-либо покупки он не планировал, а гулять по торговым центрам и глазеть на витрины он просто не любил. Алекс нашел неподалеку небольшое кафе и заказал себе чашку кофе. Без семи минут двенадцать он вошел в магазин, прошел по первому этажу, позвонил в Москву и, услышав, что в конторе «все ок, но ждут его», со словами «скоро буду» ровно в двенадцать он вышел из торгового центра Варна-молл. К главному входу подъехала черная Ауди последней модели и остановилась перед Смоллеттом, который так непринужденно открыл дверь, как будто это была его машина, а за рулем сидел его лучший друг.

Нужная машина была высчитана через посекундный отсчет времени, в ней, как и на часах Алекса куранты отбивали двенадцать часов. Именно на этот звук и ориентировался Алекс. А вот за рулем оказался больше чем, лучший друг, за рулем сидел его шеф собственной персоной. И Алексу стало очень интересно, что же заставило Мартина покинуть его любимый кабинет, не по Смоллетту же он соскучился.

Вместо приветствия, Мартин, как это часто бывало, пробурчал:

— Ты как обычно, тебя трудно не заметить. Мог бы одеться и поскромнее. Шпион с обложки гламурного журнала. Спасибо, что хоть вышел из двери банального торгового центра, а не из своего нетривиального Бентли.

— Привет, Мартин. Не нуди. Сам тоже мог бы на простом такси приехать, а не на Ауди. Хотя, извини, забыл, для тебя все, что не летает, это просто баловство.

— Мое Ауди, хоть как-то соответствует твоему Брионии. Так что ничья 1:1.

Они весело рассмеялись. За много лет работы они прекрасно понимали друг друга.

— Скажу прямо, — весело сказал Алекс, — я не ожидал тебя здесь увидеть. Что случилось? На Землю напали инопланетяне?

Мартин перестал смеяться и вполне серьезно ответил:

— Если бы напали инопланетяне, я бы перенес свое мягкое кресло на космический корабль и рулил бы ситуацией там. И заметь, не вставая с кресла. Но произошло нечто более серьезное, я пока не понимаю ситуации, разрулить которую нам с тобой предстоит, и главное, пока не понимаю возможных ее последствий.

— Ты сказал «нам с тобой», — Алекс, который в мыслях уже упаковал чемоданы, не был удивлен такой формулировке, он просто констатировал факты. —  Это значит, что мой отпуск закончился, и я должен покинуть этот тихий курортный уголок. Где предстоит работа?

— Ты будешь еще больше удивлен, наверное, но события уже развиваются, причем все происходит именно в этом тихом курортном уголке и более того, именно в том, отеле, который ты так тщательно выбирал, для того, чтобы потеряться от всех на неделю. Талант, друг мой, не пропьешь. Ты как всегда приехал туда, куда надо было приехать.

И Мартин опять рассмеялся, у Алекса сил рассмеяться не было, он только тяжело вздохнул и подумал: «Антарктида.… В следующий раз будет точно Антарктида…»

— Ну, рассказывай, — сказал Смоллетт. – Считай, что мне уже все это очень интересно.

— Самое странное во всей этой ситуации, что рассказывать почти нечего. Есть несколько фактов, которые точно являются кусочками одного пазла, но сюжет картинки и действующие лица пока не понятны.

Алекс не любил ситуации, когда Мартин начинал тянуть время и выдавать информацию маленькими дозами, это являлось признаком того, что дело действительно предстояло сложное и запутанное. Алекс не любил этих прелюдий, он предпочитал анализировать предлагаемую ему ситуацию без лишних эмоций даже со стороны своего любимого шефа.

— Мартин, давай по сути дела, а то от этих непонятностей мне становится грустно.

Мартин остановил машину у дверей небольшого ресторанчика и сказал:

— Пойдем, поедим что-нибудь, а я тебе расскажу все что знаю. И нам сразу станет веселее, мне – от вкусного обеда, а тебе – от интересного рассказа.

Алекс вздохнул, спорить было бесполезно, если Мартин хотел, есть, все остальные проблемы, в том числе и глобального масштаба, для него уходили на второй план.

Мартин долго вел переговоры с официантом, обсуждая различные местные приправы и специи к мясу, а также особенности приготовления болгарского шашлыка. Смоллетт с удивлением обнаружил, что его друг достаточно сносно говорит по-болгарски. «Забавно, — подумал Алекс, — сколько же всего скрыто в уме и памяти каждого человека. Главное только вовремя вспомнить то, что ты когда-то знал».

В конце концов, рецепт приготовления блюда был утвержден, и пока шеф-повар колдовал на кухне над его приготовлением, Мартин начал рассказ:

— В конце прошлой недели мне позвонил мой знакомый Амир ибн Саид и попросил найти алмаз, который украли у него его же лучшие друзья, оказавшееся как водится злейшими врагами. На поиски есть неделя, так как  Амир планирует подарить его на день рождения своей младшей сестре. Кража планировалась очень тщательно. Поэтому до сих пор точно неизвестно, кто и как ее организовал. Известно лишь то, что все произошло во время ужина, на котором присутствовали лишь близкие друзья Амира. Есть подозрение, что его вынесли из дома в стакане с водой, нагло и забавно. А вот что с камнем произошло дальше пока не понятно.

Связавшись со службой безопасности Амира, мы точно установили, что никто из гостей сам не выносил алмаз из дома. За ними установлено круглосуточное наблюдение. Но, исходя из их поведения, мы сделали вывод, что алмаз переправляют в Европу каким-то другим путем. Этот путь нам и предстоит вычислить. Было бы удобно перехватить камень, пока он еще не попал в руки заказчика. Амир не хочет, чтобы факт кражи стал известен. За это он готов заплатить очень немаленькие деньги.

— Заплатить – это, конечно, хорошо. – Смоллетт не любил говорить о деньгах, которые он еще не заработал. — Но пока все, что ты мне рассказал, напоминает сказочную русскую поговорку «Поди, туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что».

— Алекс, тебе не кажется, что эта русская поговорка означает все, то, что мы с тобой делаем последние несколько лет? И, заметь, делаем весьма успешно. Так что в каждой сказке есть только доля сказки.

На этой глубокомысленной фразе официант внес в зал поднос с аппетитно благоухающим мясом и комплиментом от шеф-повара в виде красиво оформленного блюда с оливками и маслинами.

Мясо с болгарскими специями, приготовленное по рекомендациям его друга было очень вкусным. Алекс подождал, пока Мартин получит удовольствие от своего кулинарного шедевра и сказал:

— Ладно, Мартин. Я больше не буду перебивать тебя. Рассказывай, какую информацию вы сумели добыть, если канал транспортировки камня точно до сих пор не известен.

— Давно бы так, — пробурчал Борн уже довольным голосом. Он понял, что Алекс взялся за выполнение этого задания, а значит можно делать ставки девять к одному, что задание будет выполнено.

У Борна был личный тотализатор. Когда Алекс Смоллетт начинал выполнять задание, Борн покупал себе шикарную гаванскую сигару и клал ее в верхний ящик стола, давая себе слово, что выкурит ее только при успешном выполнении Алексом задания, а если Смоллетт завалит задание, то сигара станет началом его коллекции.

Пока стать коллекционером сигар Мартин Борн так и не смог: в верхнем ящике стола никогда не было больше одной сигары. И, честно говоря, этот факт очень радовал Борна.

Когда обед был закончен, Мартин заказал по чашке кофе и закурил. Он явно повеселел и вдруг задал неожиданный для Алекса вопрос:

— Ты знаешь Тадеуша Конти?

— Да, конечно. Я с ним даже знаком. Через него проходят огромные потоки информации. Он умудряется давать в долг не очень большие суммы денег различным, как он сам их называет, «международным проходимцам», которые потом ради отсрочки выплаты долга, сдают ему всех подряд и сливают все, что знают о различных аферах и махинациях. На этой информации Тэдди сколотил себе такой капиталец, что легко может простить все грехи своим должникам-информаторам.

Принесли кофе. Мартин выпил глоток и остался им очень доволен, видимо, в честь этого события он задал Алексу второй неожиданный вопрос:

— А что ты можешь сказать о Джоне Ли?

— Джон Ли – бандит, разбойник с большой дороги. Берет все, что плохо лежит. Но в мире столько всего лежит плохо, что состояние старины Ли настолько велико, что его дети, внуки и даже правнуки могут жить спокойно. Он кстати знаком с Конти. Малыш Тэдди иногда подкидывает ребяткам Ли работу, за что имеет определенный процент.

— А может, ты еще знаешь и кто такой Родион Надов? – Борна явно забавляла игра в вопросы и ответы.

— Мартин, если ты считаешь, что я должен знать всех людей на Земле, то зря ты так считаешь. – Алексу надоело говорить, он тоже хотел спокойно попить кофе. — И вообще теперь твоя очередь удивлять меня своими знаниями.

Пребывая уже в абсолютно благодушном настроении, Мартин спокойно сказал:

— Родион Надов – официант твоего отеля, Алекс. Позавчера его убили, а перед этим жестоко пытали. Он умер, не выдержав пыток. Три дня назад Надов написал Конти письмо, в котором сообщал, что на днях передаст камень следующему курьеру, за что получит денежный приз и  отдаст Тадеушу долг. Вечером того же дня Конти звонил Джону Ли и на следующий день, то есть позавчера, ребятки, работающие на Ли, приплывают в Варну. Очевидно, что Надова они нашли, а вот камень нет, потому что после смерти официанта они не только не уезжают, а  наоборот переплывают на яхте в акваторию твоего отеля. Видимо Надов где-то спрятал камень, и они очень  хотят его найти. Или найти курьера, которому этот камень Надов мог успеть передать. Ребята, которые занимаются транспортировкой алмаза, умеют хранить тайны, Надов прокололся только с Конти, но Тэдди профессиональный сборщик информации.

Когда обед был закончен, Мартин решил, что теперь он просто обязан довести Алекса до отеля, чтобы быть уверенным, что с его лучший агент доставлен на место выполнения задания.

Однако Смоллетту было не до шуток и комплиментов в свой адрес, он уже начал работать, поэтому начал задавать Мартину вопросы, ответы на которые были очень важны для определения основных направлений поиска.

— А почему ты вообще решил, что все эти события связаны с кражей у Амира алмаза? Мало ли какие камни могут возить люди. Слабоватая версия.

— У всей этой истории, — ответил Мартин, — есть еще одна пикантная подробность: Джон Ли является членом закрытого элитного клуба, в котором состоит один из друзей нашего Амира. На днях между ними в клубе произошла ссора, причем Джон Ли был явно возмущен и, выходя на улицу, громко сказал: «Как он посмел усомниться в моей честности, наглец!»

— Интересная подробность. Может ты и прав. Алмаз один, друга два. А миром правит жадность. Вот только старина Ли редко отдает то, что попадает в его руки. Как бы то ни было, но Ли узнал об алмазе не только от Конти.

Алекс задумался, после всего, что он услышал, ему было необходимо  время на размышление. Информация была разрозненной, схема, предложенная Мартином, была весьма логичной, но не очень подтвержденной фактами. А в жизни эта история могла такие подробности, о которых они с Борном сейчас даже не догадывались.

Алекс посмотрел на Мартина и на всякий случай спросил:

— Ты мне все рассказал? Или, как обычно, в последний момент вынешь что-нибудь из рукава?

Мартин, как-то странно, посмотрел на Алекса и вздохнул:

— Есть еще одна маленькая подробность, но я не хочу, чтобы ты придавал ей большое значение. Служба безопасности Амира разыскала садовника, который в ночь кражи исчез. Именно этот садовник забрал алмаз из стакана с водой, который кто-то оставил около розария и вынес камень за ворота. Садовника нашли в больнице в очень плохом состоянии с переломом позвоночника. Перед смертью он успел сказать: «Меня наказал алмаз. Я точно знаю, что дальше его повезут люди с честными помыслами». Причем  про людей с чистыми помыслами он повторил, умирая, несколько раз.      Об этом алмазе, который, кстати, зовут «Энджел», существует много легенд, говорят, что он может прятаться и убегать от воров, наказывая их смертями и катастрофами.… А еще он приносит удачу, если…

Видя, что Мартина понесло, Алекс прервал его буквально на полуслове:

— Все! Хватит нести эту чушь! Если бы я верил в такие истории, то ни за что бы, ни взялся за поиски камня. Расскажешь мне все эти сказки, когда я выполню задание, вот тогда я их с удовольствием послушаю.

Они некоторое время ехали, молча, Борн понимал, что Алекс прав в том, что не хочет слушать эти сказки, но Мартин очень переживал за друга, поэтому был обязан его предупредить и об этой стороне дела.

— Подведем некоторые итоги, — через некоторое время сказал Смоллетт, — тем более что мы уже практически приехали. Ты хочешь сказать, что камень находится сейчас в отеле и его ищут ребята Джона Ли, которые живут на яхте недалеко от отеля. А еще во всей этой истории есть следующий курьер, которому Надов мог успеть передать камень, а мог и не успеть. А если курьер получил от Надова камень и уже уехал с ним?

— За последние два дня отель никто не покидал.

Алекс отметил, что Мартин действительно подготовился к встрече с ним. Учитывая всю сложность ситуации, он собрал большое количество самой разнообразной информации. Свой следующий вопрос, который на данный момент был в его списке последним, он задал скорее просто так:

— А почему ты считаешь, что курьер живет в отеле?

— К сожалению, Алекс, ты начал задавать те вопросы, на которые,  я хочу получить ответы от тебя.

— Умеешь ты испортить отпуск, Мартин.

— Спешу напомнить, что место для отдыха ты выбирал сам. Извини, что так получилось, старик.

И Мартин улыбнулся извиняющейся улыбкой. Ему стало легче на душе. Согласившись помочь Амиру, он не спал уже несколько дней. Он не был уверен, что сон к нему вернется, но он точно знал, если алмаз спрятан где-то в отеле Смоллетт его точно найдет. Посмотрев на улыбающегося Мартина, Алекс усмехнулся и сказал:

— Во всей этой истории радует только то, что я выбрал для отдыха не самый большой отель. Искать будет проще.

Мартин начал успокаиваться, если Алекс шутит, значит, он уже понимает, что надо делать. «Работай, Летти, работай!» — мысленно, как заклинание, повторил  Борн, он верил своему лучшему агенту иногда  больше, чем себе.

— Это тебе на всякий случай, — сказал Мартин, доставая из бардачка пистолет. – Но я надеюсь, что, может быть, без стрельбы обойдемся, не хотелось бы международного скандала.

— Мог бы не напоминать, — сказал Алекс и быстро убрал пистолет.

Попросив остановить машину около теннисных кортов, Алекс открыл дверцу и на прощание сказал шефу:

— Да, кстати, передай своему другу Амиру, что на ближайшее день рождение я бы хотел в подарок самолет. Все, я пошел. Пока.

«Самолет?!… А мысль кстати совсем неплохая…», — усмехнулся Борн и нажал педаль газа. Ему теперь оставалось только ждать.

Пройдя мимо кортов, Алекс спустился по ветхой, иногда теряющейся в траве лестнице прямо к входу в отель. Мысли в голове крутились каруселью, жонглировали словами, распадались на мелкие капли и собирались в большой водоворот, в котором  просто тонули мозги. Надо было срочно определяться с чего же начать.

На обед Алекс уже опоздал да есть и не хотелось.

Войдя в холл отеля, Смоллетт  посмотрел на это помещение другими глазами и понял, что лучше бы не смотрел. На вопрос: где можно было спрятать камень? Был только один логичный ответ: везде. Легче от этого ответа не становилось.

Справа в холле отеля тихо шелестел струйками воды небольшой фонтан. Дно его было выложено камешками и в нем почти всегда играли дети. Алекс вдруг живо представил себе, что официант припрятал алмаз среди этих камней, и какой-нибудь ребенок уже его нашел и принес свою находку обезумевшим от счастья родителям. Алекс понимал, все эти мысли в принципе были правильными, за два прошедших дня с алмазом, если его действительно где-то спрятали, могло бы произойти все что угодно.

Войдя в свой номер, он повесил на дверь табличку с просьбой не беспокоить и с наслаждением встал под прохладные струи душа. Переодевшись, Алекс лег на кровать и начал анализировать всю информацию, которую он получил. Разложив всю схему Мартина на отдельные факты и попытавшись соединить эти факты в логические цепочки, у Алекса вдруг возник один вопрос, одна деталь с его точки зрения требовала отдельных дополнительных пояснений. Именно этот факт Алекс Смоллетт и определил для себя как отправную точку в расследовании.

«Почему молодой человек дал бандитам себя убить, почему он предпочел терпеть пытки, но не выдал информацию о камне? На дворе 21 век молодые люди прагматичны, и совсем не склонны к самопожертвованию. Он был всего лишь курьером, отдал бы камень бандитам и был бы сейчас жив.

За транспортировку камня он должен был получить деньги, но вряд ли сумма была такой, чтобы из-за нее стоило умирать, а с другой стороны, умерев, денег он не получит точно. Причина была в чем-то другом.

Как там Мартин сказал? Передав камень, он должен был получить денежный приз? Приз…. Призы дают участникам соревнований и различных игр. Так может быть, он и был участником игры? Игроком. А игроки очень азартны и иногда, чтоб не проиграть они в азарте готовы на безумные поступки. И игрок Родион Надов до конца хранил не тайну алмаза, а тайну своей игры.

Это конечно совершенно безумная версия, но вполне современная. Другой версии, все равно, пока у меня нет.

Итак, если рассуждать, что Надов не успел передать камень следующему игроку, значит, этот следующий игрок будет искать алмаз, он тоже, наверно, не хочет проигрывать. Ребята, видимо, очень хорошо мотивированы на свои действия. Вот этого игрока, который должен был стать следующим курьером, мне и необходимо вычислить. Он должен очень активно искать камень. А мне придется очень активно поискать его».

До вечера оставалось еще немного времени, которое Алекс решил использовать с наибольшей пользой для себя. Он спустился на пляж, который скучал в одиночестве. Из-за дождя, который опять прошел во время обеда, песок был еще мокрый, поэтому отдыхающие переместились под зонтики, расположенные вокруг бассейна. Алекса все это даже порадовало, потому что разговаривать ни с кем он не хотел. Он нырнул в мягкое, чуть прохладное море и поплыл, как будто хотел догнать солнце, медленно уходящее за горизонт.

Справа от себя он увидел яхту, ту самую, где по версии Мартина, находилась команда противника. Присмотревшись издалека, Алекс понял, что яхта небольшая и находятся на ней не более четырех человек. Доплыть до нее от берега в случае необходимости для Алекса не составит труда, однако, хотелось бы, чтобы эта необходимость не появилась.

Таким образом, совместив приятное с полезным, Алекс Смоллетт теперь имел хотя бы минимальную информацию об одном из противников.

Когда Алекс вернулся на берег, на пляже  вокруг зонтика, где он оставил свою одежду, весело играли детишки. Их мамы уютно расположились на соседних шезлонгах, обсуждая свои  женские проблемы. Увидев Алекса, женский клуб заметно оживился, Алекс был польщен таким нескромным вниманием к своей персоне. Он одарил женщин своим проникновенным зеленым взглядом, накинул на себя рубашку и, послав им всем воздушный поцелуй, пошел в сторону отеля, с сожалением покидая этот пляжный цветник. А цветник, выпав в осадок от счастья и неожиданности, растекся по пляжу, перебираясь от зонтика к зонтику и обсуждая обаятельного красавца.

Алекс спустился вечером на ужин в рабочем настроении. Ему предстояла нелегкая задача: вычислить, кто чужой на этом празднике курортной жизни. Теперь и само здание отеля и все его гости были для Алекса объектами для исследования.

Расположившись за столиком в углу ресторана, он набрал себе много вкусных разностей. Было заметно, что быстро покидать ресторан Алекс Смоллетт сегодня не собирался. Вскоре в зале появилась его вчерашняя знакомая, видимо ужинать она предпочитала ходить одна.

Марина Александровна села за столик, расположенный в той же части ресторана, где сидел Алекс, и не обращала внимания на мир, который был вынужден крутиться вокруг нее. И Алекс как часть этого мира стал сильно размахивать руками, чтобы вчерашняя собеседница заметила его. Она заметила, улыбнулась и пересела за столик к Смоллетту.

— Как дела? – спросила она. – Придумали, как развлекать себя по вечерам?

Алекс подумал о том, что был бы рад это сделать, но о развлечениях для него уж позаботились другие люди. Он улыбнулся и ответил:

— Да, я занимаюсь этим вопросом. Сегодня днем ездил в Варну. Красивый город.

— О! О вашем отъезде в Варну говорит весь отель, — заметила Марина Александровна. — По-крайней мере женская половина его населения. Вы здесь всего лишь два дня, а стали очень популярным человеком.

— Я?! – сделал вид, что удивился Смоллетт.

А затем, рассмеявшись, весело добавил:

– Это ужасно! Это совсем не входило в мои жизненные планы. И вообще я ездил в Варну на экскурсию и сувениры для сослуживцев купить.

Марина Александровна посмотрела Алексу в глаза, чуть заметно вздохнула и, улыбнувшись, сказала:

— Я теперь всем так и скажу: на экскурсию ездил и за сувенирами, а то местные дамочки, вдыхая ваши утренние ароматы в холле, после вашего отъезда так и не смогли прийти к общему мнению: куда их красавчик уехал в костюме, который стоит как крыло от Боинга. Но придется добавить, что экскурсия у вас была на личном вертолете, а то картинка не сложится. Рассказ про вас в экскурсионном автобусе будет выглядеть не убедительно.

Алекс от души расхохотался и заметил:

— Вы – просто восхитительная женщина с редким чувством юмора. А расскажите мне еще о ком-нибудь из обитателей отеля.

— Ой, что вы! Я ничего ни о ком не знаю, — ответила Марина. – А все, что я сказала о вас, это просто результат случайных утренних наблюдений. Извините, если я вас чем-нибудь обидела.

— Нет-нет, не извиняйтесь. Все, что вы рассказали, было очень интересно и даже приятно, — Алекс боялся, что разговор потеряет свой непринужденный характер и быстро закончится, а он еще о многом хотел поговорить. – А давайте сейчас вместе понаблюдаем за кем-нибудь.

Марина немного подозрительно посмотрела на собеседника, а потом спросила:

— За кем, например?

Алекс оглядел зал ресторана и заговорщически сказал:

— Видите пожилую дородную даму в центре зала? За ней уже второй вечер просто увиваются три мужчины, и сейчас они ужинают вместе. Что вы можете сказать об этом?

Марина весело посмотрела на Алекса и быстро ответила:

— Эти люди каждую ночь расписывают пульку в преферанс. Дама – сильный игрок и постоянно обыгрывает своих партнеров. А они каждый раз уговаривают ее сыграть с ними еще раз, чтобы хоть как-то отыграться и вернуть свои проигранные деньги. Азарт дилетантов против опыта профессионала. Вот и все.

Алекс от удивления даже перестал пить чай, такого развития событий он не ожидал. Поставив чашку, Смоллетт внимательно посмотрел на Марину и спросил:

— Вы что Шерлок Холмс?

— Спасибо, что хоть старушкой Марпл не назвали, — усмехнулась Марина. — Нет, я не Шерлок Холмс и даже не доктор Ватсон. Вы спросили, а я ответила на ваш вопрос.

— А откуда вы это узнали? – спросил Алекс с неподдельным любопытством.

— Не ломайте голову. Все просто. Я слышала их разговор в баре.

Она лукаво посмотрела на него и весело рассмеялась.

Немного подумав, Алекс решил задать еще один вопрос:

— Интересно, а много в отеле таких небанальных людей?

— В каком смысле небанальных? – переспросила Марина.

— Ну, я имею в виду людей, которые сюда приехали не только купаться и загорать, а ночами играть во что-нибудь, например, в преферанс.

Марина немного подумала и ответила:

— Во-первых, мне кажется, что нет более банального занятия в отпуске, чем игра в преферанс. А во-вторых, вы можете не переживать, самый, как вы сказали, небанальный человек в отеле, это вы – Алекс. Вы как та самая девочка с учебником квантовой физики ночью в парке. Трудновато с первого раза понять, что молодой, не в меру обаятельный мужчина, путешествующий в одиночку, забыл в отеле для семейного отдыха. Вы, одеваясь в Брионии, отдыхаете в болгарском трехзвездочном отеле. Один ваш парфюм стоит дороже, чем недельный отдых в этом отеле. Вы «Черный Ловелас»? Вы отбиваете добропорядочных жен у их мужей?  Вы член банды, похищающей детей? Или вы ищете здесь уединения, чтобы написать серьезный научный труд? Видите, попытка объяснить ваше поведение приводит к цепочке не слишком логичных и явно сфантазированных вариантов ответа на вопрос: что привело вас сюда?

Алекс в очередной раз рассмеялся, разговор действительно был забавным и, веселясь, спросил:

— Интересно, а что вы сами думаете об этом?

— А я вообще не думаю, — как-то совсем уже непринужденно ответила Марина. – Может быть, вы, явно небедный человек, ткнули пальцем в карту мира и таким образом определили место для своего отдыха. А сейчас задаете мне всякие глупые вопросы, чтобы было о чем поговорить.

Смоллетт хотел сказать, что в принципе Марина Александровна в своих предположениях оказалась права: место для отдыха он действительно выбрал наугад. Но подумав, Алекс решил благоразумно промолчать. Сейчас ему были выгодны слухи и домыслы про него.

Алекс был очень благодарен собеседнице за этот разговор, во-первых, он расслабился, а во-вторых, еще раз убедился, что люди чаще на все в жизни смотрят гораздо проще, чем об этом думают окружающие. Он решил действительно перестать задавать «глупые» вопросы и просто предложил:

— Марина Александровна, а вы не хотите выпить чего-нибудь в баре?

— Я с удовольствием с вами выпью, — ответила Марина, – но чуть позже, когда наша чудо-Манечка ляжет спать.

Оставшись один, Алекс понял, что очень доволен собой. Марина с ее способностью четко выражать свои мысли, сама того не понимая, объяснила ему, что его трюк с Брионии сработал на сто процентов. За один день Смоллетту удалось убедить весь отель в том, что он успешный, богатый, любящий эпатаж, поэтому слегка «безбашенный» молодой мужчина, по непонятным причинам оказавшийся здесь. Такой имидж для Алекса был очень выгоден, он полностью развязывал ему руки: теперь он мог вести себя как угодно и делать, что ему было нужно. К причудам современных богатых люди обычно относятся снисходительно или вообще не обращают внимания кто из зависти, кто из мудрости.

Итак, свобода действий получена. Теперь нужно понять, как этой свободой воспользоваться: кого, что и как здесь искать.

Около восьми вечера к отелю подъехала вереница совсем недешевых машин в основном представительского класса. В банкетном зале на втором этаже официанты накрывали столы, судя по настроению гостей, гулять, планировалось до утра.

«Вот только этого сейчас и не хватало», — подумал Алекс. Но отель и люди в нем жили своей жизнью. Никто не говорил, что будет легко.

Алекс подумал, что конкретного плана на сегодняшнюю ночь у него не было. Отель гудел и шумел. Было маловероятно, что кто-нибудь в этой толпе ночных гостей и обслуживающих  их многочисленных менеджеров, поваров и официантов решит ночью поискать неизвестно где спрятанный камень. Но чтобы хоть как-то держать ситуацию под контролем Алекс решил расположиться в Интернет-холле, который находился как раз перед входом в банкетный зал. Кроме него в холле было несколько детишек, которые забавлялись, играя в какую-то компьютерную игру, и серьезный молодой человек с ноутбуком. Этот молодой человек, кстати, подходил под категорию «небанально – странных» людей, так как уже второй день даже на пляже не расставался со своим компьютером и имел явно озабоченный вид, который выделял его из толпы праздных отдыхающих.

Алекс открыл страницу одного из многочисленных финансово-деловых сайтов и сделал вид, что изучает сводки биржевых новостей.

— Извините, у вас есть ручка? — обратился Смоллетт к молодому человеку, пытаясь завести разговор.

— Нет, — коротко ответил молодой человек, не отвлекаясь от монитора. Он явно не был расположен разговаривать.

За окном летний вечер плавно перетекал в не менее летнюю ночь. Тосты на банкете шли один за другим, вечеринка была явно узко корпоративная, потому что смысл многих речей и шуток был понятен только собравшимся за столом. Пили много, но тоже как-то по-деловому, поэтому все вели себя очень прилично, и даже пределы банкетного зала покидали редко, только в туалет и чтобы отдать какие-то распоряжения на кухне.

— Уже первый час ночи, пора спать, — раздался в холле голос отца одного из юных компьютерных гениев. И, несмотря на обычные детские просьбы про еще пять минуточек, папа очень быстро справился с детишками, разводившими его на «ну, пожалуйста», и легко отправил их всех спать.

«Видимо прислали самого опытного», — усмехнулся Алекс.

Время шло, сидеть в Интернет-холле становилось скучно. Алекс встал и подошел к окну. В темном летнем море сверкала огнями яхта, ее пассажиры, видимо, предпочитали проводить ночь на ее борту.

Алекс обернулся и бросил взгляд на экран ноутбука неразговорчивого молодого человека. На экране он увидел модель какого-то здания.

— Вы архитектор? – опять решил побеспокоить молодого человека Алекс.

— Нет, я программист, — ответил молодой человек и, не глядя на Алекса, как-то нервно закрыл ноутбук и быстро вышел из холла.

Алекс знал, что почти все программисты порой не дружат с внешним миром, поэтому поведение этого представителя одной из самых современных профессий было вполне нормальным, но все-таки неестественным.

Банкет переходил в свою кульминационную стадию, гости весело и шумно начали перемещаться на первый этаж. Портье открыл стеклянные двери на веранду бара. Там были накрыты столы с напитками и десертами. Как только гости вышли на свежий воздух, над морем разноцветными ночными небесными букетами расцвел фейерверк.

Вместе с последними огоньками первых залпов фейерверка растаяли и первые курортные сны всех отдыхающих отеля. Зрелище было потрясающе красивым. Все — и гости банкета, и отдыхающие, и персонал отеля – с замиранием сердца совсем как дети ждали каждого нового залпа, а огни появлялись на небе неизвестно откуда, танцевали свои танцы, крутились каруселью, сверкали и разбегались, рассыпая темноту на черные перламутровые жемчужины, которые падали прямо с неба и тонули в морской глубине.

Часам к четырем все гости, собравшиеся на банкет, разъехались. Отель потихоньку стал опять засыпать. Персонал отеля быстро и бесшумно начал убирать все помещения отеля, где проходил банкет. Утро нового дня должно начинаться чистоте и порядке.

Пока не закрыли ресторан, некоторые отдыхающие спускались к кулеру с холодной и горячей водой. Алекс решил, что больше он ни за кем наблюдать сегодня не будет. Толку от сегодняшних ночных наблюдений не было, хотя профессиональная интуиция как это часто бывает у сыщиков и разведчиков ему говорила, что на что-то сегодня нужно было обратить внимание, но на что, Алекс пока не понимал.

Открывая дверь своего номера, Алекс увидел Марину Александровну, она жила на том же этаже. В руках она несла небольшой чайник с горячей водой.

— Собираетесь пить чай? – улыбнувшись, спросил Алекс.

— Добрый вечер еще раз, — ответила Марина Александровна. – Угадали. Иду пить чай и смотреть какой-нибудь фильм. После такого фейерверка заснуть сложно. Но было так красиво, что даже не обидно за бессонную ночь.

— А какой фильм вы будете смотреть? – с легкой завистью в голосе спросил Алекс.

— Я думаю, что это будет «Тайное окно», — немного подумав, сказала Марина Александровна.

— Вы любите Стивена Кинга?

Марина Александровна вновь улыбнулась:

— Вообще-то я люблю Джонни Деппа, а Стивен Кинг в данной ситуации просто еще один бонус.

И, внимательно посмотрев на Алекса, добавила веселым, но твердым тоном:

— А раз нам с вами сегодня не удалось выпить, я приглашаю вас на фильм и на чашку вкусного жасминового чая.

Алекс не смог отказаться, спать совершенно не хотелось, а чем занять себя до утра он не знал.

Чай был вкусным, фильм интересным, Джонни Депп гениально талантливым, Стивен Кинг гениально непредсказуемым, а хозяйка номера гостеприимной и уютной. Она приготовила чай, включила CD – плеер, села в большое кресло, накрывшись легким пледом, и совершенно не мешала гостю следить за всеми тонкостями сюжетной линии фильма.

Когда фильм закончился и Алекс вернулся в свой номер, он подумал, что давно не смотрел кино с таким удовольствием.
Следующая Глава

Глава Восьмая

18 июля 2010 год Болгария
Черноморское побережье

Проснулся Смоллетт через три часа с синдромом шпиономании. У него появилось очень им нелюбимое, но абсолютно нормальное для сложившейся на сегодняшний день ситуации ощущение, что кругом одни враги, начиная от горничных и заканчивая, еще не приехавшими гостями. С этим надо было что-то делать, потому что это ощущение, как Алекс знал из собственного богатого опыта, мешает работать и принимать правильно конструктивные решения.

На часах было восемь утра, и Алекс решил спуститься на пляж, поплавать в прохладном утреннем море, надеясь, что это занятие поможет ему справиться с собой.

До завтрака Смоллетт успел пару раз искупаться и познакомиться с двумя премиленькими сестренками, которые угощали его виноградом и рассказывали всякие веселые истории о своих путешествиях по миру и поисках всяких древних артефактов. Сегодня днем они планировали поездку в какой-то древний монастырь. Одна из них была историком, а другая – искусствоведом. Но лучше бы они об этом не говорили, потому что в вечно работающих мозгах Алекса естественно сразу появилась схема: историк, искусствовед, артефакты, алмазы…. Слова и мысли стали складываться в цепочки  рассуждений, рождали всякие двусмысленные вопросы, которые очень хотелось задать собеседницам.

Алекс уже начал думать об этом серьезно, как вдруг его интуиция, единственная особа женского пола, к которой он прислушивался в жизни, нежно шепнула ему о том, что если он вовремя не остановится, то действительно станет самым странным человеком в этом отеле, страдающим к тому же шпионской паранойей. Достаточно того, что вчера он задал кучу глупых вопросов Марине Александровне и очень теперь надеялся, что она не будет об этом рассказывать всем местным сплетницам.

Алекс нежно улыбнулся сестрам, поблагодарил их за угощение и поспешил в номер, чтобы переодеться к завтраку.

Надо отдать должное, Алекс достаточно быстро разогнал кучу мыслей и мыслишек, которые толпились и гомонили у него в голове. Половину из них он просто удалил по причине их вредности и ненужности, а остальные выстроил стройными рядами и заставил сначала замолчать, а потом говорить по очереди. Мысли, зная крутой нрав своего хозяина, быстро выстроились в нужном направлении, и Алекс сформулировал очень актуальный на сегодняшний день тезис о том, что подозревать всех подряд может только круглый идиот, который хочет до конца загубить и без того испорченный отпуск.

Часам к десяти Алекс спустился в ресторан, но завтракать там, не стал. Он налил себе чашку кофе, взял несколько маленьких пирожных и вышел на открытую площадку бара, откуда лестница спускалась прямо на пляж, и можно было ненавязчиво наблюдать за различными перипетиями курортной жизни.

Так как Алекс, благодаря своей, как он иногда считал, нелепой профессии, на курорты никогда не ездил. А если он и попадал на какие-либо курорты, то совсем не как отдыхающий, а в еще более некомфортном положении, чем сейчас. Он приезжал внезапно, уезжал быстро и мог всю ночь профессионально вести «романтические разговоры» на каком-нибудь средиземноморском пляже, но искупаться в море так и не успевал. Поэтому курортную жизнь, как таковую, во всей своей красе, ему постичь, пока не удавалось.

И сейчас вместо того, чтобы окунуться с головой в проблемы отдыхающих, а этих проблем, как он уже вчера понял, огромное неучтенное никем количество, Алексу опять приходится занимать позицию наблюдателя на чужом празднике жизни.

Пляж начал наполняться жителями отеля, толпа которых плавно и дисциплинировано, перетекала из ресторана к морю. Смоллетт удобно устроился за одним из столиков, до которого еще не добралось исправно работающее в курортный сезон, обжигающее солнце. Жизнь вокруг стала одним большим телевизором, жаль только, что не было рекламных роликов  и нельзя было отвлечься от разнообразных сюжетных линий этого жаркого сериала.

Курортная жизнь совершенно определенным образом влияет на людей. Курорт – это маленькая фабрика по исполнению желаний. Приезжая в отпуск, каждый человек реализует свои волшебные мечты, которые он мечтал целый год.

«Уеду на курорт и на две недели забуду, что такое кухня!» — это желание наиболее распространено среди потенциальных отпускников, и надо отметить, что оно наиболее легко выполнимо из всех возможных. Приехал на курорт и автоматически попал в объятия местного шеф-повара, главное, чтобы его возможности совпадали с твоими желаниями.

«Уеду на курорт и отключу мобильный телефон, две недели проведу в тишине и покое!» — это желание тоже легко выполнимо. Правда, отключить телефон можно и никуда не уезжая, но слово «курорт» здесь ключевое, «курорт» как священная корова в Индии. И уже секретарша Милочка сообщает всем полушепотом: «Он уехал в отпуск, на курорт, просил не беспокоить».

Некоторые едут на курорт, чтобы подняться на какую-нибудь гору, спуститься на дно океана, прыгнуть с парашютом или посмотреть на какой-нибудь экзотический цветок, который цветет один раз в десять лет, причем в супернедоступном месте. Эффект от такого отпуска очень часто получается прямо противоположным ожиданиям. В горах оказывается непредсказуемо холодно, на дне океана не предсказуемо страшно, парашют оказывается не надежным, а цветок не таким красивым, как казалось на фотографии в проспекте тура. Но желание было исполнено, а рассказывать своим родственникам, друзьям и коллегам о том, что все было, не так волшебно, как хотелось бы, вовсе не обязательно. Главное, чтоб на фотографиях у всех были счастливые лица.

Кстати о фотографиях, современные люди считают своим долгом или какой-то священной обязанностью рассказывать о своей жизни в различных социальных сетях. Так просто… Не задумываясь… По секрету всему свету…

Поэтому фразы «Зайчик, сфоткай меня на пляже (на балконе, на крыше, на верблюде), с жирафом (дельфином, крабом, кораблем), около отеля (фонтана, памятника, пролома в стене), с Ваней (Таней, Маней), а теперь нас всех вместе, а теперь я одна (один). Я это размещу на своей страничке в Интернете. Пусть все знают, что у меня все ок и тихо завидуют», звучат на курортах просто со всех сторон. Маниакальное размещение в Интернете фотографий себя любимого стало большим мировым хобби и увлекательной для многих игрой.

Вообще, собираясь в отпуск, многие придумывают себе игры, в которые они будут там играть, причем кто-то просто играет в преферанс, шахматы, нарды или модные on-line стратегии, а кто-то придумывает себе ролевые и социальные игры и играет в них абсолютно самозабвенно, ощущая себя истинным творцом своего счастья.

Некоторые, например, с большим удовольствием играют в игру «Я – овощ» и целый день валяются на пляже, путешествуя три раза в сутки не дальше, чем в ресторан отеля. (Наличие или отсутствие партнеров по отдыху обычно значения не имеет.) Главы семейств, отдыхающие с детьми, очень часто и легко включаются в игру «Я – папа», они делают строгий вид и выстраивают своих детей в соответствии с режимом дня, кормят их строго здоровой с их точки зрения пищей и ежедневно возят их в парки аттракционов, цирки, дельфинарии и зоопарки. (Наличие или отсутствие «второй половины», то есть жены и мамы, обычно значения не имеет.) Женщины на курортах любят играть в игру «Я – суперсекси», для этого они надевают на себя минимум одежды, ходят даже на пляж на высоких каблуках и привозят с собой отдельный чемодан парфюмерии и косметики. При этом они постоянно считают количество взглядов, которые бросили на них окружающие мужчины, и подводят потом итоги дня. (Наличие или отсутствие мужа для этой игры обычно значения не имеет.)

В жизни же пляжные овощи чаще всего оказываются трудоголиками, работающими круглыми сутками без выходных. Курортные суперпапы неделями не видят своих детей, так как бывают дома, когда дети уже или еще спят. А суперсекси вне зоны отдыха оказываются занудными офисными барышнями, которые целыми днями пьют чай, собирают сплетни и дружат против всех, или прелестными домохозяйками, которые перед поездкой на очень заслуженный ими отдых посещают фитнес — клубы и спа – салоны и очень хотят, чтобы их работа над собой получила достойную оценку окружающих.

В общем, отдыхают все, кто как может, кто с кем может, и кто, насколько может, а искать логику в действиях отдыхающих  людей, занятие неблагодарное и обычно бесполезное.

Думая обо всем об этом, Алекс мысленно передал привет Марине Александровне, которая еще вчера ненавязчиво, сама того не понимая, объяснила ему, что не стоит искать странности в поведении людей, которые просто делают, что они хотят. Здесь все просто, не надо ничего домысливать, мотивация поступков отдыхающего лежит на прозрачной поверхности его желаний.

И как бы в доказательство этого пляж радовал своим спокойствием и постоянством. Здесь все занимались своими пляжными делами: купались, учили детей плавать, играли в волейбол, дремали под зонтиками, читали книги, в общем, всем было хорошо и комфортно. Алекс решил еще посидеть немного, а потом присоединиться к легкомысленному пляжному сообществу. В конце концов, он же тоже отдыхающий.

Вдруг  к его столику, подошел мужчина, немного странного вида. Алекс еще вчера обратил на него внимание. Вчера на ужине мужчина вел себя громко и вызывающе, постоянно требовал что-то от официантов, предъявляя им претензии. Официанты терпеливо и вежливо выдерживали его атаки, но когда он наконец-то поел и покинул зал со словами «Вы еще узнаете, кто я такой!», все облегченно вздохнули, и было заметно, что узнавать о нем что-либо нового ни у кого желания не появилось. Такое поведение в этом отеле было, по меньшей мере, неуместным.

И сейчас этот «неаргументированный пафос» стоял около столика Алекса и намеревался, видимо, пообщаться.

— Здравствуйте, меня зовут Игорь. Я один самых перспективных молодых продюсеров России, — сказал мужчина. – У меня к вам деловое предложение.

Алекс усмехнулся. Костюм от Бриони вчера произвел впечатление не только на молодых мамаш, но и на перспективных продюсеров.

А мужчина, который назвал себя Игорем, тем временем продолжал прямо-таки взахлеб рассказывать о каких-то проектах, над которыми он сейчас работает, все они были безумно перспективными, видимо, такими же, как и сам их творец. Телевизор Алекс практически не смотрел, и ему было совершенно все равно, что там показывают, все так называемые перспективные проекты Алекс периодически видел в клубах и называл их «леденцы-конфетки». Все эти приторно сладкие как дешевые конфеты девочки-мальчики появлялись, таяли и исчезали так же быстро как леденцы.

Сознание Алекса Смоллетта было далеко от шоу-бизнеса ровно настолько, насколько Австралия была далека от Северного Полюса, но продюсера этот маленький нюанс, видимо, не интересовал, он говорил сам с собой и любовался собой, его тезисы были грустны и неинтересны. Алекс даже закурил от скуки, что делал крайне редко.

К столику подошел молодой человек с телефоном в руках и, поздоровавшись, сказал:

— Жора, твоя жена звонила, она хочет поговорить с тобой.

В эту же секунду телефон зазвонил, и Алекс услышал из трубки женский голос:

— Гоша, Гошенька, это ты? Ты когда приедешь?

— Лапулечка, я работаю. Очень соскучился. Скоро приеду, — как-то по-домашнему ответил «Гоша».

Пожалуй, впервые Алекс посмотрел на продюсера заинтересовано, поменять три имени за три минуты это было скорее весело, чем круто.

Достаточно неожиданно к столику подошли две блондинки в одинаковых купальниках, очках и шляпах, у Алекса даже появилось ощущение, что у него двоится в глазах, видимо, в этом и была новая «фишка» последнего перспективного музыкального проекта. Практически хором девушки неожиданно сказали:

— Жорж, мы тебя устали ждать. Пошли на пляж.

Продюсер улыбнулся и ответил:

— Лапулечки, подождите еще немного. Идите пока без меня, я подойду буквально через десять минут.

«С женщинами у этого человека проще, чем с самим собой. Чтобы не проколоться они у него все «лапулечки». Молодец мужик! Дешево, но красиво. И никаких проблем по жизни. Зачем  чужими именами голову забивать, тут бы свои запомнить: Игорь, Жора, Гоша, Жорж… Я уже запутался, как вас называть, господин продюсер?», — подумал Алекс.

У продюсера опять зазвонил телефон, он, посмотрев на входящий номер, очень бодро и важно ответил:

— Здравствуйте, это Георгий.

Звонивший человек, видимо, проявил какие-то сомнения в том, что позвонил тому, кому хотел. «Наверно тоже в именах запутался», — ехидно заметил про себя Смоллетт.

Наблюдая за своим соседом по столику, Алекс подумал, что это уже действительно становилось интересным. Перед ним сидел не человек, а ходячая монография по психоанализу под названием «Имя определяет сознание»: для жены – Гоша, для подружек – Жорж, для друзей – Жора, для дружеского партнерства – Игорь, для деловых переговоров – Георгий. Соответственно имени менялся тон, формат и лексикон этого человека.

Пока продюсер доказывал по телефону, что он именно тот Георгий и что  через неделю он приедет в Москву на переговоры и хочет, чтобы все документы были готовы вовремя, Алекс допил кофе и мечтал избавиться от своего многоликого собеседника.

Наконец продюсер закончил свои телефонные переговоры и, обратившись наконец-то к Алексу, сказал:

— Извините, я очень занятой человек. Но вы мне очень понравились, надеюсь, что в ближайшие дни мы с вами обязательно еще посидим, обговорим возможные пути сотрудничества и выпьем за их успешное воплощение в жизнь. Кстати, вот моя визитная карточка, там все мои телефоны.

Глядя вслед уходящему перспективному продюсеру, Алекс Смоллетт думал, что это самые успешные переговоры, которые он провел в своей жизни, просто высший пилотаж переговорной техники. Алекс умудрился не сказать ни одного слова, однако, его собеседник ушел весьма довольный собой и уверенный в дальнейшем сотрудничестве.

Посмотрев на оставленную на столике визитку, Смоллетт вдруг весело вспомнил, что даже не представился этому великому продюсеру современности. Но чужие имена, как уже понял Алекс, не очень интересовали этого человека, так как со своими был явный перебор.

Алекс, конечно, искал в отеле странных людей, чье поведение было не похоже на других, но странных не до такой степени. Продюсер не подходил ни на роль курьера, ни на роль игрока. Он, безусловно, играл, но исключительно в свои игры.

Когда Алекс, наконец, собрался уходить, чтобы переодеться и спуститься на пляж, на открытую площадку бара неожиданно прилетела огромная чайка. Она как-то по-хозяйски начала расхаживать между столиками, нисколько не смущаясь людей. У Алекса на блюдце оставалось несколько кусочков сладкого пирога, которые он решил предложить птице. Чайка сначала подозрительно посмотрела на предложенное угощение, но к удивлению Алекса ловко схватила его и проглотила. Видимо, даже среди чаек встречаются сладкоежки, потому что пирог птице явно понравился, и она, преданно и проникновенно посмотрев на Алекса, стала терпеливо ждать продолжения банкета. Следующие кусочки птица хватала прямо с руки, и Алексу это развлечение даже начало нравиться.

Вдруг из дверей бара с мороженым в руках вышел мальчик, увидев птицу, уютно устроившуюся за столиком Алекса, он закричал:

— Папа, папа! Смотри! Дядя дрессирует чайку. Давай его сфотографируем скорее, я эту фотографию всем друзьям в школе покажу и в Интернете размещу.

Алекс сделал вид, что не услышал желания продвинутого ребенка и, помахав чайке рукой, он быстро удалился из бара. Тем более что начинался дождь, а фотосессия для Интернета была для Смоллетта лишней забавой.

«Утро просто удалось, — констатировал для себя Алекс, собираясь все-таки спуститься на пляж. — Сначала меня достает какой-то многоликий продюсер,  потом чайка-сладкоежка, а в завершении всего еще и малолетний папарацци. Прямо Алиса в Стране Чудес! Не хватает только белого кролика с норой и синей гусеницы с трубкой».

Некоторый оттенок сюрреализма в ситуацию добавляли, конечно, две веселые шутницы: природа и погода. Они ежедневно ненавязчиво радовали людей своим постоянством. Причем постоянство было потрясающим и красивым.

По утрам море маленькими волнами ласкало серебристо-бежевый песок на берегу, от чего он еще больше блестел и искрился капельками соленой морской воды. Ветер, затаив дыхание, дремал где-то в прибрежных зарослях, не мешая их игре. А солнце, наблюдая жарким взглядом за земными играми природы, выступало своеобразным гарантом этого умиротворяющего покоя.

Однако ветер лениво спал только до обеда, а во второй половине дня вспоминал о своем жизненном предназначении и начинал, как бы наверстывая упущенное время, вносить в общую картину природной гармонии свои сочные, веселые и часто шаловливые штрихи.

Сначала он, выбрав ближайшую симпатичную тучку, кидал ее солнцу, которое уже тоже немного устав от гармоничной тишины и тишины гармонии хитровато пряталось за белоснежный подарок ветра и на некоторое время делало вид, что ничего не видит. А в это время ветер веселился на пляже, гоняясь за волнами в море и раскидывая зонтики на песке, а затем, собрав весь дождь со всех уголков побережья, быстро летел вдоль моря и, как бы не нарочно, проливал этот дождь на горячий песок. Почему ветер приносил прохладу и дождь каждый день именно в обед? На этот вопрос никто не мог ответить. Но это был редкий случай, когда люди совсем не страдали от непогоды, пока они обедали и отдыхали после обеда в своих номерах, пляж немного остывал и часам к четырем был опять готов к приему своих любимых гостей.

Алекс поднялся в номер, посмотрел на себя в зеркало, пожелал себе меньше думать и, надев свою любимую итальянскую рубашку, купленную на распродаже где-то в Турине, решил, что обедать он пойдет куда-нибудь в город, подальше от этого инкубатора странностей. А за окном нежно шелестел уже привычный дождь, который впрочем, сегодня очень быстро закончился.

«Вокруг, как мне сказал Мартин, просто полно людей, которые хотят получить алмаз, — рассуждал Алекс, прогуливаясь по небольшому рынку с местными сувенирами, игрушками и безделушками,- их ход и должен быть первым. А это все гадания на кофейной гуще: кто курьер? Где алмаз? Кто бандит?  Надо просто подождать развития событий, увижу – сразу все пойму». Несмотря на всякие намеки Мартина на его фантастические таланты, Алекс точно знал, что он совсем не ясновидящий и уж точно не экстрасенс.

В итоге Алекс пришел, как ему показалось, к совершенно логическому для нормального человека выводу: «Вся эта история началась с того, что ты приехал сюда в отпуск. Вот отпуском пока и займись, еще вчера это у тебя очень хорошо получалось». Сказав все это, Смоллетт даже выдохнул и с явным облегчением купил несколько сувениров, занявшись обычными отпускными делами.

Заказав в ближайшем ресторанчике ассорти из морепродуктов и прекрасную, тающую во рту телятину под сметанным соусом, Алекс в очередной раз от души порадовался особенностям местной кухни. А ведь отпуск мог быть настоящим отпуском… Мог быть у кого угодно, но только не у Алекса Смоллетта. И с этим обстоятельством приходилось мириться.

В отель Алекс вернулся, когда отдыхающие, надев свои вечерние наряды, не торопясь, спускались в ресторан, где их ждал ужин. Алекс на ужин не пошел, а взял ноутбук  и сел в холле второго этажа в уютные плетеные кресла. Он полностью избавился от синдрома шпиономании и завязал непринужденный разговор с молодой семейной парой. Он познакомился с ними еще вчера в ресторане, а сегодня они ездили на экскурсию по местным достопримечательностям, и с удовольствием делились своими впечатлениями, показывая фотографии и видео — ролики.

Когда стемнело, накинув легкую летнюю куртку, Алекс решил спуститься вниз. Он сидел на балконе бара и не спеша пил пиво. С одной стороны, ему была видна яхта и пляж, с другой стороны он видел весь освещенный холл отеля.

Алекс сидел за столиком, наблюдал за всем происходящем вокруг и думал о том, что вчера он что-то упустил. Было что-то в этой банкетной суете, на что надо было обратить внимание. Интуиция, — иногда просто неугомонная, бессознательная часть сознания, — все-таки не давала покоя мыслям в голове. За много лет работы Алекс Смоллетт доверял своей интуиции целиком и полностью, это был его самый верный напарник.

Алекс сидел и вспоминал вчерашний вечер буквально по минутам, и тут он понял, что он должен был вспомнить. Экран ноутбука архитектора-программиста! – вот, что не давало покоя ему все это время.  Точнее, Алекс вспомнил картинку на экране. Схема, которая была там изображена, была ничем иным, как схемой здания отеля, в котором они сейчас находились.

Итак, благодаря интуиции и хорошей памяти, а совсем не сверхъестественным способностям,  Смоллетт теперь очень хорошо понимал, кого ему необходимо найти этим вечером. И вчера они встретились в Интернет — холле не просто так. Этот молодой человек тоже ждал окончания банкета, но так и не дождался, поэтому сегодня ночью он будет делать то, что не смог сделать прошлой. Вчера из Интернет — холла, который расположен на втором этаже, он уезжал на лифте, значит, живет он на одном из верхних этажей.

«Ну что же, будем ждать, — подумал Алекс, — этот программист должен спуститься, на его экране была схема первого этажа с холлом, рестораном, баром и лестницей на пляж».

Сначала Алекса посетила стандартная в данной ситуации идея сходить на разведку, но так как Алекс Смоллетт отличался тем, что никогда не следовал стандартам и домашним заготовкам при выполнении заданий, он взял себе еще бокал пива и остался сидеть в баре. Он не хотел форсировать события и уже не первый раз за сегодняшний день  говорил себе: «Пусть случиться то, что должно случиться, а вот потом я и буду думать, что со всем этим делать».

К часу ночи отель начал потихоньку успокаиваться.

Многочисленные неугомонные детишки разбежались как весенние ручьи по своим этажам, номерам и кроваткам, где быстро заснули, обнимая мишек и зайчиков и придумывая новые развлечения на пляже. Отцы семейств спустились  в бар, посидели там за кружкой вечернего пива, в очередной раз по-мужски сочувствуя друг другу, и тоже разошлись. Их жены, обсудив меню ресторана, удачи и неудачи местного шеф- повара, гордо поспешили вслед за мужьями. Несколько молодых парочек быстро выпорхнули из отеля: их ждала веселая ночная жизнь побережья, а любители преферанса отправились расписывать очередную пульку. Таким образом, на отель спускалась тихая и безмятежная южная ночь.

Бар закрылся, и Алекс переместился в холл первого этажа, ему было абсолютно нечем заняться и, в ожидании «чуда», он уже более получаса развлекал болгарских девушек на ресепшене. Рабочий день у них был практически закончен, старшие менеджеры уехали домой и, обычно строгие,  девушки позволили себе расслабиться и немного поболтать с богатым красавчиком, про которого некоторые дамы, отдыхающие в отеле, уже наводили на ресепшене справки. Алекс развлекал их разговорами на смеси итальянского и французского языков, причем говорил он на этих двух языках только комплименты, от чего милым девушкам было очень приятно, и они даже угостили обаятельного собеседника чашечкой очень неплохого кофе.

Когда Алекс уже начал беспокоиться, что он что-то не так просчитал, в холле гостиницы появился долгожданный молодой человек. Алекс, извинившись перед девушками, достал из кармана куртки пачку сигарет и вышел вслед за молодым человеком. На улице Алекс попросил у него зажигалку, но пока Смоллетт прикуривал,  молодой человек, который о чем-то очень сосредоточенно думал, уже ушел по дорожке.  Зажигалка так и осталась у Алекса.

«Ну что же, будет повод еще раз встретиться», — констатировал Алекс, убрал зажигалку в карман и,  не спеша, пошел следом за молодым человеком, который в это время уже заворачивал за угол отеля.

Вдруг Алекс услышал звук, похожий на звук удара, а затем достаточно явно последовал легкий стон. Смоллетт прибавил шагу и тоже завернул за угол. Однако следующий удар он не только услышал, но и ощутил, чей-то железный кулак врезался Алексу прямо в челюсть, но в отличие от молодого человека, который сразу же после встречи с железным кулаком потерял сознание, Смоллетта эта ситуация только взбодрила. Увернувшись от следующей атаки непонятного противника, Алекс нанес ответный удар. Бил он пока вслепую, пытаясь в темноте сориентироваться в ситуации. Его противник был огромным темнокожим парнем, тело которого состояло из сплошной мышечной массы, поэтому все удары этот качок принимал на себя играючи, и они только злили его.

Из темноты раздался голос:

— Улоф, что ты там возишься с ним? Выруби его. Возьмем с собой в море и там утопим. Никто его не найдет.

Темнокожий противник Алекса со странным для него шведским именем Улоф только промычал что-то в ответ. Видимо интеллект у этих ста килограммов мышц был на уровне австралопитека, и в команде ему была отведена роль боевой машины.

«Откровенные ребята», — подумал Смоллетт. Дрался он уже серьезно, нанося противнику удары в самые уязвимые места. Алекс понимал, что бежать в сторону отеля он никак не может, ни полиции, ни администрации  здесь сейчас не место, но с другой стороны он был уверен, что его противник не отступит.

Несмотря на широкую спину и огромные кулаки Улофа, Алекс увидел, что за его широкой спиной два его соратника по поискам алмаза пытались проникнуть через служебный вход на кухню ресторана отеля. В тот момент, когда Улоф, который без разбору молотил кулаками любого, кто попадался ему под руку, нанес видимо свой коронный удар в нижнюю челюсть Алекса, его «коллеги», изучая замок с сигнализацией, вели достаточно жаркую дискуссию. Один из них, наверное, старший, говорил:

— Рой, не дури, режь синий провод и все.

— Билли, не учи меня жить! Дай подумать! Это же не бомба с таймером, а сигнализация. Ты хочешь попасть на кухню или в тюрьму? Я не уверен, что в Болгарии комфортные тюрьмы.

Билли как-то очень экзотически выругался и злобно сказал:

— Ладно, Профессор, меньше слов – больше дела.

И обернувшись, добавил:

— Улоф! Что там ты возишься?

Нанося очередной удар в челюсть Улофа, Алекс успел подумать: «Они все собрались около кухни, значит, на эту кухню надо попасть и мне, но это будет только завтра, потому что сегодня я немного занят». На слове «занят» Алексу удалось нанести противнику удар, от которого Улоф на несколько минут потерял сознание и упал в песок.

— Рой! Слышишь? Эй, Профессор! Прекращай возиться со своими проводами! Похоже, у нас возникли непредвиденные проблемы.

Алекс понял, что непредвиденной проблемой был он, но ничего изменить уже не мог. Любая проблема в такой ситуации требует скорейшего и радикального решения, поэтому Алекс заметил, что в руках Билли блеснул пистолет. «Неужели будут стрелять? Старина Ли прислал сюда безмозглых отморозков или у него проблема с кадрами?» — думал Алекс, совершая невероятный прыжок через кусты, надеясь найти хоть какое-нибудь укрытие на пляже. Приземлившись на песок, Алекс понял, что два бандита ринулись через кусты за ним, причем один из них размахивал пистолетом, а пришедший в себя и злой как укушенный бегемот Улоф бежал, размахивая цепью, которая до этого висела у него на поясе в качестве украшения. Однако Рой не бросил сразу своего сложного занятия, он очень быстро сфотографировал и замок, и коробку с сигнализацией. Он был не боец, он был технарь и хорошо знал, за что ему платят.

Смоллетт понимал, что его участь была уже решена, и терять ему нечего, поэтому он решил принять бой, тем более  что отступать было некуда.

Вдруг перед Алексом, пронзительно крича и хлопая крыльями, непонятно откуда возникла чайка. Это была его знакомая, с которой он подружился сегодня утром. Алекс узнал чайку-сладкоежку по черно-белым пятнам на спине. Это был совершенно непредвиденный поворот событий.

Видимо, от шума чайка проснулась и решила помочь своему другу. Покрикивая и даже шипя, она грозно стала двигаться навстречу бандитам. Чайка – птица достаточно большая и сильная, наблюдать ее гнев страшновато даже безмозглым австралопитекам типа Улофа. Бандиты слегка попятились от удивления, увидев еще одного неожиданного и грозного противника, а птица разбушевалась не на шутку, наверное, на этом пляже мало, кто смел, нарушать ее ночной сон. Вдруг Алекс увидел, что на дорожке, ведущей к отелю мелькнула чья-то тень: кто-то все это время стоял в темноте и наблюдал за ними, а теперь быстро бежал в сторону отеля.

«Да здесь сегодня какой-то аншлаг, – подумал Алекс. — Маловероятно, что это случайный прохожий. Интересно тогда, кто это?» Смолетт отвлекся буквально на одну минуту, но именно в эту минуту прозвучал выстрел.

У Билли, как показалось Алексу, просто не выдержали нервы, и он решил таким образом проредить обстановку. Причем в этой неразберихе он сам наверно точно не знал, куда  целился: то ли в Алекса, то ли в чайку.

Плечо Алекса пронзила обжигающая боль, и он понял, что шальная пуля нашла свою жертву, чайка же, напуганная выстрелом, взмахнув своими огромными крыльями, поспешила улететь. По крови, которая стала обильно течь, Алекс понял, что пуля, видимо, прошла навылет. Это, конечно, еще больше усложняло ситуацию, в которой совершенно неожиданно для себя оказался Алекс.

Увидев, что соперник ранен, Улоф, начал размахивать цепью и рычать:

— Ты – покойник! Убью сволочь!

Темнокожий боец понял, что явно проигрывает Алексу в ближнем бою, поэтому решил воспользоваться подручными средствами. Размахивая цепью, он теснил Алекса к их лодке, куда Смоллетту попадать было не нужно. Он как мог уворачивался от ударов цепью. Набегу, Алекс снял куртку, обмотал ею руки, чтобы защищаться от ударов по лицу и по раненому плечу.

Вдруг Алекс увидел маленький домик спасателей, который стоял почти у кромки воды, и забежал в него в надежде найти хоть какое-нибудь орудие защиты. Домик был пуст, но решение было правильным, в домике помещались только два человека, и размахивать цепью здесь было неудобно.

Алекс почувствовал, что от потери крови у него начинает кружиться голова, а цепью Улоф орудовал достаточно ловко, и когда цепь со всей силы обрушилась на раненое плечо, Алекс не выдержал и упал. Перед глазами стали расплываться предательские оранжевые круги, ноги и руки не хотели слушаться.

— Улоф, дикая ты горилла, ты же его забил насмерть. Валим отсюда! – проговорил Билли, он был явно очень зол, простая, на первый взгляд, операция обернулась большими проблемами. Он хотел уже убраться с этого пляжа, пока сюда какой-нибудь бдительный отдыхающий не вызвал администрацию и охрану, а еще того хуже полицию.

— Куда валим? Труп нельзя здесь оставлять. Его надо выбросить в море, — сказал Рой, который, надо отдать ему должное, рассуждал логично. Но его логика сейчас абсолютно не устраивала Алекса.

Вдруг достаточно неожиданно свое мнение решил высказать Улоф. Понимая, что возиться с «трупом» придется ему одному, он спросил:

— Зачем в море? Он уже все равно никому ничего не расскажет.

Дискуссия могла затянуться надолго, но мнением Алекса в этой ситуации никто не интересовался.  От боли сознание хотело выключиться, но Смоллетт не мог этого допустить. Он понимал, что он абсолютно один и отключаться нельзя, иначе завтра его не найдет никто: ни администрация отеля, ни полиция, ни даже Мартин Борн.

«Держись, Летти, — сказал сам себе Алекс, неожиданно назвав себя именем, которое однажды спасло ему жизнь. – Держись, иначе завтра ты и сам себя не найдешь».

Неожиданно Смоллетт почувствовал, что кто-то наклонился над ним. Алекс перестал дышать, благо искусством не дышать по несколько минут он владел в совершенстве.

— Точно забил. Он совсем не дышит, — Алекс по голосу узнал Роя, который продолжал настаивать. — Его нельзя оставлять. Труп надо выбросить в море.

— Вот заладил. Труп надо выбросить, труп надо выбросить, — передразнил Роя Билли. Он был главный и понимал, что именно на нем лежит ответственность за происходящее, — сначала надо бы попробовать выяснить из кого мы сделали труп. А то есть трупы, которые с того света такие приветы присылают, мало не покажется. Лучше посмотри, может у него какие-нибудь документы или вещи в карманах есть.

Рой опять наклонился над Алексом, но тут внезапно где-то вдалеке раздался смех и громкие не сильно трезвые голоса. На то, чтобы отнести «труп» в лодку времени уже не было, поэтому Билли резко и твердо сказал:

— Валим отсюда. Завтра со всем разберемся.

С чем или кем бандиты собирались разбираться завтра, Алекс не понял, но он понял главное: его противники покинули поле боя. Их лодка почти бесшумно отплыла от берега. И только тогда Алекс вздохнул и на некоторое время потерял сознание, которое вскоре вернулось к нему, чтобы напомнить, что лежать здесь до утра он никак не может, нужно!, просто необходимо! из последних сил уходить отсюда.

Выбравшись из домика спасателей, Алекс упал в морской прибой. У него не было сил встать и идти. От прохладной морской воды становилось легче, колокола, которые звенели на все лады в голове, начали понемногу затихать. А мысли, наоборот, начали проявляться более четко.

Смоллетт понимал, что помощи ждать ему просто не откуда. Никто кроме него не знал, что происходит в отеле и вокруг. Да и сам Алекс пока четко не понимал, в какую игру ввязался, и сколько на поле играет команд. Ему было необходимо понять, сейчас от него хотели избавиться как от простого свидетеля событий около кухни отеля или как от потенциального противника? Пока получалась какая-то игра в жмурки в темной комнате.

Алексу совсем не хотелось вставать. Прохладные нежные волны успокаивали и возвращали к жизни.

Но возращение к жизни увеличивало количество мыслей в голове. И вскоре он понял, что перед ним стоит очень сложная задача. Ему надо было как-то попасть в свой номер в отеле. Он был весь мокрый и грязный, одежда вся была в крови, лицо разбито и уже начало опухать, кровь текла из ран на руках, а плечо было прострелено навылет.

«Такого туриста тихое болгарское побережье не переживет, — подумал Алекс. – А если вызовут скорую помощь и полицию, то этого не переживу я. Надо срочно, пока не начало светать, придумать выход из ситуации, да еще такой, чтобы все остались живы: и я, и болгарское побережье».

Алекс заставил себя встать и в домике спасателей нашел свою куртку, которую снял, защищаясь от ударов цепи. Наличие куртки вселяло оптимизм, она хоть на время скрывала следы кровавого побоища. За это время нужно было что-то срочно предпринимать.

Алекс посмотрел на отель. Центральный вход был на другой стороне, на эту сторону, то есть на пляж можно было спуститься из бара или пройти через бассейн. Он видел две двери, которые, видимо, использовались в служебных целях, но наверняка они были закрыты. Алекс понял, что ему предстоит обследовать всю стену отеля и попытаться найти хоть какую-то возможность попасть внутрь здания. Он закутался в куртку, накинул капюшон и отправился в путь, надеясь только наудачу.

Ближайшая к нему дверь оказалась закрытой, причем было видно, что ей не пользовались давно. Замок, висевший на двери, был весь покрыт ржавчиной. Алекс пошел вдоль балконов первого этажа, раздумывая о том, что если найти открытый балкон, можно попробовать пробраться через комнату в коридор, но пробираться надо было так, чтоб не разбудить хозяев номера и не оставить следов. А то опять: скорая помощь, полиция и долгие рассказы о том, как «великий шпион» облажался, отдыхая в Болгарии. От этих мыслей Алексу стало почему-то очень весело.

«Лучше ползти раненым по джунглям, там своим видом никого не напугаешь и всегда можно сказать, что напал какой-нибудь бешеный крокодил. А здесь в самом спокойном месте на земле кто на меня мог напасть? Бешеная чайка что ли?» — Алекс веселил себя сам, чтобы совсем не упасть духом, осознавая всю безвыходность своей ситуации и прикидывая, что соврать охраннику отеля и девушкам с ресепшена, чтобы все обошлось без последствий.

— Алекс! Это вы?

Вдруг услышал он знакомый голос, но подумал, что от болевого шока и потери крови у него начались галлюцинации.

— Алекс! Поднимите голову, я на балконе второго этажа. Вам, по-моему, нужна помощь.

«Марина Александровна…… Марина! Мариночка! Черт, побери!» Алекс поднял голову, и понял, как жаль, что улыбнуться от счастья он уже не сможет, лицо медленно, но верно опухало от ударов качка — австралопитека.

Марина, посмотрев на него, казалось, ничуть не была удивлена его видом и сказала тоном, не терпящим возражений:

— О-о-о…. В таком виде в холле появляться нельзя! Сможете залезть на мой балкон?

Смоллетт был твердо уверен, что встреча с каждым человеком в жизни имеет какой-то определенный смысл. Еще вчера Алекс думал о том, что же заставило его обратить внимание и заговорить с женщиной, случайно оказавшейся за его столиком в ресторане. Сейчас он был убежден, что вчера  заговорил с Мариной, потому что сегодня она должна была оказаться ночью на этом балконе. Жаль только, что балкон оказался на втором этаже, на первый этаж с больной рукой залезть было бы проще.

Несмотря на ранение, подтянувшись на одной руке с перил нижнего балкона,  Алекс достаточно успешно вскарабкался на второй этаж. Если уж повезло один раз, везти должно во всем, поэтому в номере у Марины никого не было. Алекс не стал выяснять, где находится вся ее веселая семья, а поспешил пройти прямо в коридор. Надо было как можно быстрее попасть к себе, потому что силы уже оставляли его, голова предательски кружилась, а рана на плече уже не просто болела, а настоятельно требовала очень пристального внимания к себе.

Номер Алекса находился тоже на втором этаже, оставалось только пройти в сторону лестницы по коридору. «Только бы никто из соседей случайно не решил сходить к любовнице в соседний номер. Это было бы сейчас так некстати», — подумал Алекс. Проходя в номере Марины мимо зеркала, он даже побоялся заглянуть в него.

— Алекс, где ключ от вашего номера? – спросила Марина.

Когда Алекс уходил, как он сам говорил, «в никуда», то есть на задание, ключи от гостиничных номеров и квартир он оставлял в самых неожиданных и потому надежных местах, он никогда не брал их с собой. Отправляясь на сегодняшнюю вечернюю прогулку, он, недолго думая, открыл небольшую дверцу в стене около своего номера, там оказались какие-то трубы с большим вентилем, вот на этот вентиль Алекс и прикрепил ключ от номера. Дверца открылась также легко, ключи оказались на месте.

В свой номер Алекс не вошел, он просто упал в открытую дверь. Марина закрыла дверь номера, включила свет и попросила:

— Давайте, вы упадете еще раз, но чуть левее. Там ванная комната. Вам нужно привести себя в порядок и, как я вижу, срочно обработать рану, из которой кровь течет уже на пол.

Спорить было трудно, мысль была очень правильная.

Под струей холодной воды, Алекс понял, что жизнь начала налаживаться. В ванне он нашел полотенце и одежду, в которой он ходил с утра на завтрак. Это было очень кстати, Алекс был не готов просить Марину Александровну копаться в его чемоданах в поисках одежды.

Только приняв душ, Смоллетт решился посмотреть на себя в зеркало. Глаз подбит, огромный синяк на скуле – это можно пережить, а вот рана на лбу, о которой Алекс по ощущениям не догадывался, немного напрягала.

«Лучше надо было от этого монстра с цепью закрываться. Шрамы может и украшают мужчину, но только если этот мужчина не работает секретным агентом», — ругал себя Алекс.

А вот плечо, наоборот, порадовало. Алекс очень боялся, что пуля прошла навылет и придется срочно искать врача. Но оказалось, что пуля просто глубоко задела плечо. Обработать рану было просто необходимо, но обойтись можно было собственными силами.

Оценив масштаб своих бедствий, Алекс еще раз посмотрел на себя в зеркало и сказал свою традиционную в таких ситуациях фразу:

— Хорош, бродяга! И хорошею с каждым днем!

Эта фраза была для него как мантра, после нее Алексу становилось легче, ранения не так сильно болели, а настроение поднималось.

Накрыв раненое плечо чистым полотенцем, чтобы не текла кровь, он, уже улыбаясь, вышел из ванной. Марина сидела в кресле, она пока не понимала, чем может помочь Алексу, поэтому решила просто дождаться его возвращения из ванной. Услышав, что возвращение носит прямо-таки триумфальный характер, она сказала:

— Если вы будете хорошеть такими темпами, то скоро от вашей неземной красоты ничего не останется. Беречь себя надо!

Марина обрадовалась, что душ пошел Алексу явно на пользу. Он был бодр и даже немного весел. Лицо, правда, было совсем бледное, поэтому последствия ночного сражения выглядели немного зловеще. Марина спросила:

— Я могу вам чем-нибудь помочь? Может пойти поискать врача?

— Нет, мы точно обойдемся без врача. Но вас, Марина Александровна, я бы хотел попросить побыть ночной медсестрой. Без вашей помощи я не смогу обработать все свои маленькие ссадины.

— Но у меня нет никаких лекарств. Надо сходить в номер, у нас есть аптечка, но мне почему-то кажется, что для вашей маленькой ссадины на плече йод и зеленка не очень подойдут.

— Вы не волнуйтесь, с лекарствами у нас все хорошо. А вот как лечить мы сейчас быстро выясним, устроив для вас курсы повышения квалификации без отрыва от производства.

Алекс достал из тумбочки мобильный телефон и попросил Марину сфотографировать свои раны на лбу, руках и плече. Оставшись довольным своими фотографиями, Смоллетт отправил их кому-то ММС сообщением. Минут через пять пришел ответ. Марина не очень понимала, что делает Алекс, поэтому спросила:

— Ну, как оценили ваши фотки? Надеюсь на пять с плюсом?

— Нет, на четыре с минусом. Фотографии не очень хорошего качества для диагностики. Но все равно курс лечения нам прописали. Вот вам руководство к действиям. Сделайте, пожалуйста, все так, как написано в этой смс. Лекарства возьмите в тумбочке, там моя аптечка.

Марина  достала из тумбочки небольшой чемоданчик из очень красивой, мягкой кожи. На первый взгляд не подумаешь, что это походная аптечка. Открыв крышку, она увидела аккуратно расставленные пузырьки с разноцветными крышками и разноцветные тюбики, в отделении справа лежали коробочки и упаковки с таблетками, а в отделении слева – перевязочные материалы.

Затем Марина прочитала текст смс-ки: «Лоб и руки обработать раствором из пузырька с зеленой крышкой, затем намазать мазью из зеленого тюбика, повязку на ночь накладывать не надо. Плечо тщательно промыть раствором из пузырька с синей крышкой, после остановки кровотечения, рану намазать мазью из синего тюбика, наложить повязку. Сделать один укол, шприц с лекарством во внутреннем кармане аптечки. Лечь спать. Жду через три дня в клинике».

— Все гениальное – просто! – сказала Марина и пошла в ванную комнату, мыть руки.

После того, как все раны  были обработаны, Алекс достал шприц и сказал, что с этой процедурой он справится сам.

— Марина Александровна, я видел в вашем номере чайник. Несите его сюда. Мы с вами заслужили выпить по чашечке вашего вкусного чая.

Пока Марина ходила за чайником, все медицинские процедуры были закончены, а чудо-аптечка убрана. Марина вернулась, поставила кипятиться чайник, и пока Алекс колдовал над чаем, она быстро застирала полотенца и собрала его грязную одежду в большой пакет. Минут через десять они сидели и наслаждались вкусным чаем в номере, где уже практически не осталось следов от ночного приключения его хозяина.

— Алекс, вы мне извините за этот вопрос, но ваши ночные прогулки всегда имеют такие катастрофические последствия?

И вдруг Алекс понял, что за все это время, пока Марина осуществляла операцию по его спасению, она ни разу даже не попыталась поинтересоваться, что именно с ним произошло.

Алекс сделал вид, что задумался, а потом неожиданно рассмеялся и сказал:

— Нет, конечно же, нет. Я очень мирный по жизни человек. А это так…. Просто непредвиденные обстоятельства.

— А-а-а…Понятно, — сказала Марина, и видимо больше вопросов она решила не задавать.

Алексу было ее немного жаль, с одной стороны, она, конечно, заслужила хоть каких-то объяснений, но с другой стороны, что говорить было не понятно. Это был тот случай, про который говорят, можешь сказать правду, все равно не поверит. И пока пауза не затянулась, Алекс весело сказал:

— Я занимаюсь орнитологией. Изучаю ночную жизнь чаек в гнездах. А им это почему-то не очень понравилось.

— То есть вы хотите сказать, что вас покусала ревнивая морская чайка? Ха-ха. Смешно. Но больше об этом никому не рассказывайте.

Марина пошла в ванную комнату, помыла чашки, поставила их вместе с чайником на столик возле кровати Алекса.

— Ваш волшебный доктор прописал вам сон. Так что я ухожу и не буду вам мешать. Утром зайду, принесу завтрак. Вам вставать пока не надо. Чайки подождут.

Как только дверь за Мариной закрылась, Алекс заснул. Он даже не успел подумать о том, как устал и что сегодня пережил. Ему снились чайки, которые ночью сквозь стекло заглядывали к нему в комнату, злорадно улыбались и что-то кричали друг другу.

Небольшой город в Центральной Европе

Анри не спал уже вторые сутки, он ждал звонка Тьерри, который должен был в Варне проконтролировать передачу контейнера с артефактом. Первый этап организованной ими игры успешно заканчивался, можно было ждать бонусов за успешную работу. Вот только Тьерри уже вторые сутки не выходил на связь.

Долгожданный звонок как обычно раздался неожиданно, когда Анри вместе с НашБиллом сидели и весело ужинали пиццей. Анри ел середину пиццы, а НашБилл хрустел корочками и заедал их оливками и грибами, которые Анри не очень любил. Им было хорошо и сытно.

Услышав в телефоне взволнованный голос друга, Анри даже не понял сначала о чем он говорит.

— Старик, тебе что там голову напекло? Что ты кричишь в телефон? Я тебя прекрасно слышу!

Железный кулак Улофа видимо не только разбил лицо, но и слегка сотряс мозги компьютерного гения, поэтому Тьерри говорил очень громко и быстро:

— Слушай меня внимательно. Срочно ликвидируй сайт, вычисти форумы и чаты. Нас крупно подставили. Это совсем не игра. Нам срочно надо сменить квартиру и IP-адреса. Завтра приеду и все расскажу подробно.

Анри посмотрел на умывающегося кота и, вздохнув, сказал:

— По-моему, дорогой НашБилл, мы вляпались во что-то не очень хорошее…
Следующая Глава

Глава Девятая

19 июля 2010 год Болгария
Черноморское побережье

Когда Алекс проснулся, он понял, что день уже в самом разгаре. На столике около кровати его ожидал приятный сюрприз в виде подноса с завтраком. На подносе в тарелках уютно расположились его любимые булочки со шпинатом, мясная и сырная нарезки, мягкий еще теплый хлеб, удивительно вкусная каша, которую Алекс в ресторане даже не заметил, и свежевыжатый апельсиновый сок. Интересно, как Марине это удалось вынести из ресторана? Менеджеры старались не выпускать на свободу такое аккуратно разложенное на тарелки обилие еды. Но так как  room-service в отеле отсутствовал, такая забота была еще более приятна.

К завтраку прилагалась записка: «Алекс! Извините, что не стала вас будить. Приятного аппетита. Если что понадобиться, звоните мне на мобильник. Выздоравливайте. Марина Александровна». Внизу был написан номер мобильного телефона. Алекс автоматически отметил: номер был московский.

Интуиция, которая очень редко высказывалась по поводу нерабочих вопросов, решила напомнить о себе.

«Три дня общаешься с женщиной, а ничего-то о ней не знаешь…, — тихо, но настойчиво шептала она. — Да-да, ничего…»

— Ну что же, попробуем позвонить, — сказал Алекс и набрал номер телефона, написанный на листке бумаги. Марина видимо был на пляже, потому что сначала он услышал шум морского прибоя, а потом ее голос.

— Алло! Здравствуйте, Алекс!

—  Здравствуйте!  Спасибо вам большое за завтрак.

— Не за что. Извините, что я вчера забрала ваш ключ от номера, чтобы принести завтрак, мне совсем не хотелось вас будить. Как вы себя чувствуете?

— Спасибо. Благодаря вашей заботе, я чувствую себя гораздо лучше. Надеюсь, сегодня увидимся.

— Да, конечно. Я постараюсь зайти, когда пойдет дождь.

Уточнять во сколько именно не было необходимости, дождь в этом удивительном  месте шел всегда в одно и то же время.

Разговор Алексу не понравился. Он искренне считал, что лучше совсем не разговаривать с женщиной, которая тебе в силу определенных обстоятельств явно не безразлична, чем разговаривать с ней в таком формате. «Здравствуйте!… Спасибо!… Извините!… Пожалуйста!» — все это круто и вежливо, но очень уж холодно. В общем, пока… зима на пляже!..

Посмотрев на часы, Алекс решил, что думать о проблемах взаимоотношений мужчин и женщин, конечно, интересно, а искать в многотомном издании «Женской логики» нужную страницу можно долго, некоторые всю жизнь ищут, не могут найти, но пора было начинать работать.

Те, кто оставил Алекса вчера лежать в домике спасателей, думали, что он умер. И это было очень хорошо и выгодно. Теперь необходимо сделать так, чтобы и в отеле никто не догадался о том, что случилось с ним ночью. Для этого нужно было потрудиться. Алекс достал из чемодана очередную небольшую кожаную сумку.  Как и аптечку, он всегда брал ее с собой. В одном отделении там был собран набор разнообразных тональных кремов, в другом отделении лежал театральный грим, баночки с автозагаром и всякие другие мелочи, которые обычно встречаются россыпью в женских сумочках, но Алексу для работы они иногда были просто необходимы.

С помощью тональных кремов и грима, Смоллетт весьма успешно спрятал все свои синяки и ссадины, полученные от «добрых» рук Улофа. Повязку на плечо пришлось накладывать самому, но он и с этим справился, дав себе слово держать руку в кармане, чтобы лишними движениями не беспокоить рану. А рассеченный лоб, чтоб не привлекать к нему внимание, он решил прикрыть вполне логичным в такую жару головным убором, немного доработав супердизайнерский проект, который он, не понимая тогда зачем, купил перед поездкой в Москве.  И то, что в видении дизайнера было мужской пляжной панамой, в руках Алекса превратилось в элегантное кепи, которое он смело надвинул на лоб, придав своей внешности слегка итальянский «аромат».

Затем, Алекс позвонил на ресепшен и попросил вызвать такси для поездки в Варну на ближайшее время.

В Варне у Алекса было два больших дела. Во-первых, он решил купить всю местную «желтую» прессу и почитать местные новости. А во-вторых, он должен подготовиться к новому «раунду» переговоров с Улофом и его друзьями, а для этого ему необходимо было запастись кое-какими подручными средствами, которых у него с собой, конечно, не было. Он же ехал отдыхать, а не воевать с австралопитеками.

Около двух часов дня в холл отеля спустился молодой человек, на которого трудно было не обратить внимания. Красивый загар оттеняли ослепительно белая рубашка и легкий  костюм бежево-кремого оттенка. Солнцезащитные очки модного бренда и супер-стильная летняя кепи, надвинутая на лоб, актуально дополняли его образ. На общем фоне расслабленной толпы отдыхающих, которые днем старались не обременять себя одеждой, Алекс Смоллетт выглядел как модель на подиуме. И вся женская половина населения отеля, как бы по привычке, ничуть не смущаясь, провожала его заинтересованно – кокетливыми взглядами.

— Доброе утро, — сказал Алекс с ослепительной улыбкой, обращаясь к уже знакомым девушкам на ресепшене. — Скажите, пожалуйста, молодой человек, который по вечерам сидел в холле с ноутбуком в каком номере остановился?

Девушки улыбнулись, не много завидуя человеку, у которого два часа дня – это ее утро, но продолжали заниматься своими делами. Днем они не могли позволить себе лишние разговоры с гостями отеля. Но Алекс, делая вид, что не понимает этого, продолжал разговор с ними.

— Я вчера взял у него зажигалку. Вещь дорогая. Очень хочу вернуть ее хозяину. Help me, please.

Алекс сделал очень жалостливое, но ужасно обаятельное лицо. Девушки, глядя на Смоллетта, хихикнули в экраны своих мониторов. И одна из них, не выдержав, сказала на правильном русском языке, но с очень сильным акцентом:

— Наверное, вы можете оставить эту дорогую вещь себе. Ваш молодой человек сегодня утром выехал из отеля.

Алекс сделал вид, что очень сильно расстроился, и спросил:

— Как уехал? Почему уехал? Он мне вчера об этом ничего не говорил.

Девушка поняла, что для того, чтобы прекратить этот разговор, который может вызвать много нареканий со стороны начальства, лучше поскорее ответить на все вопросы. Потому что отказаться отвечать она тоже не могла, это бы вызвало недовольство этого богатого гостя, что опять могло вызвать нарекания в адрес ее работы. Алекс это все прекрасно понимал, поэтому с «милой» улыбкой ждал ответов.

Оценив всю сложность ситуации, в которой оказалась, девушка, не отрываясь от монитора, достаточно быстро произнесла:

— Ваш молодой человек ночью пошел купаться, поскользнулся и упал на лестнице, ведущей к пляжу. Администрация отеля всех гостей предупреждает об опасности ночных купаний. Вчера ночью мы даже предлагали вызвать ему врача, но от врача он отказался, а утром выехал из отеля. Его очень жаль, его лицо выглядело так, как будто он стукнулся о железную дверь.

«Он стукнулся вчера ночью о железный кулак. И если бы не два часа, проведенных мною перед зеркалом, мое бы лицо сейчас выглядело также», — подумал Алекс. А вслух сказал девушке:

— Большое спасибо. Очень жаль, что его постигла такая неудача.

Информация, которую он получил, была просто исчерпывающей.

В это время подъехало такси, и Алекс покинул отель. Отправляясь в Варну, он надеялся на помощь водителя, так как не все покупки, которые ему нужно было сделать, входили в стандартный туристический сувенирный набор.

В городе он посетил какое-то бесчисленное количество магазинов: хозяйственный, бытовой техники и бытовой химии, электротоваров, салон сотовой связи, магазин игрушек, какой-то маленький китайский магазинчик и даже заехал на местный рынок. В общем, круг интересов Алекса Смоллетта на сегодня был просто необозримым. В завершении поездки на выезде из города он попросил остановиться около газетного киоска и купил целую кипу журналов и газет.

Около шести часов вечера Алекс вернулся в отель. Он поднялся в свой номер и почувствовал, что очень устал. Не распаковывая, он убрал все свои покупки в шкаф, потом лег на кровать и понял, что готов не вставать с нее дней несколько.

Очень хотелось пить, Алекс даже подумал, что готов выпить море. Но моря, к счастью, рядом не оказалось, поэтому он достал пакет с соком, который купил еще в городе, и с наслаждением пил его.

О еде думать не хотелось. От запахов кухни кружилась голова. Он решил, что поест позже, ужин был до восьми, а сейчас было только начало седьмого, и он хотел только спать. От долгого напряженного дня ужасно болела голова и бил легкий озноб.

Выпив еще несколько глотков сока, Алекс провалился в сон. Вернее, снов не было, потому что сознание отключилось. Было ощущение, что кто-то просто выключил свет и звук.

Сколько он проспал, Алекс не знал, но разбудил его телефонный звонок.

— Алло! – не очень бодро сказал он.

— Алекс, вы где?

Он даже не понял, кто звонит, да и не пытался понять, он просто ответил:

— Я у себя в номере.

— Я через пятнадцать минут зайду, откройте мне, пожалуйста, дверь, — женский голос был, конечно, голосом Марины. По ее тону было понятно, что никаких возражений она не примет, она уже все для себя решила. Впрочем, как обычно…

Алексу не хотелось вставать. Ему не хотелось, чтобы кто-либо его сейчас видел. И  уж точно, ему сейчас абсолютно не хотелось ни с кем разговаривать.

Он посмотрел на часы, была половина восьмого, у него еще было часов пять, чтобы привести себя в порядок, он знал, что ночь у него опять будет бессонной и непредсказуемой.

Не дожидаясь стука  дверь, он встал, повернул ключ в замке и опять лег, оставив дверь не запертой. Если хочет, пусть приходит, в конце концов, она просто случайная знакомая, которая через пару месяцев и не вспомнит о нем, а разговаривать с ней вовсе не обязательно. Она же умная, пусть сама и говорит.

Алексу не нравилось ни его настроение, ни его состояние. Он понимал, что после вчерашнего побоища на пляже, ему нужно было отлежаться, а не кататься полдня по городу, но есть задание, его надо выполнить. На его выполнение осталось два дня, а где искать этот дурацкий камень, он пока даже не представлял. И это очень его беспокоило.

Ровно через пятнадцать минут в номер вошла Марина. Она принесла поднос с ужином: сок, свежие овощи, мясная и сырная нарезки, оливье, омлет, горячая картошка и ароматные кусочки курицы под белым соусом. Увидев этот кулинарный праздник в руках Марины, настроение у Алекса сразу улучшилось, и он решил, что его раздражение было лишь минутной слабостью. Даже очень сильные люди имеют право на минутные слабости, особенно, если кроме них самих об этом никто не знает.

Алекс попытался встать.

— Лежите, пожалуйста, — Алексу иногда даже нравился безапелляционный тон Марины, особенно, в таких ситуациях.

— Не стоило так беспокоиться, я и сам собирался сейчас спуститься на ужин, — сказал Алекс фразу, которую сказал бы на его месте любой нормальный человек.

— Я не сомневаюсь, что вы сами могли спуститься в ресторан, но я решила позаботиться не только о вас, но и об окружающих. Вряд ли вид мачо с лицом цвета молодой луны  легкого зеленоватого оттенка будет способствовать улучшению аппетита людей за соседними столиками, — не очень весело сказала Марина.

— Что, все так плохо? – спросил Алекс, который видел себя  в зеркале только в полутемном коридоре номера.

— Вид, конечно, у вас неважный, — вздохнув, сказала Марина. – Но вашу красоту не испортишь ничем.

Алекс не мог понять, когда эта женщина шутит, а когда говорит серьезно. Но интересно было то, что произносила она свои четкие по форме, но абсолютно двусмысленные по содержанию фразы так, что с ней было очень легко разговаривать. На нее просто не возможно было обижаться.

Марина поставила на тумбочку около стола Алекса стакан с соком и тарелку с несколькими бутербродами, которые сделала для него, пока они разговаривали.

— Съешьте это сначала, — сказала Марина.

Алекс ел и, улыбаясь про себя, слушал ее указания.

—  Вам надо принять прохладный душ и переодеться. Сегодня был очень жаркий день. Потом мы с вами немного полечим ваши раны и ссадины. А затем будет ужин.

И как он мог, дурак, подумать, что ей не нужно приходить!

Допив сок, Алекс встал, Марина, убедившись в том, что он может нормально передвигаться без ее помощи, сказала:

— Я пошла в свой номер за чайником и чаем, а вы пока приводите себя в порядок.

Алекс понял, что жизнь налаживается, и пошел в ванную комнату. Там Алекс разделся, снял повязку и посмотрел на себя в зеркало. Да уж, вид оставлял желать лучшего. Оптимизм внушало лишь то, что бывало и похуже, и  не в цивилизованном отеле, а где-нибудь в пустыне, где не было ни то, что лекарств, но даже воды. А все в итоге заканчивалось хорошо.

С годами у Алекса Смоллетта выработалось правило: надо верить в то, что все в итоге закончится хорошо, не надеяться, а именно верить! И тогда успех неизбежен, а у Мартина в верхнем ящике стола никогда не будет коллекции дорогих сигар!

Прохладный душ как обычно сделал свое дело: депрессивные психозы исчезли без следа, осталась легкая слабость и некоторые неприятные ощущения. Например, болела голова. Но было бы странно, если бы она не болела, вид рассеченного лба приводил Алекса в легкое уныние. Он был готов к шрамам, где угодно. Их можно не показывать или при необходимости объяснить, рассказав жутко героическую историю о каком-нибудь африканском сафари. Но какие подвиги можно было совершать лбом, он «с разбегу» придумать не мог.

Алекс понимал, что больше беспокоиться надо не по поводу своего немного испорченного лба, а по поводу ранения в плечо. Но думать про лоб было веселее!

Вид рваной раны на плече был, конечно, слегка страшноватый, да и плечо немного опухло, поэтому Алекс опять провел сеанс дистанционного лечения, отправив ММS, брату в Швейцарию.

Юджин потребовал не запускать плечо, прислав новую подробную инструкцию, что  надо делать. А вот прочитав все причитания Алекса по поводу возможного будущего шрама на  лбу, он от души повеселился и клятвенно пообещал, сделать ему лоб еще лучше, чем был. А фраза «сделаем так, что и морщин на лбу не будет» произвела на гламурного в душе Алекса абсолютно магическое действие как заговор африканского шамана: болеть перестало все и сразу

В заключение «сеанса связи», узнав, что через два дня Алекс заканчивает свой приключенческий тур в Болгарии, Юджин настоятельно попросил, чтобы подвигов больше Алекс не планировал, он сам заберет своего непутевого брата из Варны в клинику, о чем поставит в известность Борна.

В номер вошла Марина, кроме чайника и чая она принесла сладкие пирожные и небольшой кувшин красного вина с бокалами. И как это удается? Подносы с едой? Кувшин с вином? В отеле не обслуживали в номерах и настоятельно просили отдыхающих не носить еду в номера. Но как ей это удается, Алекс думать не хотел, ему было приятно, что о нем заботились, и лишние мысли здесь были не нужны.

Алекс попросил Марину обработать ему рану на плече в соответствии с новой инструкцией волшебного доктора. Сам этого сделать к его глубокому сожалению он не мог. Поэтому ему пришлось улыбнуться и снять футболку. Марина все сделала быстро, без лишних охов и комментариев. Алексу сразу стало заметно легче.

— Ну, давайте же ужинать уже, — сказал он. – А то все, наверное, остыло.

Но, благодаря заботам Марины, и картошка, и курица были теплыми, Алекс разлил по бокалам вино и произнес:

— За мою прекрасную медсестру и за мое скорейшее выздоровление!

Выпив глоток вина, Алекс почувствовал, что у него проснулся просто зверский аппетит. Все было замечательно, вкусно, а, главное, вовремя!

Заваривая чай, Марина сказала:

— Теперь я за вас спокойна, я вижу, что вам стало легче.

И посмотрев украдкой на часы, добавила:

— Я вынуждена вас оставить, больше сегодня не смогу зайти. А ночью я буду занята. Надеюсь, что до утра вам моя помощь не понадобиться.

У Алекса резко проснулись собственнические инстинкты, ему совсем не хотелось думать, что ночью эта женщина может быть чем-то занята. Кстати, интересно, чем и еще более интересно с кем?

— Алекс, не пытайтесь ничего додумывать, — улыбнулась Марина, заметив, что взгляд Алекса чуть изменился. – Все просто. Мои родственники решили съездить в Варну в ночной клуб, а я остаюсь с Маней и буду ночевать с ней в их номере.

Алекс был готов уже смутиться, как мальчишка, которого застали врасплох. Но вовремя спохватившись, он весело ответил:

— Марина Александровна, оставьте хоть чайник с чаем. Буду пить чай и с нетерпением ждать утра, когда вы вернетесь ко мне.

— Да ну вас, — улыбнувшись, сказала Марина Александровна и пошла в ванную комнату, мыть посуду. Через несколько минут она вернулась, поставила стопку чистых тарелок на стол   и сказала:

— Все. Я ушла. Спокойной ночи. Если что – звоните.

Время было почти одиннадцать, и Алекс понял, что скучать-то ему особо некогда. Через два часа он назначил начало операции.

С чашкой вкусного Марининого чая в руках Алекс решил посмотреть местную прессу. Он достаточно быстро понял, что события вчерашней ночи остались никем не замеченными, жизнь на побережье текла тихо и размеренно. Никаких несчастных случаев и криминальных происшествий. Это было очень кстати! Алекс совсем не хотел, чтобы сегодня ночью на него из кустов подобно вчерашней сонной чайке, выпал какой-нибудь сонный папарацци или журналист местной криминальной хроники.

Алекс прекрасно понимал, что сегодня не готов дать матч-реванш громиле Улофу, поэтому решил довольствоваться ролью наблюдателя. Сегодня ночью он в первую очередь планировал выяснить, кто еще вчера интересовался событиями на пляже? Чью тень он вчера видел? И чья бы это тень ни была, сегодня, во что бы то ни стало, ее надо  материализовать.

Вначале второго Смоллетт вышел из отеля и направился к уже известному ему входу на кухню. На пляже было тихо, только море играло ночными волнами. Алекс выбрал очень удобную позицию для наблюдения: не далеко от стены росло раскидистое дерево, которое бросало огромную тень на песок. В тени этого дерева Алекс и расположился, ему был видно практически все: и пляж, и вход на кухню, и дорожки, которые вели к этому входу. Заметить его, не подойдя к дереву, было не возможно.

Ожидание Алекса было недолгим. Вскоре он услышал тихие всплески со стороны моря, и увидел, что к пирсу подплывает небольшая лодка. Сценарий был прежний: Билли и Рой быстро подбежали к двери, а Улоф прикрывал их действия от случайных свидетелей. Рой, видимо, успешно выполнил свое домашнее задание, изучив отснятую им вчера систему сигнализации, потому что буквально через пять минут заветная дверь, ведущая на кухню ресторана, оказалась открытой.

Билли и Рой устремились внутрь,  Улоф остался стоять около двери. Ребята старика Ли все-таки хорошо знали свое дело, и каждый четко выполнял свои обязанности, не мешая друг другу. Но вот чего они не знали, и это Алекс понял довольно быстро, так это где именно на кухне спрятан камень. Со стороны кухни доносилось такое количество различных звуков, что было понятно, камень там ищут во всех кастрюльках, сковородках, шкафах и коробках, которые попадались на пути. Видимо, Билли и Рой решили, что если официант спрятал камень ненадолго, значит где-то с краю.

У Алекса повеселело на душе. Шансы в поисках камня явно уравнивались и победит сильнейший…. Или умнейший… Алекс еще не знал, как он будет решать этот вопрос умом или силой, но он знал, что победит все равно он.

Вдруг Смоллетт увидел, что со стороны пляжа к отелю метнулась какая-то тень. Причем человек явно намеревался каким-то образом пробраться в открытую кухонную дверь. И то, что дверь охранял огромный «боевой робот» Улоф, его почему-то совсем не смущало.

«Пора знакомиться!» — подумал Алекс и бесшумно пошел за очередным странным любителем ночных прогулок.

Южная ночь любит играть тенями и силуэтами, укорачивая, удлиняя и причудливо изменяя фигуры людей, но, когда Алекс приблизился к незнакомцу сзади, даже он не ожидал увидеть перед собой небольшого роста девушку, одетую в джинсы, кроссовки и спортивную куртку с капюшоном.

— Не ори и не дергайся. Убью! – четким шепотом проговорил ей на ухо Смоллетт, закрывая сзади ладонью здоровой руки ей рот. В другой руке он держал пистолет, который ткнулся холодным металлом ей в спину.

Девушка от страха сразу просто повисла на руках Алекса, было понятно, что она явно не боец.

— Сейчас ты пойдешь со мной и не откроешь свой рот, до того момента, пока я не разрешу тебе это сделать. Ты все поняла? – Алекс уже так устал от всей этой запутанной истории, поэтому говорил с ней с неподдельной злобой.

Было видно, что девушка очень напугана, в ответ на слова Алекса, от страха она очень быстро заморгала глазами и  закивала головой.

Алекс решил, что он оставит Билли и Роя громить кухню дальше. Тем более что долго это не продлиться, кто-нибудь их точно заметит. Да и камень таким образом найти не возможно, не все так просто, как кажется на первый взгляд.

Стараясь не выходить на освещенные дорожки, Алекс под прикрытием деревьев и кустов повел, а точнее сказать, поволок, девушку к отелю. От страха ноги ее слушались плохо.

Подойдя к освещенным окнам холла первого этажа, Алекс решил привести спутницу в порядок, мимо ресепшена пройти надо бодро, не привлекая к себе внимания.

Он убрал ладонь с лица девушки, не смотря на все его опасения, стало понятно сразу, что кричать она не собирается. Алекс на всякий случай предупредил:

— Если крикнешь – убью, и это будет твоей последней глупостью в жизни.

Железной хваткой Алекс ее обнял за плечи и прижал к себе, пистолет по-прежнему упирался под курткой ей в спину.

— Расслабься и чуть-чуть улыбнись, — приказал ей Смоллетт. – В конце концов, ты пока жива, и это не может тебя не радовать.

…Со стороны казалось, что очередная парочка возвращается в отель после прогулки по ночному побережью.

— Buona sera! – ослепительно улыбаясь, сказал Алекс администраторше, дежурившей на ресепшене, поднимаясь в свой номер и нежно обнимая девушку, которая, кстати, тоже жила в этом отеле. Женщина в ответ мило улыбнулась дежурной улыбкой.

«Повезло девчонке… — подумала от скуки администраторша. — Интересно, и что он в ней нашел? Правду говорят, что у богатых свои причуды…»

Уже подходя к лифту, Алекс вдруг сказал:

— Кстати, у вас на кухне какой-то шум. Там ничего не случилось?

Администраторша сняла трубку внутреннего телефона и распорядилась:

— Охрана! Проверьте кухню. Поступил сигнал о шуме в той части отеля.

Услышав это, Алекс с чувством выполненного долга повел свою спутницу в номер. Ночь предстояла бессонная.

— Кто ты? – спросил Алекс, усаживая девушку в кресло и заперев дверь номера на  ключ.

— Меня зовут Като. Зачем вы меня увели, я должна выполнить задание, сегодня последний день. – Голос девушки был таким же безучастным, как голос информационной службы в аэропорту, объявляющий задержку рейса на сутки.

— Какое задание? Ты не поняла, что там стреляют и убивают насмерть? Ты что камикадзе? – Алекса раздражало то, что количество событий в сутках нарастало как снежный ком, но это ни на шаг не приближало его к алмазу, который нужно было найти.

— Я ничего не знаю про клан камикадзе, — таким же роботизированным голом ответила девушка, ничуть не смущаясь своего ответа, — я пока Белый Воин. Белый Воин должен ставить перед собой цель и достигать ее. Путь к спасению состоит в достижении каждым воином поставленных целей.

Алекс вздохнул и подумал: «Ну, если человек не знает, кто такой камикадзе, то тогда ему точно нужно искать путь к спасению. Спасению себя любимой от темного невежества».

— Так. Понятно. Камикадзе – это люди не из твоего клана, но и они сознательно шли на смерть. Ты хочешь умереть, воин?

— Умереть? Почему умереть? У меня совсем другая цель.

«Вот и хорошо, — комментировал про себя Смоллетт, — значит, про харакири рассказывать не придется». Он мог, конечно, стебаться над ней и вслух, так как молодая симпатичная девушка, которая считает себя каким-то Белым Воином, ничего кроме жалости не вызывала. Это было даже веселее, чем эмо и готы.

— Так какая у тебя цель? – Терпение у Алекса явно заканчивалось.

— Для того чтобы я вам рассказала о своих целях, покажите сначала свой знак спасителя земли.

«Маразм крепчал…», — сейчас Алекс прочувствовал  настоящий смысл этой фразы, которую часто повторял в его московской конторе компьютерщик Славик Королев. У Смоллетта появилось ощущение, что он сейчас просто захлебнется в этом маразме реальности. Надо было срочно выплывать в состояние, которое хотя бы граничило с логикой. До здравого смысла добираться было некогда.

— Знаешь что, деточка! – Алекс посмотрел на девушку взглядом, от которого сторожевые собаки входили в состояние ступора и, поджав хвост,  убегали прочь. – У меня для всех кланов Вселенной один знак.

Алекс достал пистолет, которым, кстати, до сих пор так толком и не воспользовался.

— Вместо того чтобы слушать твой бред, я сейчас просто убью тебя. Так будет проще всем и воинам, и спасителям, и бандитам, и мне. Нет человека — нет проблемы.

Слова в совокупности со звериным взглядом произвели на девушку должное впечатление, и она как будто очнулась от сна, по крайней мере, голос перестал быть похожим на голос голливудских инопланетян.

— Нет. Меня не надо убивать. Меня нельзя убивать. Вы должны мне помочь. Если я не выполню задание, наша планета погибнет.

И вдруг она расплакалась. Причем плакала она как ребенок, закрыв лицо руками и размазывая слезы по щекам.

Алекс терпеливо стал ждать, когда закончится истерика, которая должна вернуть ее явно промытые мозги в обычную жизнь. После чего он хотел все-таки выяснить, как и зачем она оказалась здесь, и что она знает об алмазе.

Вдоволь нарыдавшись, девушка посмотрела на Смоллетта и робко спросила:

— Можно я пойду, умоюсь?

— Иди, — сказал Алекс.

Несмотря на то, что поведение девушки становилось все более адекватным, Алекс не расслаблялся, он знал, что эти зомбированные дуры умеют очень хорошо прикидываться. И пока он не услышит ее объяснений происходящему, пистолет в его руках будет гарантом ее адекватности. Единственное, что Алекс уже понял так это то, что умирать она не собиралась, и это внушало определенный оптимизм. В ее голове был явный бардак: какие-то кланы, Белые Воины, гибель планеты. Просто какой-то коктейль «Властелин Колец в гостях у Гарри Поттера».

Алекс поборол в себе чувство раздражения. Надо было начинать работать. Есть человек, который является источником информации. Мозги у этого источника явно не на месте, но говорить-то она может. Поэтому пусть говорит. В разговоре человек рассказывает в первую очередь о том, что его по-настоящему волнует в жизни, даже если на первый взгляд он старается и скрыть свои проблемы. Девушка как-то связана с пропажей алмаза, поэтому она обязательно об этом что-нибудь расскажет. Надо только слегка корректировать направление разговора.

Алекс вспомнил любимую фразу своего шефа: «Работаем, Летти, работаем!» и улыбнулся, он знал, что в бездне его терпения тонули все.

Девушка вышла из ванной комнаты, села в кресло, вздохнула и сказала:

— Я не знаю, что мне делать. Мне нужно с кем-то посоветоваться, чтоб принять правильное решение. Наша планета в опасности.

Алекс подумал: «Это какой-то инстинкт комара. Жужжать над ухом о своем, пока не убьют», а вслух он сказал:

— Давай так. Наша планета пока подождет. Рассказывай, что ты делаешь в этом отеле, и что ты ищешь на его кухне. Советоваться тебе, кроме меня не с кем. Поэтому сделай так, чтобы я все понял. Это в твоих интересах. Ну и в интересах планеты тоже.

Девушка еще немного подумала и с интересом посмотрела на Алекса. Неистребимое ничем чувство юмора, которое спасало Смоллетта во всех жизненных ситуациях, уже вернулось к нему. Алекс веселился и ждал, пройдет ли он кастинг на роль спасителя Земли.

— Ну, хорошо. Меня зовут Катя, — тихо заговорила девушка. – Я вообще — то работаю библиотекарем.

И тут Алекс не выдержал и засмеялся. Как все просто! Привет Голливуд! Библиотекарша в роли спасительницы Земли. Как жаль, что Джеймс Камерон занят на съемках «Аватара»!

Его искренний смех обезоружил девушку до конца. И она, как-то облегченно вздохнув, сказала:

— А можно я налью чаю и все-все вам расскажу. Ведь вы не убьете меня, правда? – уже доверчиво спросила она.

Убивать юных библиотекарш никогда не входило в жизненные планы Алекса Смоллетта, и он, убрав пистолет в карман, сказал:

— Рассказывай все и желательно правду. И это будет гарантией, что тебя  не убьет кто-то другой.

Но не все оказалось так просто, как думал Алекс. Налив чашку чая, Катя села обратно в кресло и начала рассказывать как прилежная школьница:

— 21 декабря 2012 года погибнет наша планета. Эту дату вычислили в своем календаре индейцы майя. Об этом сейчас известно всем. Но мало кто знает, что в древних книгах хранятся зашифрованные записи о том, что Землю можно будет спасти, для этого необходимо разбудить инопланетный разум.

«Офигеть! – подумал Алекс. – Как все запущено! Ну да ладно, до утра я больше никаких дел не планировал. Продолжим сеанс психотерапии для  сумасшедших библиотекарш».

— О! А ваш разум спит уже давно, – полувопросительно сказал Алекс, попытавшись придать оттенок двусмысленности этой фразе, но это не помогло.

— Нет, иногда инопланетный разум просыпается и выдает землянам необходимую на данном этапе развития цивилизации информацию, например, он научил землян строить космические корабли, а последний раз он помогал построить андронный коллайдер.

— И кто же будит этот разум? – спросил Алекс, ему уже стало даже интересно.

— Это известно только высшим жрецам клана спасителей земли. А я всего лишь Белый Воин и знаю только то, что говорит история клана. Инопланетный разум просыпается либо сам от информационного потока, в котором находятся ключевые слова, либо его можно разбудить специально, энергетическим потоком, который можно вызвать, лишь собрав вместе различные артефакты и положив их одновременно в энергетический генератор.

Услышав слово «артефакты», Смоллетт интуитивно подумал, что истина где-то рядом. Пусть библиотекарша молотит свой бред, но скоро она дойдет до того момента, когда бред перейдет в реальность, зачем-то ведь ее принесло из российской глубинки на болгарское побережье.  Алекс решил, во что бы то ни стало, дождаться этого светлого момента истины, поэтому вопросов пока не задавал.

Катя теперь говорила голосом молодой учительницы истории, которая гордится своими глубокими знаниями предмета и спешит передать их своим ученикам:

— Только клан спасителей земли знает, как спасти планету от катастрофы, которая нас всех ждет 21 декабря 2012 года. Мировые правители не запрограммированы на ее предотвращение. Целый год старшие рекруты клана собирали войско для того, чтобы победить в великой битве 21 декабря. И я горжусь тем, что пройдя все задания и тесты, я стала Белым Воином клана спасителей земли. Я стала «избранной».

Алексу почему-то захотелось заскулить как собаке, которая устала ждать, когда с ней наконец-то погуляют. Рациональные мозги Смоллетта противились восприятию такой информации, было чувство, что его заставляют участвовать в дешевом реалити-шоу.

«Это надо заканчивать! За что такие муки? Скажу Мартину, чтобы заплатил проценты за моральный ущерб». Последняя его мысль Алексу очень понравилась, и он решил ее чуть-чуть подумать для разнообразия, пока мир готовился к великой битве.

А Катя продолжала самозабвенно рассказывать:

— Двадцать Белых воинов были избраны для того, чтобы найти четыре артефакта, которые разбудят инопланетный разум, способный противостоять грядущей катастрофе.

— Катенька,  что это за артефакты? Ты знаешь? – уже нежно спросил Алекс.

— Конечно, знаю. Это серебряная стрела – олицетворение воздуха, золотой жезл – хранитель огня, прозрачный камень – олицетворение воды и чаша, вырезанная из ствола маслины, – символ плодородной земли.

Насколько знал Алекс из ствола маслины чашу вырезать практически не возможно, но это уже не имело значения. Он понял, что главными для него во всем ее рассказе являются слова «прозрачный камень».

— Катя, а какому из этих четырех артефактов служишь ты как Белый Воин? – спросил Алекс, сохраняя формат ее рассказа, чтобы не распугать ее и так слабо сформированные мысли. Спрашивая, Алекс уже предполагал ее ответ.

— Прозрачному камню, — гордо сказала девушка. — Но три дня назад его путь к людям был прерван. Он потерян. И что теперь делать я не знаю. Я не выполнила своего задания и не достигла поставленной цели. Что будет дальше со мной, я не знаю.

«А ты  можешь и не знать, потому что тебе об этом не сказали, — подумал Смоллетт. — Люди, которые тебя сюда посылали, совсем не рассчитывали на неудачу. Интересно, почему?» Алекс решил, пока не делать никаких выводов и обобщений. От девчонки надо было получить максимум информации, которую она имела. Не сама же она весь этот бред придумала. Подумав об этом, Алекс спросил:

— Катенька, скажи, а ты все это вычитала в книжках в своей библиотеке?

— Нет, что вы. В библиотеках не хранятся книги с истинными знаниями. В конце прошлого века для того, чтобы распространять истинные знания, людям было подарено новое пространство, которое был названо Интернет. Только Интернет способен раскрыть внутренний мир человека, его таланты, способности и сокровенные мысли, только там люди, общаясь друг с другом, не боятся быть искренними. Очень многие предпочитают мир Интернета реальному миру. Интернет был создан для того, чтобы собрать воедино армию воинов клана спасителей земли.

«Во как!… А я-то думал, зачем нам этот Интернет?» — опять мысленно посмеялся Смоллетт.  Потом он посмотрел на девушку и вдруг спросил:

— Катя, а ты какие конфеты любишь?

— Шоколадные, — ответила девушка, на полуслове оборвав свои рассуждения о мировом значении Интернета, и наконец-то улыбнулась. Улыбнулся и Алекс, его любимый трюк сработал, конфеты оказались важнее, чем вся мировая сеть спасителей Земли.

— Ну, тогда наливай-ка еще чаю, а я тебя угощу вкусными шоколадными конфетами.

Пока Катя наливала чай, Алекс достал коробку швейцарского шоколада. Хоть какая-то приятность за весь вечер!

«Пора переходить к стадии возвращения в реальность. Не со всеми же она такая сумасшедшая, с подругой же она нормально разговаривает про жизнь, про какие-то свои девичьи секреты, про косметику, шмотки, парней».

На самом деле Алекс уже понял, что никакой особо ценной информации он не узнает. Понятно, что была придумана какая-то небанальная и достаточно сложная схема транспортировки алмаза, видимо похитители, понимая возможности Амира, хотели с  помощью этой схемы запутать всех, и замести все следы. Но  где-то произошла утечка.

— Катя, я тебе верю. И про 21 декабря и про клан спасителей земли и про Белых Воинов, — на всякий случай сказал Алекс. – Но чтобы помочь тебе и планете я должен знать, зачем ты приехали в этот отель? Кто и как тебя сюда позвал?

Кате видимо, уже надоело бояться, нервничать и переживать за целую планету, поэтому она, не отвлекаясь от поедания шоколада, сформулировала ответ просто:

— Письмо по электронной почте пришло.

— А можно немного поподробнее об этом.

— Однажды в Интернете я попала на форум, где обсуждали конец света, гибель планеты и что надо будет делать 21 декабря 2012 года. Кто-то предлагал срочно строить подземные убежища, кто-то межзвездные космические корабли, один вообще предложил сделать всем массовый наркоз, чтобы проснуться только через сутки. В общем, недели на две я там зависла. Потом  уже и забыла об этом, потому что стала собираться в экспедицию на Алтай.

— А об экспедиции ты договаривалась тоже в Интернете?

— Ну да. Мы часто куда-нибудь ездим, мои друзья живут в разных городах. Мы договариваемся и собираемся вместе где-нибудь, чтобы отдохнуть.

— И как Алтай?

— Так на  Алтай я не попала, потому что получила это письмо. В письме говорилось, что мои взгляды на события 21 декабря 2012 года являются очень правильными, что нельзя просто ждать и смириться с неизбежностью. А в конце письма было приглашение на сайт сообщества, члены которого разделяют мои взгляды. Попав на этот сайт, я поняла свое истинное предназначение, и поклялась хранить эту тайну до конца жизни. Так что больше я вам рассказать ничего не могу. К тому же я не уверена, что уровень вашего эмоционально-умственного развития позволит вам познать истину.

«Какое счастье!» — подумал Алекс, познание этой истины было ему совсем не интересно, тем более что его плечо уже просто болело, нужно было срочно делать перевязку. Поэтому он задал последний интересующий его вопрос:

— А здесь в отеле тебе должны были передать тот самый прозрачный камень? Где ты его должна была получить? И как он выглядит?

— Как выглядит камень, никто не знает. Он спрятан в контейнер, артефакты излучают энергетические волны. Моя цель была доставить прозрачный камень в Родопы, для передачи его высшим жрецам. В этих болгарских горах в одной из пещер и находится генератор. Я должна была поселиться в этом отеле, а для маскировки взяла с собой подругу с ребенком. Два дня назад за завтраком мне должны были передать контейнер с прозрачным камнем.

— Как выглядит контейнер?

— Этого я не знаю.

— Кто тебе его должен был передать?

— Официант ресторана.

— Как он тебя должен был узнать?

— Он знал, что я буду в белой косынке с ребенком на руках. Но на всякий случай у воинов клана есть отличительный знак – ящерица на руке. Ящерица – символ нашего клана.

Тут Смоллетт уже не выдержал, он просто захохотал, и даже боль в плече не могла остановить этот смех. С таким творческим подходом к транспортировке ворованных ценностей он сталкивался впервые.

«Вот уж ребята повеселились, придумывая весь этот бред, замешанный на голливудской фантастике. Но они видимо неплохие психологи. Мозги промывать они умеют. Она даже не понимает, что на самом деле делает и похоже, что не только она. Умельцам удалось выудить в Интернете еще четырех идиотов, которые разыграли весь этот сценарий спасения Земли. Никакие спецслужбы не смогли бы все это просчитать. Если бы кто-то не сдал официанта, следы алмаза были бы потеряны очень надолго, а может быть и навсегда», — об этом думал Алекс, глядя на девушку, сидящую в его номере и аппетитно поедающую его шоколад, и совершенно не понимал, что же с ней делать.

Алексу было ее очень жалко, слишком жестоко ее разыграли. Алмаза у нее не было, в этом он был уверен точно. Подумав, он решил просто сказать ей правду, а уж что делать с этой правдой, пусть решает сама.

— К сожалению, Катя, я должен тебя сильно разочаровать. Тот прозрачный камень, который ты должна была отвезти в Родопы, не имеет никакого отношения к спасению мира. Я знаю абсолютно точно, что тебе должны были передать алмаз, украденный примерно неделю назад у одного очень богатого человека. И он не пожалеет никаких сил и средств, чтобы вернуть его. Если он узнает про тебя, то тебе не помогут ни ваши воины, ни ваш клан. Тебя просто убьют, а перед этим будут жестоко пытать. Алмаз ведь пропал. Поэтому если ты хочешь жить, ты завтра же утром уезжаешь из отеля и первым возможным рейсом вылетаешь обратно в Россию. Возвращаешься в свою библиотеку и никому ничего не рассказываешь. А я даю тебе слово, что навсегда забуду о тебе и о том, что ты мне сейчас рассказала. Тебя жестоко обманули и мне тебя очень жаль.

Девушка, молча, выслушала все, что говорил Смоллетт. Алекс понимал, что он рискует. Как поведет себя человек с явно неустойчивой психикой, когда рушится тот мир, который он себе создал, предсказать не возможно. Такую информацию надо выдавать постепенно, но Алекс решился на сеанс шоковой терапии, так как времени у него не было, девушку срочно надо было убирать из отеля и заканчивать эти игры идиотов, которые, сами того не понимая, уже играли собственными жизнями. Через несколько минут девушка спокойно заговорила:

— Я ведь даже не знаю, как вас зовут.

— Это не имеет значения. Мы с тобой не знаем друг друга, потому что никогда не встречались.

— У вас глаза зеленые. Наверно поэтому я вам почему-то верю. Хотя со всем этим мне будет трудно жить.

— У меня есть последний вопрос. Кто еще знал о твоей цели приезда в этот отель? Ты кому-нибудь сообщила, что передача контейнера с камнем не состоялась?

— Да. У меня был телефон для связи при форс-мажорных обстоятельствах. Я позвонила по нему и мне  сказали, что камень надо обязательно найти и назначили встречу вчера ночью на пляже со стороны ресторана. Я пришла в условленное место, но никого не встретила. Там были какие-то ужасные люди, они пришли со стороны моря. Они были вооружены и хотели открыть дверь отеля, которая ведет на кухню. А потом я услышала звуки выстрелов, ругательства, стоны. Честно говоря, я еще вчера поняла, что влипла в какую-то историю, поэтому испугалась и убежала. Так что вы правильно сделали, что сказали мне все. Что же мне теперь делать, когда я вернусь домой?

— Купи новый компьютер, смени IP- адрес и ищи друзей в жизни, а не в Интернете. Прощай.

— Прощайте,- сказала девушка и тихо вышла из его номера.

Уже начало светать, Алекс понимал, что очень устал, и что больше ничем не может ей помочь. Из последних сил Алекс сделал себе перевязку, обезболивающий укол и провалился в сон. Сегодня ему не снилось ничего.
Следующая Глава

Глава Десятая

20 июля 2010 год Болгария
Черноморское побережье

Проснулся Алекс ближе к обеду, но так как ни за какой режим дня он уже не боролся, ему было все равно, когда вставать.

Он лежал и думал о том, что  непосредственно кражей камня и его транспортировкой занимались разные люди. Транспортировку камня придумали не обычные преступники, точнее они вообще скорей всего не преступники.

Похоже, что ребята по заказу людей, похитивших камень, просто  решили сыграть в игру, и, может быть даже на спор, согласились придумать план перевозки камня в Европу. Они тоже не подозревали, что камень, который предполагалось вести, — похищенный кем-то алмаз. Придумали они свою игру талантливо и очень современно, используя технологии проведения различных флэшмобов, челленджев и всяких других современных игр для  скучающих по жизни взрослых, которые широко предлагаются в Интернете.

Для того чтобы сыграть в игру «Транспортировка камня». Им понадобилась команда людей, которые не будут задавать лишних вопросов и выполнят все задания. Для этого была придумана еще одна игра «Орден Белых Воинов – спасителей Земли», которая сначала разворачивалась на просторах Интернета, так как все знают, что это место наиболее концентрированного скопления чудаков и незнающих, куда себя людей.

В принципе было даже не важно, верили ли эти официанты, библиотекари и домохозяйки в теории конца света и идеи спасения планеты, главное, чтобы они с большой ответственностью относились к порученным им обязанностям. В игру можно играть, в игре можно жить, каждый выбирает то, что ему больше подходит. Главное, в игру нужно верить. А так как предложение  стать спасителем планеты поступает совсем не каждому человеку и не более одного раза в жизни, спасали Землю они добросовестно, используя все свои таланты и фантазию. В общем, этакие Терминаторы – дилетанты… Никто не знает точно, как это делается, но каждый считает, что делает это лучше всех.

Как там говорил садовник? «Алмаз повезут люди с честными помыслами». Более честного помысла, чем спасение Земли придумать действительно сложно. Эта библиотекарша вчера до последней минуты вчера верила в то, что спасает мир. Все кто участвовал и в игре «Транспортировка камня» и в игре «Спасители Земли» даже не предполагали, что везут настоящий алмаз.

Таким образом, работая официантом в отеле или играя роль молодой мамаши на пляже, эти люди думали, что спасают планету (зачем они это делают – это вопрос вчерашнего дня, сумасшедших всегда хватает), а на самом деле участвовали в хорошо организованной международной афере.

Да уж, вот тебе и люди с честными помыслами…

Схема транспортировки камня была придумана на границе соединения двух игр: реальной и виртуальной. Вступил в Интернете в ряды Белых Воинов — докажи свою верность игре в реальной жизни. Поэтому просчитать в такой сложной схеме логику одного из игроков и определить, где сейчас находится камень очень сложно. Понятно лишь то, что игроки потеряли свой артефакт, а старина Ли алмаз не получил.

Алексу стало ничуть не легче от того, что он сегодня понял. На поиски камня у него осталось два дня.

Он встал под холодный душ, это как всегда бодрило. Почему-то долго выбирал одежду, в итоге оделся стильно, но без эпатажа, по-домашнему, и спустился на первый этаж. Отель уже становился родным домом. Взяв в баре стаканчик прохладного сока, Алекс подошел к девушкам на ресепшене, они как обычно улыбнулись ему.

— Доброе утро!… Вернее, добрый день!… Впрочем, это не важно…- сказал Алекс, поставил стакан  с соком на стойку ресепшена и обаятельно веселился. Он уже абсолютно точно знал, что разговаривать с клиентами работникам ресепшена не разрешается, поэтому  администраторша сейчас попытается сформулировать вежливую фразу, чтобы дать  Алексу понять, что сок можно пить и в другом месте. Однако Смоллетт решил опередить ее.

— Скажите, а вот девушка, в белой косынке, с которой я вчера…..- начал говорить он.

— Уехала. Уехала утром ваша девушка, — администраторша даже выдохнула с облегчением, потом она улыбнулась и добавила: — Это ваша привычка, общаться с теми, кто уезжает?

Несмотря на очень хороший русский язык, слово «привычка» она употребила не совсем верно, но Алекс не стал с ней спорить, чем-то эта оговорка  ему понравилась:

— Да, видимо, привычка, — ответил он и, улыбнувшись, добавил: — И, поверьте, не самая вредная из всех моих привычек. Спасибо за информацию. Уехала, ну, значит не судьба.

И Алекс, улыбаясь, отошел от ресепшена. Итак, «Спасители планеты» под его чутким руководством уехали по домам, и это не могло не радовать, библиотекарям и архитекторам здесь явно было не место. Ощущая себя членом экологической организации, который спас от гибели беззащитное семейство цурикатов, Алекс зашел в ресторан и посмотрел в окно. Освещенная солнцем яхта продолжала мирно покачиваться на волнах, это означало, что вчера поиски камня у команды яхты прошли безрезультатно.

Было время обеда. Но долго засиживаться в ресторане, у Алекса не было времени. Он быстро взял стандартный набор блюд, который предлагал шведский стол, и наелся супом и котлетами так, чтобы долго есть не хотелось.

После этого он заперся у себя в номере, вывесив на дверь табличку «Не беспокоить». Пришло время отправлять по домам и команду старины Ли, для этого необходимо было поработать. Алекс вытащил из шкафа пакеты со вчерашними покупками и разложил их все на столе. Набор предметов напоминал конструктор из серии «Сделай сам».

Так как ни о каких боевых действиях в условиях курортного рая нельзя было даже думать, Алекс выбрал объектом нападения саму яхту. Если нанести ей серьезные повреждения, это заставит ее команду прекратить поиски камня и покинуть акваторию отеля.

За всю свою шпионскую жизнь Алексу столько раз приходилось что-либо взрывать, поэтому он умел делать это тихо и профессионально. Оставалось лишь собрать небольшое взрывное устройство. Вчера в городе он купил для этого все, что смог. Найдя в Интернете конструкцию модели яхты, на которой жили его «враги», Алекс достаточно быстро выяснил наиболее уязвимые ее места.

Работал он быстро и сосредоточенно. Часа через три все было сделано, Алекс еще раз проверил конструкцию, основу которой составляли слегка переработанные им китайские пиротехнические штучки.

«Убить, конечно, этим никого нельзя. А вот маленький взрыв и небольшой пожарчик устроить вполне можно», — удовлетворенно подумал Смоллетт и присоединил свою конструкцию к мобильному телефону. Второй мобильный телефон он положил рядом, чтобы не забыть взять с собой.

Затем он достал из чемодана надувной матрас, который расторопные московские продавцы разрекламировали ему как небольшой непотопляемый крейсер. Именно на его не очень быструю потопляемость Алекс и рассчитывал. К нему в качестве бонуса прилагался небольшой насос для надувания, что сейчас было очень кстати. Надувать матрас в номере и гордо шествовать с ним через весь отель Алекс совсем не собирался. Все это он сложил в сумку, туда же положил легкий гидрокостюм, который вчера случайно купил в магазинчике для дайверов. Покупая его, он подумал о том, что с его еще не зажившим плечом долго находиться в соленой воде будет сложно, и если до яхты доплыть можно будет и на матрасе, то обратно к берегу плыть придется самому.

Несмотря на то, что есть, не хотелось, Алекс решил спуститься в ресторан. Он взял очень сочные отбивные и овощи, запеченные в каком-то пикантном  сырном соусе, сел за освободившийся маленький столик в углу и, не спеша, продумывал все детали предстоящей ночной операции. Больше всего Алексу сейчас хотелось, чтобы ему никто не мешал. Но люди за соседними столиками не посягали на его одиночество и даже, когда он увидел, что в ресторан вошла Марина Александровна, она лишь улыбнулась и издалека кивнула ему. Марина была со своим многочисленным семейством, и Маня как обычно веселилась, познавая мир, ни минуты не собираясь сидеть за столом.

После ужина Смоллетт вернулся в номер, лег на кровать и включил телевизор. По одному из каналов показывали какой-то боевик на болгарском языке. Алекс следил за незамысловатым сюжетом и думал о том, что в жизни чаще бывает значительно круче и интересней, чем в кино, только мало, кто об этом знает.

Когда закончился фильм, на часах было уже начало двенадцатого. У него оставался примерно час для осуществления своего плана. Он должен был сделать все, для того, чтобы сегодня ночью команда яхты не смогла продолжить свои достаточно бестолковые поиски алмаза.

Алекс упаковал свое снаряжение в специальный непромокаемый и нетонущий рюкзак, который ему подарил один любитель надводных и подводных шуток. Этот же рюкзак при необходимости можно было использовать и как спасательный круг.

Минут через пятнадцать с большой спортивной сумкой в руках Алекс спустился в холл. На ресепшене никого не было, такое бывало крайне редко, поэтому Алекс решил, что это хороший знак. Никто в отеле не видел, куда он ушел. Пройдя через скучающий в одиночестве, подсвеченный всеми цветами радуги бассейн, Смоллетт очень быстро спустился по ступенькам на пляж. Прямо перед ним был пустующий по ночам домик для спасателей, справа темнел далеко выдающийся в море пирс.

В домике для спасателей Алекс переоделся в гидрокостюм и спрятал в самый дальний угол сумку с оставшимися вещами. В тени пирса он надул матрас и спустил его на воду. Положив на него все необходимое снаряжение, Смоллетт тихо отплыл в сторону сверкающей огнями яхты.

Он отбуксировал матрас на достаточно близкое расстояние к яхте и зажег на нем разноцветные огоньки, которые вчера купил в магазине детских товаров. Огоньки, сверкая в открытом море, должны были привлечь внимание обитателей яхты и занять их на некоторое время. Алекс подождал, пока на яхте раздались крики:

— Смотрите, к нам кто-то плывет…

— Ты спятил, мы никого не ждем….

— Это какая-то лодка, по-моему…..

Алекс не стал больше слушать их разговор, а оставив матрас с огоньками тихо качаться на волнах, поплыл к противоположному борту яхты.

Алекс рассчитал правильно, непонятный сверкающий огнями предмет на воде раздражал и даже немного пугал обитателей яхты. В темноте они не могли разглядеть его, а огоньки в темноте придавали его силуэту размытые черты. На яхте долго спорили, кто должен прыгать в воду на разведку,  всех нашлись причины отказаться, но все пришли к общему выводу, что незваных гостей они не ждут. В итоге кто-то принес оружие, и мирный матрас подвергся вооруженному нападению. Сначала стреляли серьезно, как в возможного противника на поражение. А потом, видимо, расслабившись, просто веселились, расстреливая отдельные огоньки, которых было много как в новогодней гирлянде.

Матрас оказался молодцом и продержался достаточно долго. За это время Смоллетт беспрепятственно забрался на противоположный борт яхты. Разложил там все свои сюрпризы, полил места возможного падения искр бензином и благополучно нырнул обратно в море.

Отплыв на безопасное расстояние, Алекс нажал кнопку на мобильном телефоне, который лежал у него в маленьком кармашке рюкзака. Через несколько секунд на борту яхты послышались громкие хлопки, и в воздух начали разлетаться искры, которые не поднимались вверх, а разлетались в разные стороны и падали, не успев погаснуть, на палубу, прямо в объятия бензиновых лужиц. Конструкция яхты состояла в основном из деревянных деталей, поэтому гореть все начало еще до окончания фейерверков. На яхте началась суматоха, все бросились тушить этот неожиданно, откуда взявшийся очаг возгорания. Но очаг не тушился, а еще некоторое время продолжал весело рассыпаться искрами. Алекс даже не ожидал, что его сюрприз-самоделка окажется таким долгоиграющим.

Убедившись в том, что небольшой пожар, организованный им, нанес судну весьма приличный урон, Алекс выкинул в море мобильник и быстро поплыл обратно к берегу. Переодевшись в домике для спасателей, Алекс сложил гидрокостюм, рюкзак и насос от героически погибшего матраса в сумку и отправился обратно в отель.

Войдя в холл, Смоллетт, улыбаясь, сказал девушкам на ресепшене уже традиционное:

— Buona sera!

Они в ответ традиционно улыбнулись. После недавнего большого фейерверка, на небольшой салют на яхте никто не обратил должного внимания.

Алекс поднялся в свой номер, запер дверь, сел в кресло и выдохнул. Теперь дня на три как минимум ребяткам старины Ли будет, чем заняться, а чтобы не сталкиваться с местными пожарными и полицейскими, что им точно было не выгодно, необходимо было срочно уплывать в какое-нибудь другое тихое место. Окно номера Алекса выходило на другую сторону, но он не поленился, вышел в холл и посмотрел там в огромное окно. Яхта действительно медленно уплывала в открытое море. Весьма довольный собой Алекс вернулся в номер.

«Все как просил Мартин, красиво, шутя и без трупов. Осталось лишь найти камень», — подвел он итог своей совершенно авантюрной операции.

Алекс решил, что сейчас он просто ляжет спать. А завтра попытается понять, где может находиться камень. Честно говоря, здесь он рассчитывал исключительно на свою интуицию, но эта капризная и часто чересчур болтливая особа, сейчас почему-то молчала.

В дверь постучали. Алекс резко вскочил, в открытом шкафу за дверью на  средней полке лежал пистолет. Он тихо подошел к двери, взял пистолет в руку и быстро открыл ее, готовый уже ко всему: к бандитам, Белым Воинам, Красным всадникам и нашествию гигантских муравьев. Жизнь последние три дня превратилась в калейдоскоп порой мало понятных событий.

В номер немного смущенно вошла Марина Александровна.

— Здравствуйте, Алекс! Извините меня за неожиданный визит. Но я просто беспокоилась за вас. Дело в том, что на яхте произошел какой-то взрыв, вернее это было более похоже на неудачный опыт с пиротехникой. Сначала там вроде начался фейерверк, а потом что-то взорвалось, и начался пожар. Вы случайно не знаете, что это было?

Алекс усмехнулся и ответил:

— Знаю, это был отчет о доставленной смс-ке.

Марина  посмотрела на Алекса каким-то холодным взглядом и сказала:

— В объяснении своих поступков вы как всегда точны и немногословны. А смс-ка, как я уже догадываюсь, предназначалась для ваших ревнивых и неугомонных ночных чаек? Не так ли, господин орнитолог?

Она отошла к окну, от обиды, в первую очередь на саму себя, у нее на глазах появились слезы, и она хотела прежде, чем уйти, незаметно их смахнуть, чтобы Алекс не заметил ее слабости. Глядя в окно, она тихо сказала:

— Да я даже не удивлена, извините, что обременила вас своим беспокойством.

Алекс в эту минуту смотрел на нее и думал:

«Почему в силу каких-то нелепых обстоятельств он вынужден обижать этого человека, который за последние несколько дней стал для него таким близким?»

Алекс понимал, что Марина пришла, действительно беспокоясь о нем, но он так устал с ней разговаривать, он просто хотел с ней быть. Он подошел к ней и тихо сзади обнял ее за плечи, поцеловал в шею и прошептал: «Я хочу…..»

Честно говоря, сказать он хотел: «Я хочу сказать вам спасибо», но добрый старина Фрейд часто спасает нас от лишних слов.

Почувствовав его прикосновения, Марина чуть вздрогнула от неожиданности. А затем, не оборачиваясь, немного нагнула его голову через свое плечо и ласково поцеловала. Алекс почувствовал, как ее тело нежно затрепетало в его руках. Она попыталась освободиться, но было уже поздно. Смоллетт повернул ее к себе, и она утонула в его глазах, объятиях и поцелуях. Алекс ощутил сладость обладания женщиной. Он чувствовал, что сейчас каждая клеточка ее тела принадлежит ему.

Она хотела что-то сказать, между поцелуями у нее получалось только несвязные:

— Я……..  Вы……..

— Не надо ничего додумать, — сказал Алекс, глядя ей прямо в глаза. – Все просто. Я тебя хочу.

Колючее, прохладно-неуютное «вы», не сильно-то и сопротивляясь, быстро растворилось в обжигающих губы поцелуях. Остались только «я» и «ты», которые тонули в наслаждении обладания друг другом и превращались в обволакивающее всю комнату, манящее теплом и любовью «мы».

Болгарские ночи не переставали удивлять и радовать Алекса Смоллетта. Но ради этой ночи стоило было ехать в Болгарию… Прекрасный секс с прекрасной женщиной, как будто созданной для него. И Алекс понял, что просто влюбился, и это его даже порадовало.
Следующая глава